Молодые и талантливые участники коллектива Far In Gate поделились с Esquire мыслями о казахстанских слушателях, «тойской» попсе и признании.

Far in gate признание казахстанские слушатели тойская попса

Far In Gate – алматинская группа, основанная в 2014 году. По звучанию берет начало в таких жанрах, как поп-панк и альтернативный рок с примесью прогрессив-рока. Тексты песен коллектив пишет исключительно на казахском языке.

В апреле 2019 года группа презентовала свой дебютный альбом «IZ».

О вдохновении

Вдохновением для нас может стать пример других людей: то, как они реализуются, и то, что, глядя на них, ты не чувствуешь себя одиноким. Бывают моменты, когда молодые музыканты заходят в тупик и не видят никаких перспектив. Если перед ними будет пример успешных и таких же молодых ребят, это может стать стимулом, чтобы идти вперед и развиваться. Все мы видели творческий путь Скриптонита, Молданазара, Jah Khalib. Мы не собираемся повторять за ними, а просто делаем вывод, что писать свою музыку и добиваться хороших результатов — это реально.

О современной казахстанской музыке

Она проходит период своего становления. Ее оболочка, сформированная под влиянием западной культуры, потихоньку отпадает, и в скором времени мы дойдем до того, что музыка в стране станет абсолютно уникальной. Сейчас она как аналог советского кино на фоне мировой киноиндустрии — так же самобытна и вполне может остаться культурным наследием.

О признании

Наши люди чаще всего ориентируются на то, что скажут другие — своеобразный стадный инстинкт. Даже если перед нами будет стоять талантливый артист, мы не осознаем в полной мере всю крутизну этого человека до тех пор, пока кто-то не скажет об этом. Думаю, что это вопрос менталитета, и мы не одни такие. Как когда-то в Японии не ценили Фудзияму до тех пор, пока не пришли западные ребята и не сказали: «Это же очень красиво!» И теперь она для японцев будто восьмое чудо света.

Хотя это правило работает не всегда. Часто бывает, что наши артисты уезжают за границу, о них пишут в каких-то блогах, статьях, и на этом все заканчивается. Но про их примеры обычно не говорят. Это как с дельфинами: все думают, что они спасают людей, но при этом никто не знает, скольких они утопили.

И все же нам кажется, что тенденции меняются. Наконец-то можно менять рынок изнутри, переворачивать игру. Raim & Artur, которые недавно собрали целый «Хан Шатыр», или невероятно популярные Ninety One — они же никуда не уезжали и прославились внутри страны.

Far in gate признание казахстанские слушатели тойская попса

О слушателях

Наш народ только начинает разбираться в собственных ощущениях. Раньше аудитория нормально относилась к тому, что для нее поют под фанеру, а сейчас она уже не воспринимает такие выступления. Это радует. Со временем все станет лучше, и у казахстанских слушателей появится способность самостоятельно отличать хорошее от плохого. Да, пока это не очень получается. Почему? Просто посмотрите на нашего министра культуры, и вы все поймете. Какой министр, такая и культура.

О музыке в эпоху интернета

Из-за того что в эпоху интернета каждый день появляется очень много нового, успех зависит от качества твоего материала. Если материал средний, он затеряется в толпе. Поэтому нужно делать либо офигенно, либо дерьмово. В первом случае кто-то слышит твою музыку, рассказывает другу и дальше по цепочке. Во втором — люди узнают о тебе благодаря тому, что ты делаешь очень-очень плохо. А потом через год ты выдаешь качественный материал, и все понимают: оказывается, ты был нормальным. Это как с Face-ом. Но в то же время существует опасность, что ты вляпаешься настолько, что ничто тебя потом не оправдает. Все зависит от артиста.

О главной музыке в стране

Главной музыкой в Казахстане все еще остается обычная тойская попса. Не важно, как круто ты будешь делать свою музыку, всегда найдется чувак, который соберет в сотни раз больше просмотров на YouTube со своей танцевальной песней, сделанной за пять тысяч. Да просто оцените количество просмотров Ерке Есмахан или Кайрата Нуртаса! Мы можем часами рассуждать, какая музыка хорошая, какая — не очень, но с фактором той-бизнеса ничего не поделаешь. Каким бы утонченным ни был твой музыкальный вкус, все равно на свадьбе ты будешь зажигать под «Қызыл өрік».

Far in gate признание казахстанские слушатели тойская попса

О будущем

Конечно, когда-нибудь мы бы хотели выступить на «Будокане», это такая арена в Японии, да и вообще поездить по миру. Собственно, одна из целей нашего творчества заключается в том, чтобы нести казахский язык в массы. Нас, например, очень радует, что у Ninety One огромная армия фанатов из разных стран, и люди из Канады, Новой Зеландии учат казахский язык, чтобы понимать, о чем поют их кумиры. Или Галымжан Молданазар, который своим примером дал понять слушателям: вот он — казахский язык, самый настоящий и такой красивый, а не то, что мы привыкли слушать в тех же тойских песнях. Благодаря ему ты осознаешь, что глубокую мысль можно доносить самыми простыми словами. И после этого начинаешь ценить свой язык еще больше.


Записала Дина Марганова

Фотограф Илья Ким