Esquire спрашивает. Райское досье

Казахстанский бизнесмен, давно и успешно работающий на международных рынках, на условиях инкогнито согласился ответить на вопросы Esquire.kz

относительно расследования Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ) и Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), получившего название «Райское досье».

Означает ли наличие офшорного счета не честную игру с законом?

Офшоры законны, даже в США. Просто офшорные счета нужно декларировать. По многим оффшорным операциям в Штатах даже налоги не платятся на законных основаниях, если деньги не репатриируются на территорию страны, а офшор занимается бизнесом в реальных секторах экономики. Две трети американских корпораций сидят в офшорах, начиная с Apple и до Microsoft.

Упоминание в Райском досье всех через запятую – Бейбут Атамкулов, Аблязов, Мынбаев, Субханбердин, королева Елизавета – означает, что у всех них одна похожая история или надо читать историю каждого в отдельности?

Упоминание через запятую разных людей ничего не значит. Несомненно, у каждого свои нюансы и своя оффшорная история. И вполне возможно, что ни одна из них не нарушает законодательство или какая-то нарушает, а какая-то не стоит и выеденного яйца.

По министру оборонной промышленности Атамкулову в досье нет никаких подробностей, кроме наличия счета в оффшоре на открытую в 1998 году фирму. Он говорит, что это давно заброшенная фирма, бизнес не пошел и никаких дивидендов он не получал. Значит ли это, что его ответ является правдой?

По Атамкулову вполне может быть правдой. Так часто бывает. Открыл офшор под некие международные операции, бизнес не пошёл, компания, по сути, заморожена. Но официальная ликвидация — дело долгое и затратное. Поэтому компания просто висит в реестре.

Когда происходит такой слив, следует не просто читать списки владельцев счетов – само по себе наличие офшора ничего не означает. Вот ровным счётом ничего. По любому человеку и любой компании нужно поднимать всю подноготную.

Должности Сауата Мынбаева на протяжении последних 15-ти лет и соучастие (в той или иной юридической форме) в акционерах компании, в сферу интересов которой входит нефтяной, газовый бизнес, является конфликтом интересов?

По Мынбаеву сложно что-то утверждать без наличия документов.

В досье говорится, что акционеры компании Меркур и акционеры Казкома – одни и те же люди, причем Казком давал льготные кредиты Меркуру, а Меркур скидывал плохой баланс на банк. Это законно? Не в аналогичных ли действиях обвиняется Аблязов?

Факт выдачи банком кредитов аффилированным лица заслуживает оценки регулирующими органами РК.

Нормален ли уровень секретности, описанный в досье при ведении такого огромного бизнеса? У компании Меркур нет официального сайта, и даже управляющей в оффшор компании они не давали полной информации.

Описанный уровень секретности бизнеса с оборотом на миллиарды долларов, с инвестициями по всему миру безусловно выглядит странно и вызывает вопросы.