Символом уходящего года, безусловно, стало пресловутое слово «Харассмент» (домогательство).

Пишем его с большой буквы, поскольку оно коснулось и стало черной отметиной большого количества кинознаменитостей. Слоганом года стал призыв к женской (и не только) половине киноиндустрии: «Вспомни, кто к тебе приставал, почувствуй себя женщиной!» В одном ряду с матерым продюсером Харви Вайнштейном оказались Роман Полански, Кевин Спейси, Стивен Сигал, Бен Аффлек и Дастин Хофман. Продолжение следует.

Однако вернемся к началу 2017 года, к церемонии вручения наград Американской киноакадемии. Обиду прошлого года за то, что «Оскар» стал so white, надо было исправить преобязательно. Что и было сделано. Обладателями наград в номинациях «Лучший актер второго плана», «Лучшая актриса второго плана», «Лучший сценарий» и «Лучший фильм» стали темнокожие таланты. Теперь в пору говорить, что «Оскар» стал so black. Но это если смотреть на итоги сквозь расовые очки, а не в объектив кинокамеры. В любом случае, радетели политкорректности, гендерного, расового и сексуального равенства были довольны. Чего не сказать о поклонниках «Ла-Ла Ленда», несуразно уступившего награду за лучший фильм года «Лунному свету». Суровая реальность с ее наркотическим и гейским привкусом победила романтические грезы. Теперь это уже история.

Возможно, самый неожиданный поворот от успешного для себя жанра сделал в 2017 году Кристофер Нолан. Культовый режиссер таких фильмов, как «Начало» и «Интерстеллар» резко повернул от фантастики к историческому материалу. Достигнув межзвездного апогея в «Интерстелларе», он решил заглянуть за «горизонт событий» Второй мировой войны. Первый фильм Нолана, снятый на основе исторических событий и посвященный чудесному спасению 300 тысяч солдат в ходе Дюнкеркской операции, — достойное кино, которое, хоть и не стало шедевром, но, безусловно, является лучшей военной драмой года.

Уходящий год, похоже, окончательно сломал главный принцип постмодернизма «Ничего серьезного, пафосного и героического, только ирония и юмор». Сначала полной неудачей обернулись «Франкенштейн» и «Дракула», напомнившие о недосягаемой высоте одноименных фильмов Кеннета Браны и Френсиса Форда Копполы (да собственно, кто смог бы сравнится сегодня с Робертом Де Ниро в безупречном гриме монстра и Гари Олдманом в роли великого вампира?!). А в 2017-м по этому же пути провала пошла «Мумия», доказавшая, что создать тренд «героя в комической оболочке» не получается по причине недостаточного чувства юмора. Здесь не помог даже тотально успешный Том Круз. Во всяком случае в роли «стильного мальчика» из «Сделано в Америке» у него все получилось намного лучше.

2017-й стал годом выхода из моды формата 3D. Точнее, формат стал преимущественно детским. Даже такие, ориентированные на объемное зрелище фантастические блокбастеры, как «Бегущий по лезвию 2049» и «Звездные войны» вышли в равном количестве как традиционных, так и 3D-копий. Как говорится, на любой вкус и для всех поколений.

Кстати, о «Бегущем по лезвию 2049». Не успел экран остыть от умной фантастики «Прибытие», как канадец Дени Вильнев заявил о выходе продолжения культового кибер-панка Ридли Скотта «Бегущий по лезвию». И что интересно, опять же (35 лет спустя!) с неутомимым Харрисоном Фордом. К нему добавляется Райан Гослинг, оставивший фееричный «Ла-Ла Ленд» и Эмму Стоун ради фантастического путешествия в будущее. На сей раз битва с репликантами продолжилась и перешла на новый уровень зрелища, который впечатлил не только зрителей, но и критиков. Впрочем, чему удивляться — визуальные миры Ридли Скотта всегда отличались великолепным качеством.

Embed from Getty Images

Примечательно, что Ридли Скотт к своему 80-летию так и не смог успокоиться по поводу пришельцев из космоса. После отлично сделанного «Прометея» он отправил выживших членов экспедиции, включая голову андроида Дэвида – Майкла Фасбендера, на планету под названием Рай, где обитают инженеры, создавшие нас с вами, одним словом – Боги. При таком раскладе замысел режиссера оказался вполне очевидным: завет от Ридли Скотта замахнулся на место Ветхого и Нового. И если в этой затее Скотту что-то удалось, а что-то оказалось наивным, то уж точно, кто оказался не промах, так это Майкл Фасбендер, сыгравший, пожалуй, лучшего злодея года.

Уходящий год был отмечен неожиданным и ослепительным всплеском феминизма. Мало того что новая амазонка в лице Галь Гадот стала первой героиней DC-комиксов, так эта «Чудо-женщина», снятая режиссером женщиной, оказалась одним из самых кассовых блокбастеров года.

Embed from Getty Images

Еще один фаворит, от которого поклонники всегда ждут особенного и не тривиального, – Гай Ричи. В отличие от фантастических превращений и хай-тековских искушений Ричи идет другим путем. После Шерлока Холмса и «Агентов А.Н.К.Л.» он отправился к британским корням, прекрасно понимая, что волшебная палочка истории, или ключ к свободе – это мистический и магический Экскалибур – каменный меч короля Артура. Другими словами, Гай Ричи попробовал себя в историческом эпосе, в котором Джуд Лоу сыграл жестокого тирана. В результате — легкое разочарование. То ли исторический эпос сегодня уже не впечатляет, то ли Гай Ричи уже не тот.

Приятно удивил в минувшем году Стивен Содерберг. После четырехлетнего молчания он вернулся к своему прежнему и яркому стилю «Одиннадцати друзей Оушена». Криминальня комедия Содерберга «Удача Логана», снятая в традиционном, если не сказать избитом, жанре heist movie (фильма об ограблении), сделана остроумно, уютно и душевно. Украшение фильма — шутки про «Игру престолов» и Дэниел Крейг, сменивший стильный костюм Джеймса Бонда на тюремную униформу специалиста по взламыванию сейфов Джо Бабаха.

Embed from Getty Images

В уходящем году вновь напомнил о себе никогда не стареющий Стивен Кинг (не так давно отметивший свое 70-летие). Сначала много шума из ничего наделал сериал «Мгла», вышедший на телеэкраны и закрытый после первого сезона. А затем внезапным зрительским, а значит, и кассовым успехом выстрелило «Оно». Что касается «Темной башни» с Идрисом Эльбой и Мэттью Макконахи, то, похоже, создатели этого киновинегрета просто не потянули экранизацию романа Кинга, многообещающее для экрана произведение оказалось им не по зубам. Кто следующий?

Российское кино в 2017-м продолжало диагностировать общество в привычном медико-социальном ключе: «Теснота», «Аритмия», «Нелюбовь» – лучшие фильмы года на фоне бурных и напрасных страстей вокруг «Матильды».

В итоге – нельзя сказать, что уходящий год порадовал нас шедеврами. Никаких существенных потрясений не произошло. И, тем не менее, было интересно.


Записал Олег Борецкий