В эти дни казахстанцы живо обсуждают и осуждают расовые проблемы в США. Между тем, в нашей стране есть дела поважнее, о которых большинство молчит, считает Гульнара Бажкенова.

С того дня как в США во время задержания умер Джордж Флойд, что послужило поводом для массовых беспорядков, казахстанцы проявили себя принципиальными противниками расизма. Известные журналисты, именитые режиссеры, популярные артисты громко и недвусмысленно высказываются против расизма. И это хорошая новость.

Расизм – зло, мерзость, предрассудок, спрятанный в темных глубинах нашего мозга. И обществу важно определиться, расставить ориентиры и точки в своем отношении по большому счету к добру и злу.

«Нет плохих наций или рас. Есть плохие люди. Давайте скажем нет расизму! Все люди равны! Все мы рано или поздно предстанем перед Богом. У меня есть друзья афроамериканцы, с которыми у меня чудесные отношения, и они действительно замечательные люди,» – написал народный любимец Димаш Кудайбергенов в Инстаграмме.

Прекрасные, правильные слова. Высказывания таких звездных персон особенно важны потому, что способны влиять на миллионы. Фанаты не только покупают чай, который пьет их кумир, но охотно заимствуют его взгляды и убеждения. А когда звезды и лидеры мнения объединяются, тут-то и возникает лавина #black lives matter и #icantbreathe.

Там среди миллионов голосов со всего мира звучат также голоса сотен и тысяч казахстанцев – среди которых голоса не последних граждан своей страны и это можно было бы считать позитивным свидетельством эволюции и духовного роста нашего общества, если бы не было очевидным, что в массовом сознании казахстанцев проблема расизма проходит по далекой и чужой для нас черно-белой границе. Расизм – это где-то в Лос-Анджелесах да Лондонах, это Анжела Дэвис, Мартин Лютер Кинг и i have a dream для тех кто постарше, а для молодых – Спайк Ли с его художественными антирасистскими высказываниями, не-грози-южному-централу-попивая-сок-в-своем квартале со всей их модной атрибутикой – бейсболки с квадратными козырьками, пальцы в растопырку, хип-хоп и ганста-рэп, любимые отпрысками казахстанской элиты – в лучшие годы редкая золотая свадьба обходилась без приглашения какого-нибудь Кайни Уэста.

Причудливым образом расизм в сознании казахстанцев, даже весьма образованных и прогрессивных, укладывается в эту красивую музыкально-кинематографическую упаковку особой, в нашем случае очень даже мажорной субкультуры. И стоит на почтительном расстоянии от собственных проблем, которые творятся не на экране смартфонов, а вот прямо тут, под нашими окнами. Всего лишь четыре месяца назад в двухстах километрах от Алматы, а не на другом конце земли произошли этнические погромы дунганских сел, и что это было как не расизм, но никто из известных уважаемых людей тогда не высказался с однозначным осуждением. Не было массовых хэштегов, что жизнь дунган имеет смысл, не было слов поддержки, никто не вступился за маленький трудолюбивый народ, который в отличие от афроамериканцев действительно беззащитный и перед бесчинствующей невежественной толпой, и перед полицейским произволом.

Пока весь мир сидел на карантине в Кордае продолжались расследования массовых беспорядков, и есть все основания опасаться, что виновными станут сами жертвы этих беспорядков. Люди, пережившие нападение на свои дома, теперь живут в страхе полицейского и судебного произвола. Они и так были одни, а в условиях изоляции остались совсем одни — со своей бедой и безнадёгой. Их робкие письма к правозащитникам, генеральному прокурору и президенту не имели шанса на внимание СМИ и общества, поглощённых сводками борьбы с коронавирусом, а теперь вот борьбой чёрных американцев за свои права.

«Как нам сообщили, на задержанных лиц, оказывают моральное и психологическое давление, под давлением принуждают признаваться в преступлениях, которых они не совершали. Одним из многих задержанных стал Айдир Масанов, он был задержан рано утром, без предъявления каких-то документов, надели наручники и по приезду в РОВД Кордайского района сразу начали избивать и запугивать. Заставляли признаться в убийстве жителя села Касык, угрожали, что посадят на длительный срок, избиения А.Масанова осуществлялось в составе 5-ти сотрудников правоохранительной системы, его отпустили лишь в 22:00 ч., при этом пригрозив не рассказывать никому об избиениях и пытках.
Коалиция обеспокоена, что подобные действия продолжаются по сей день, по информации из обращения, нам стало известно, что следователи ищут подозреваемых в убийстве гражданина Абдукерим Дархан.
В настоящее время, а именно 28 апреля 2020 г. с 12.00 идут обыски в доме Сейшанло Двумар жителя села Булар батыр. Родственники задержанных лиц испытывают страх, у одной из жительниц села Булар батыр ухудшилось состояние здоровья, она упала в обморок из-за давления, в связи с переживанием задержания своего супруга, чудом осталась жива, в отличие от Хузовой Цундер, которая умерла от переживаний за сына».

Это лишь один абзац из заявления Коалиции Казахстана против пыток.

С аналогичным докладом выступил антидискриминационный центр Мемориал.

«На данный момент неизвестно, установлены ли и задержаны ли подозреваемые в преступлениях против дунган – убийствах и телесных повреждениях, уничтожении собственности и кражах. Зато полная ясность с тем, как преследуют дунган: от них приходит информация о непрекращающихся нарушениях их прав, незаконных обысках и пытках задержанных в отделах полиции во время многочасовых допросов (это избиения, надевания на голову пакетов, запугивание). Им вменяют в вину бросание камней при попытке остановить погромщиков и пытаются выбить признание в тяжком преступлении – убийстве этнического казаха, который активно участвовал в погроме и погиб (очевидцы утверждают, что он насмерть сбил своим автомобилем двух дунган, а погиб, когда врезался в бензоколонку). АДЦ «Мемориал» располагает заявлениями, поданными в органы прокуратуры и излагающими обстоятельства незаконных действий полиции в конце апреля 2020 года, и фотографиями пострадавших со следами избиений и пыток.» 

Все это происходит не в Лос-Анджелесе и не в Нью-Йорке, а в Казахстане. Жизнь черных имеет значение, кто бы спорил, но имеет ли значение жизнь и права национального меньшинства в нашей стране, когда на другой стороне весов фемиды – общественное мнение большинства?

Об этом не напишет 50 Cent.

Молчат даже известные правозащитники, которые вообще редко когда молчат. Хотя их тоже можно понять – достаточно вспомнить судьбу киргизского правозащитника Азимжана Аскарова, занимавшегося расследованием этнических погромов в Оше и приговоренного к пожизненному заключению.

Полиция в США предвзята к черным, как узнали мы из событий последних дней, но что насчет полиции Казахстана? Давайте поговорим об этом. Вы когда-нибудь задумывались о том, что полиция Казахстана практически на сто процентов укомплектована мужчинами казахской национальности? И мы ничего не знаем про их отношение к расизму, под которым в нашем случае надо подразумевать  этнический национализм. Мы даже не знаем, проводят ли на этот счет какие-то тесты, волнует ли вообще кого-то наличие бессознательного или вполне осознанного расизма у полицейских в стране с таким богатым этническим разнообразием.

Равна ли ко всем своим гражданам без исключения власть? Та власть, которая понимает, что есть большинство, с которым хочешь не хочешь, а придется считаться, ибо себе дороже выйдет, и есть меньшинство настолько малое, что вместо голоса у него робкий шепот, который ничего не может дать ни на выборах, ни в фэйсбуке.