Фантазии на заданную тему

Антиутопия Ержана Рашева на тему «Казахстан без коррупции».

Прежде всего рухнет экономика. Законодательство Казахстана слишком цивилизованное для местных особенностей, и, если жить по ним, то заводы и фабрики вынуждены будут закрыться. К примеру, нарушения техники безопасности, пожарной безопасности, требований условий труда являются частью производственного процесса; любое предприятие можно обвинить. Может быть, какие-нибудь заводики, собирающие южнокорейские автомобили в Кустанае из импортированных частей, еще соответствуют, но остальные быстро и больно закроются.

Возьмем цементную промышленность: большинство, все 90 процентов цементных заводов в Казахстане, до сих пор используют советский «мокрый», безбожно загрязняющий окружающую среду способ производства. Иностранные инвестиции, благодаря которым несколько предприятий были модернизированы, общую картину не меняют. Хотя, казалось бы, все очевидно: ну как 30-летняя цементная мельница, построенная в конце 1970-х, может пройти тест на безопасность? Только через взятку. Нет коррупции – нет цемента – нет денег на покупку недвижимости в Лондоне.

Соблюдение экологических стандартов закроет множество предприятий в области добычи природных ресурсов. Если исследовать мертвые зоны, созданные протекающими трубопроводами казахских нефтяников, то можно похоронить целый сектор, флагман экономики страны. Китайские трубы придется заменять на новые, огромные куски трубопроводной сети – демонтировать. Это драма, соразмерная с убытками и штрафами British Petroleum после катастрофы в Мексиканском заливе в США. Но мы не в США, поэтому нефтяники, убивающие тюленей Каспия, могут спать спокойно.

Национальные компании ждет глобальная реструктуризация, коррумпированные менеджеры начнут падать со своих уютных кресел, как кости в домино, однако новым бюрократам придется долго изучать природу, внутренний механизм этих запутанных, непрозрачных государств внутри государства. Производство резко упадет из-за экологических требований, а еще штрафы за старые нарушения. Новым руководителям придется экспортировать каждую добытую каплю нефти для выполнения долгосрочных контрактных обязательств, принятых предыдущими руководителями. И долго разбираться, кому принадлежат все эти дочерние компании и месторождения, кто и чем управляет.

Строительный сектор разорится из-за нехватки рабочей силы, так как половина рабочих-строителей в Казахстане – это нелегальные иммигранты. Бедных узбеков, таджиков и киргизов начнут отправлять на родину целыми железнодорожными составами, как только иммиграционная служба начнет делать свою работу. А те, кто останется, больше не смогут работать по 70 часов в неделю. При этом резкое падение производительности труда и количества работников не приведет к увеличению зарплат, потому что ни одна строительная площадка, начиная от дачи какого-нибудь Жаке и заканчивая автодорогой «Западная Европа – Западный Китай», не обладает всеми необходимыми разрешительными документами. Ведь сегодня каждый строительный объект должен иметь как минимум девять разных разрешений. Но я сомневаюсь, что хоть один имеет их все. Это же убиться можно в бетоне.

Цены на недвижимость, в которые уже вшит процент коррупции, начнут стремительно падать, впрочем, акт купли-продажи без смазки взяткой станет весьма проблематичным. И начнется вторая волна «народного дефолта»: бедные людишки, взявшие ипотеку, не смогут выплачивать свои жалкие 14% за квартиры, которые станут дешевле, чем ипотека. Рынок недвижимости рухнет, похоронив под собой банки. Начнутся социальные волнения, которые просто так уже не разгонишь, живя по закону. Начнется стагнация, рецессия и другие заумные слова, которые проклятием звучат в страшных снах любого премьер-министра.

Потребительский сектор также охренеет. Иностранная продукция исчезнет с прилавков, поскольку таможня начнет применять противоречивые законы, регулирующие импорт. Таможенные инспекторы начнут ретиво исполнять служебный долг, а скоропортящиеся продукты тем временем – гнить на огромных складах.

В стране исчезнет номенклатурный класс. Ведь не останется ни одной причины идти на госслужбу, включая главную – перспективу заработать на виллу на юге Франции. Акимы городков и поселков больше не смогут иметь долю с каждого проекта, дорожного знака, бордюра на обочине и тротуара; покупать шикарные авто по госзакупкам, жечь неограниченное количество бензина и предоставлять фирмам родственников госзаказ. Ни откатов, ни прикатов – тогда в чем интерес, ой-бай?

Не все, конечно же, будет так плохо. Например, что случится с правоохранительными органами и дорожной полицией? Увольнение 80% казахских полицейских существенно не повлияет на уровень преступности. Процент арестов упадет не из-за нехватки рабочей силы, а потому, что полиция больше не сможет подкидывать доказательства и сажать невинных людей, заставляя их брать на себя вину за преступления, которые они не совершали. На дорогах станет спокойнее после того, как все купленные права аннулируют. Уровень смертей в ДТП сократится, мажоры перестанут давить простой народ.

Воздух в городах станет чистым и свежим без выхлопных газов, казахстанцы – здоровыми и румяными, продолжительность жизни увеличится. Думаю, пить и курить будут меньше хотя бы за счет чиновников Астаны, чьи легендарные застолья в ночных клубах и ресторанах канут в Лету – слишком дорого.

Даже экспаты, которые на каждом инвестиционном форуме твердят о том, как важно искоренить коррупцию, окажутся в затруднительном положении. Половина из них будет просто депортирована из-за виз, сделанных под фальшивым предлогом или из-за неправильной регистрации. И вскоре на этой девственной ниве не замедлит появиться какая-нибудь злая политическая партия, профинансированная враждебными «секретными службами».

Напуганные сегодняшними потрясениями и не желающие ждать обновленного «завтра», граждане тут же кинутся в ее популистские объятия. И в течение года после прихода к власти новая «народная» партия благополучно восстановит большую часть старых порядков. Конец реформам.


Автор: Ержан Рашев

Photo by Thomas Trutschel/Photothek via Getty Images

Не забудьте подписаться на текущий номер