О своей жизни в Казахстане рассказывает Франк Вальдес Лопез – танцор, режиссер пластических спектаклей, основатель студии социальных танцев.

Франк Вальдес Лопез:  «Я уже не только кубинец, но и казахстанец»

Я сам из Гаваны. В Алматы я приехал чуть менее 15 лет назад в составе танцевальной группы по приглашению владельца клуба Cuba, в котором все желающие могли погрузиться в атмосферу латино-американских  танцев. Приобщиться к латино-американской культуре.

Спустя год, помимо клуба, открылась танцевальная школа. В том же здании, что и клуб. И оба этих места стали очень популярными. Те, кто занимались в школе, часто приходили в клуб. А те, кто приходил в клуб, зачастую потом шли заниматься в школу.  У нас была потрясающая атмосфера. Как семья. Уже восьмой год я работаю в своей собственной студии, но вспоминаю то время с ностальгией. Спустя еще год мне предложили остаться в клубе в качестве арт-директора и постановщика танцев. И я остался. За последующие несколько лет у нас неоднократно сменился состав танцоров, а я проработал в клубе до самого его закрытия. В конце 2014 года я открыл свою студию.

Ни разу за все это время у меня не возникало мысли о возвращении на родину. Да, здесь совершенно другой менталитет. Но на Кубе в последние 10 лет жить не так легко. Это небогатая страна. Плюс конфликт с США, который затрудняет развитие экономики. Поэтому на Кубе достаточно сложно с работой. А в Казахстане много возможностей для развития. Причем и в финансовом, и в профессиональном плане.

Франк Вальдес Лопез:  «Я уже не только кубинец, но и казахстанец»

Казахстанцы очень доброжелательные. По работе я побывал практически во всех городах Казахстана и везде меня принимали очень тепло. юдям интересно узнать что-то о тебе о твоей родине и обязательно познакомить со своей культурой, со своим городом. Что-то рассказать, показать. Это встречается далеко не в каждой стране.

Я не считаю себя иностранцем. Я уже местный. 15 лет, которые я прожил в Казахстане – это ровно половина моей жизни. И я уже не только кубинец, но и казахстанец.

Я очень хорошо воспринял местную кухню. Да есть блюда, которые я не понимаю и не ем. Окрошка, например. Вообще, Казахстан – богатейшая страна в плане еды. Здесь можно найти кухни, по-моему, всех стран мира. Здесь можно найти очень хороший плов. Мне нравится бешбармак, хотя я не могу сказать, что ем его часто. Для меня это не совсем привычная еда.

Сейчас в Казахстане – да и не только – открывается все больше школ латиноамериканских танцев. В каждом городе есть как минимум одна школа. Почти во всех странах проводят фестивали латиноамериканских танцев. Я думаю, это связано с тем, что латиноамериканская культура – это яркие краски, яркие эмоции, зажигательная музыка.

Разумеется, очень многое зависит от преподавателей. Я могу сказать, что те, кто сейчас преподает латиноамериканские танцы, учились у носителей культуры. А это те, кто не переживают о том, как они выглядят и как разговаривают. И вот это ощущение свободы – оно остается. Нет ограничений.

Я часто здесь сталкивался с тем, что люди хотят заниматься латиноамериканскими танцами исключительно с носителями этой культуры. И я в чем-то их понимаю. Однако на сегодняшний день есть очень много местных преподавателей, которые, по меньшей мере, не хуже.

Для меня было главное понять, что я хочу делать дальше. Любой человек может найти свой путь. Понятно, что это не всегда дается легко, но если есть мозги, можно добиться всего. И на тот момент – в 2014 году – я решил, что останусь и попробую построить что-то свое здесь.

У кубинцев и казахстанцев действительно разный менталитет. Разная культура. Все по-другому.  Знаете, я наблюдаю за своими земляками, которые и за 10 лет не могут привыкнуть к местной культуре до конца. А вот мне удалось адаптироваться. Я легко нахожу общий язык с коренными казахстанцами и чувствую себя здесь вполне комфортно.

Был момент, когда я хотел уехать. Это был ключевой момент моей жизни. В нем переплелись и внутренние переживания и желание развиваться дальше как артисту. Но на тот момент я как раз начал работать в пластическом театре и понял – это именно то, что я хочу делать дальше.

Франк Вальдес Лопез:  «Я уже не только кубинец, но и казахстанец»

В театре я проработал около пяти лет. Это стало для меня школой, следующим этапом в жизни. И именно в театре я понял, что я на своем месте.

Пластический театр – это новое для Казахстана направление. От танцевального спектакля он отличается тем, что мы сосредотачиваемся не на умении танцора и красоте движений, а на внутренних ощущениях. На том, как передать эмоции через жест.  Это постановка, основанная на ощущениях. Ее прелесть в том, что каждый зритель может найти в ней что-то свое. Эмоционально близкое ему на данный момент.

В качестве эксперимента в танцлаборатории Jolda мы поставили с непрофессиональными танцорами спектакль «Пилигрим». Это были люди из абсолютно разных сфер.  И мы поняли, что в этом что-то есть, люди хотят в этом участвовать. Самое главное, что здесь не обязательно уметь танцевать. Наш проект не про танец, а про пластику. Про жесты. Про эмоции, которые можно ими «проговорить».

И в нашем новом проекте «Лейла», который мы, кстати, представим 4 июня, тоже задействованы не профессионалы. Правда, назвать их новичками тоже нельзя. Да, у них нет большого опыта, но есть понимание, как передать эмоции. Как остаться внутри процесса.

Если вы хотите сделать красивое шоу, то работать проще с профессиональными танцорами. А если мы говорим про поиск ощущений, которые есть в каждом из нас, то здесь профессионализм не настолько важен. Здесь важно, чтобы люди понимали, что мы все чувствуем одинаково. Мне бы очень хотелось стереть грань между зрителем и артистом.

С момента премьеры нашего первого спектакля прошел год. И сейчас с уверенностью можно сказать, что казахстанский зритель принял этот формат.

После первого проекта, который, в общем-то, был экспериментальным, мы поняли, что это интересно. И многие хотят попробовать себя именно в качестве актеров пластического театра. Выйти на сцену. Понять свои внутренние ощущения. Ответить на свои внутренние вопросы. Так появилась танцевальная студия Battal Jolda. «Баттал» переводится как смелый, а «жолда» — дорога. 

Для того, чтобы танцор был готов выйти на сцену, он должен постоянно быть в процессе. Постоянно совершенствовать как свой инструмент – свое тело, так и эмоциональную составляющую. Поэтому на занятиях и репетициях мы уделяем внимание всем этим аспектам.

Я не могу сейчас говорить обо всем Казахстане, но в Алматы люди стали более открытыми. Здесь очень много театров и есть понимание, что все меняется. И люди готовы принять какие-то новые форматы.

В искусстве обязательно должны быть недовольные. Люди, которые критикуют, которым не нравится то, что ты делаешь. Иначе просто не будет развития. Не будет движения вперед. Критика заставляет думать, куда дальше двигаться.

Франк Вальдес Лопез:  «Я уже не только кубинец, но и казахстанец»

Первое, что меня поразило по приезду в Казахстан – горы. Потом уже была и кухня, и культура, и традиции, и менталитет. Но первым впечатлением для меня стали именно горы.

В Гаване мой дом находится в пяти минутах от берега океана. И в пяти же минутах от дома, где Хемингуэй писал своего «Старика и море». Спустя несколько лет жизни здесь, я больше начал понимать и узнавать свою культуру. Это, наверное, происходит со всеми, кто долго живет в другой стране. Но я очень благодарен Казахстану за то, что он позволил мне понять, как я люблю свою родную землю. Если бы я не уехал, этого бы не произошло.


Записала Елена Штритер

Поделиться: