Идеальный казахский националист

Гульнара Бажкенова задалась вопросом, каким должен быть настоящий казахский патриот.

На днях мне позвонил редактор сайта sayasat.org Халил Муканов и попросил принять участие в опросе «Каким вы видите идеального казахского националиста».
В этот момент я шла по улице и сочла вопрос слишком сложным, чтобы отвечать на него мимоходом. Ограничившись полушутливой ремаркой, что мой идеал как минимум очень далек от образа выпившего турка с напомаженными бриолином волосами, я уклонилась от ответа. Я спешила на выставку детских товаров. Рекламный проспект обещал, что 17, 18 и 19 августа в десятом павильоне Атакента будут представлены работы лучших отечественных и иностранных производителей. Я хотела купить сыну теплую одежду. Какие националисты, когда зима близко?

Десятый павильон находится в глубине бывшей ВДНХ. Это огромный ангар, в котором в советское время республики представляли достижения народного хозяйства – от тяжелого машиностроения до текстильной промышленности. Внутри было деловито и празднично. Между стендами сновали серьезные люди и заключали контракты на оптовые поставки; простые покупатели, подобные мне, придирчиво разглядывали товар; разноцветные воздушные шары создавали атмосферу. Здесь можно было купить все что необходимо детям – одежду, развивающие игры, просто игры, кроватки, шкафы, столы и даже памперсы с бутылочками для питья. Я обошла всю выставку два раза в поисках нужных мне вещей, пока не поняла, что меня что-то смущает. Я отошла к стене и посмотрела на происходящее уже цепко-профессионально со стороны. Да, так и есть – все стенды вокруг кричали крупными буквами: «Сделано в России».

Россия, Ресей, Russia – в первом ряду, во втором, третьем, все как положено на трех языках.

Я совершенно не против российских товаров, но решила уточнить без всякого подвоха у служащих, не российская ли это выставка. Оказалось, нет – выставка общая, детская, как написано в проспекте. «Но все стенды российские!» – удивилась я.
На что услышала возражение: «Почему же, есть еще казахстанские и белорусские».

Мне пришлось накрутить пару дополнительных кругов, пройти вдоль и по диагонали, чтобы все-таки найти «своих». Это было нелегко: мало того, что пара казахстанских стендов терялись среди российских, так еще и стояли в застенчивом инкогнито. Никаких хвастливых баннеров «Сделано в Казахстане», Қазақстанда жасалған, Made in Kazakhstan. То и верно, ничего из представленной отечественными стендами продукции не было сделано в Казахстане. Это были прекрасные вещи! Французские машины класса люкс, которые в семьях передают из поколения в поколение. Сто тысяч детская машинка – не заказывали? Мягкие непромокаемые памперсы из Индонезии, инновационные растущие вместе с владельцем парты из Китая и Южной Кореи, стильные вещицы из Испании. На весь огромный павильон было только два действительно казахстанских бренда – пошитой в Китае одежды, которую в интернете считает долгом пиарить каждый патриотичный модный блогер и деревянные игрушки.

Российские стенды разили качественным и количественным контрастом. Разглядывая разнообразные экспонаты я все больше и больше расстраивалась – я видела отличное качество, не уступающее европейским производителям, только по более доступной цене. В этом изобилии мы не терялись – нас просто не было. Собственные стенды выставила даже не Россия, а каждая область в отдельности – Ярославль, Новосибирск, Екатеринбург, Санкт-Петербург… И если Ярославль привез в Алматы игрушечные машинки, то эти машинки сделаны от начала до конца в Ярославле. Я хотела купить у томской фирмы зимний пуховой комбинезон из натуральных материалов, обработанный по технологии, делающей их невесомыми (сказывается соседство академгородка с техническими университетами), но все экспонаты, висевшие на стенде – абсолютно все, оказались распроданными. Это в первый день выставки. Бедные алматинцы!

– Еще до обеда разобрали, – извиняющим тоном сказала консультант и добавила, что скоро их можно будет покупать в казахстанских магазинах, поскольку компания сегодня заключила множество контрактов с оптовиками.

После выставки я позвонила Халилу Муканову. Я хотела сообщить редактору «Саясата», что раскрыла формулу идеального казахского националиста.
Идеальный казахский националист – это прагматик, для которого независимость страны выражается не в праве ненавидеть великого соседа, бывшего некогда старшим братом, а в умении конкурировать с ним на равных.

Если на выставке товаров народного потребления твоей стране совсем нечего представить, то какая разница, на каком языке поют песни из динамиков торгового центра, в котором эти товары потом продаются. Если на выставке достижений народного хозяйства твоя страна не может гордо написать «Казахстан» ни на одном стенде, а довольствуется стыдливым указанием сайтов «точка kz», то какой смысл в тех реальных и виртуальных битвах пробужденного национального самосознания, которые мы перманентно ведем в последнее время?

Идеальный казахский националист – это человек достаточно умный, чтобы понять: в современном мире и зависимость, и независимость уже другого рода, время пробковых шлемов и больших белых господ прошло.

И не стоит застревать в прошлых комплексах и обидах, иначе можно увязнуть в них навсегда. Из бывших колоний процветают совсем не те, кто изо всех сил клянет и ненавидит старую метрополию и ее наследие. Прочитала у Юлии Латыниной, что первые два совета молодому руководителю Сингапура Ли Куану Ю были – оставить английский язык государственным языком и не сносить памятник британскому колонисту, основателю Сингапура Лорду Раффлзу.
«Памятник Раффлзу до сих пор стоит возле речки Сингапурки – я его своими глазами видела. И, действительно, во всех странах, где памятники проклятым колонизаторам снесли, там теперь задница, а в Сингапуре, как известно, прекрасно».

Вот что я хотела сказать Халилу Муканову в ответ на его вопрос об идеальном казахском националисте, но, к сожалению, не дозвонилась.


Гульнара Бажкенова