Театр вовлеченных

18 июля 2018 Истории

Esquire узнал, как устроен первый в Алматы инклюзивный театр «Действие буквально».

инклюзивный театр Действие буквально Трансформа Алматы Казахстан

В культурном пространстве «Трансформа», где раз в неделю по утрам проходят занятия инклюзивной труппы «Действие буквально», из-за стены доносится грохот перфоратора. Для упражнений с голосом – настоящая проблема, но куратор лаборатории Катя Дзвоник предлагает: «Давайте перезвучим этот ужасный звук». Два десятка артистов начинают звучать: каждый на свой манер. Особенно радуется Адиль Кабылов: ему интересны громкие звуки, хотя он иногда пугается, когда сам их издает. Маша Дубоделова, которая только десять минут назад твердила, что стул – это просто стул, а стена – просто стена, и из них нельзя извлечь музыку никаким волшебством, тоже подключается к общему процессу. Удивительно, но это все – голоса, хлопки, топот – сливаясь со строительно-ремонтной какофонией, превращается в целую оперу. Магия театра.

Слово «инклюзия» чаще употребляется в контексте образования и подразумевает совместное обучение обычных детей и тех, у кого есть особенности развития и ограниченные возможности здоровья. Инклюзивный театр – штука не новая в мировом масштабе, но в Казахстане в этой области происходят только первые шаги.

«Действие буквально» – это театральный проект, в котором принимают участие профессиональные актеры и режиссеры театра, художники, музыканты, непрофессиональные актеры, а также особенные артисты. Особенных в труппе девять – это люди, живущие с аутизмом и синдромом Дауна. Всего в команде «Действия» больше двадцати человек, включая приглашенных педагогов.

инклюзивный театр Действие буквально Трансформа Алматы Казахстан

История проекта началась полтора года назад, в феврале 2017-го, когда алматинский театральный продюсер Ольга Султанова пригласила петербургского режиссера Бориса Павловича дать инклюзивный мастер-класс. В нем тогда участвовали артисты нескольких казахстанских независимых и государственных театров, а также подростки с аутизмом и синдромом Дауна. Ровно год спустя, в феврале 2018 года, Павлович вернулся в Алматы, чтобы стать основным куратором уже целой трехмесячной инклюзивной лаборатории.

В Санкт-Петербурге Борис Павлович был первым, кто поставил спектакль с людьми с особенностями развития. Он стал режиссером «Языка птиц», созданного как совместный проект Большого драматического театра имени Товстоногова и центра социальной абилитации для взрослых с аутизмом «Антон тут рядом». «Язык птиц» до сих пор идет в репертуаре БДТ, а в Петербурге под художественным руководством Павловича открылось целое театральное пространство «Квартира», где люди с ментальными особенностями развития участвуют в создании спектаклей.

В Алматы будущих артистов инклюзивного театра нашли через проект «Аутизм победим» фонда ДОМ, общественное объединение «Рух», которое занимается проблемами молодежи с ментальными ограничениями, фонд «Кун бала», представляющего интересы семей, где растут дети с синдромом Дауна, и Ассоциацию родителей детей-инвалидов. Особенным участникам «Действия буквально» от 22 до 33 лет, и у большинства из них уже был опыт участия в культурно-массовых мероприятиях со всеми соответствующими клише и штампами.

 

От творческого «багажа» пришлось освобождать и профессиональных артистов: инклюзивный театр, как говорит Павлович, не предусматривает приведения людей с особенностями к условной «нормальности», он создает такие условия существования на сцене, в которых равны все.

В труппе «Действие буквально» все – артисты, вне зависимости от того, чем они занимаются в театре или вокруг него. В команду, например, попали фотохудожницы Ирина Дмитровская и Вероника Лернер, которые на сцене на всех показах становятся перформерами. Показов, к слову, было уже три: Борис Павлович после каждого недельного интенсивного тренинга выводил труппу к публике.

Родители особенных участников, которым вообще-то запрещают присутствовать на занятиях, во-первых, чтобы не отвлекали, во-вторых, чтобы чрезмерно не опекали, от показа к показу удивлялись: им казалось, что стройное действие, происходящее на сцене, – точно отрепетированный процесс.

На самом деле каждое представление – чистая импровизация, отработка полученных на тренингах навыков.

Навыки просты и гениальны. Вот упражнение под названием «Я разрешаю на себя смотреть»: артист выходит на сцену и стоит. Или сидит. Или лежит – как ему удобно. Казалось бы, все легко, но находиться только под светом софита на виду у всех достаточно дискомфортно, причем и артистам с большим опытом работы.

Или другое упражнение. Пока кто-то один разрешает на себя смотреть, другой присоединяется к нему и смотрит сам. Смотреть можно через обычную деревянную пустую рамку (они на каждом перформансе были в большом количестве и выступали едва не единственным реквизитом) или через видоискатель фотокамеры. Отснятые видео однажды тоже показали публике – получился концептуальный видеоарт.

К вопросу о мультидисциплинарности. За время месяцев совместной работы у многих родился собственный профиль существования в театре. Анара Бакирова, которая в начале занятий была самой тихой и скромной, по словам ее коллег по сцене, открыла в себе удивительный режиссерский талант: она умеет моделировать ситуации и сама в них органично встраиваться. Самое интересное, что она начала много и активно разговаривать, хотя еще в феврале только застенчиво называла свое имя.

Другая участница лаборатории, Зухра Бусакова, не всегда любит быть на сцене, но обожает обязанности, которые в театре обычно выполняет заведующий труппой. Одна из кураторов лаборатории, актриса и педагог Елена Вовнова, часто рассказывает, как Зухра то поправит футболку на ком-то из актеров, то напомнит, что пора сделать перерыв в занятиях – когда очевидно, что все устали.

На фото ниже Зухра Бусакова (слева) и Анара Бакирова (в центре) вместе с фотографом Ириной Дмитровской и перформером Думаном Нурсилой. Думан, помимо актерской работы, в лаборатории выполняет еще и роль переводчика: некоторые из особенных участников в начале проекта плохо говорили и понимали по-русски, а Думан – единственный из артистов, кто свободно владеет казахским. В последнее время язык театра, конечно, стал основным, и синхронный перевод уже не особенно требуется.

инклюзивный театр Действие буквально Трансформа Алматы Казахстан

Группы, которые вы видите на портретах фотопроекта Esquire, формировались не намеренно, но это тот случай, который доказывает, что случайностей не бывает. Вот втроем позируют Артур Асланян, Алина Абилкаламова и Алмаз Насруллаев. Артур и Алина – артисты творческого объединения «АсАбАлАр», у них в арсенале три спектакля, два из них – пластические трагикомедии по мотивам древних индийских текстов. Алина по профессии философ, Артур – программист, но когда дело касается театра, они создают нечто иррациональное. Алмаз их в этом смысле уравновешивает: его любимый танец – танец робота.

инклюзивный театр Действие буквально Трансформа Алматы Казахстан

Актриса Елена Тайматова, у которой за плечами опыт работы в «ARTиШОКе», «Доме Q», DramCom, десятки международных фестивалей и сотни ролей, присоединилась к «Действию буквально» позже других – как сама призналась, в поисках нового способа существования и на сцене, и в жизни. На фото – она в самой гуще этой жизни внутри лаборатории: Бота Жанадил и Абзал Умбеталиев так трепетно и нежно относятся друг к другу, что им сложно даже на занятиях быть врозь. Вот и на снимке они держатся за руки. Четвертый герой здесь – Казыбек Шмадияр, главный «Джеки Чан» и «Кайрат Нуртас» в труппе. В будущем спектакле ему эти образы вряд ли пригодятся, но в перерывах между тренингами он развлекает коллег, входя в образы кумиров.

инклюзивный театр Действие буквально Трансформа Алматы Казахстан

Куратор Елена Вовнова – между Адилем Кабыловым и Ауэзом Сазанбаевым. Эти ребята – самый громкий и самый тихий участники «Действия буквально». Знакомы они давно, с фонда «ДОМ», и дружат, несмотря на то, что у них разница в возрасте целых десять лет, да и вообще они, на первый взгляд, полные противоположности друг другу. На самом деле другие артисты команды отмечают, что Адиль и Ауэз, хоть и не похожи совершенно, одинаково нуждаются в главном – в понятности, в упорядоченности. Адиль свой порядок находит в рисовании, Ауэз – в движении.

инклюзивный театр Действие буквально Трансформа Алматы Казахстан

Катя Дзвоник и Маша Дубоделова на фото корчат рожицы. «Вот дурынды!» – улыбается Лена Вовнова, глядя, как они позируют. Катя в лаборатории – главный тренер по пластике, а Маша петь любит больше, чем танцевать, у нее даже есть две профессионально записанные в студии песни.

Но подурачиться вместе – за счастье, тут не важно, что тебе ближе, хореография или музыка.

инклюзивный театр Действие буквально Трансформа Алматы Казахстан

И музыки, и хореографии в изобилии будет в первом спектакле труппы «Действие буквально». Работать над ним команда начет в сентябре, и уже в следующем году состоится премьера. С осени же, когда начнется новый театральный сезон и работа будет более плотной и целенаправленной, лаборатория выйдет на новый уровень в плане финансов: все артисты труппы за свою работу будут получать заработную плату – и особенные, и, как выражается Катя, «ничем не примечательные». В Петербурге в «Квартире» у Павловича такая практика давно существует.

Первый спектакль «Действия буквально» продемонстрирует глобальную цель инклюзивного театра.

Когда дело касается творчества, инклюзия – это не терапия и не адаптация, это чистое искусство, которое совместно создают разные люди, вне зависимости от их личных и профессиональных качеств, степени приспособленности к окружающему миру и ментальных особенностей.


Записала Ольга Малышева

Фотограф Диана Балаян

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Без спама и не чаще двух раз в неделю

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook