Как я помогла Казахстану вступить в Совбез

 Айнур Абсеметова, бизнес-тренер международного класса, волонтер.

Айнур Абсеметова

Моей задачей было сопровождать по городу африканскую делегацию в выходной день и всячески помогать, если возникнет необходимость. Это было в начале ноября (год 2015), и погода уже не баловала: с утра шел дождь, переходящий в снег, было холодно и промозгло-сыро. В указанном месте нас ждал экскурсионный автобус, в котором сидела экскурсовод. Я с любопытством ждала африканских гостей и думала, что же показать им в Алматы.

Гостей было 22 человека из разных стран Черного континента: Камерун, Синегал, Ангола, Замбия, Эфиопия, Мозамбик, Судан, Танзания, Лесото, Алжир, Мали, Нигерия, Нигер, ЮАР…

Мы избрали маршрутом Зеленый базар, национальный музей, прогулку по двум центральным улицам с обязательной кульминацией на Медео и Шымбулаке. У экскурсовода оказался своеобразный английский. Командира дивизии Панфилова она называла Captain Panfiloff, парк его имени – 28 Captain’s Panfiloff Soldiers, а Вторую мировую войну – The Great National War. Видимо, так обычно и разговаривают с иностранными туристами в нашей индустрии туризма.

Я была волонтером и до встречи не знала в подробностях о цели визита африканцев. Выяснила только в дороге, когда мы начали знакомиться. Оказалось, африканцы уже неделю жили в Алматы, а приехали по приглашению казахстанского МИДа для того, чтобы… обучиться казахстанским передовым технологиям в развитии сельского хозяйства. Не скрою, меня удивила подобная заявка. Я не подозревала, что у нас есть передовые технологии в сельском хозяйстве, которыми мы готовы делиться с миром. Что важно, за собственные деньги.

Африканцы в свою очередь до приезда к нам смутно представляли, что такое Казахстан, но были в курсе, что это бывшая советская республика, и ехали действительно с надеждой научиться кое-чему. Самым активным в делегации был фермер из Камеруна, замучивший чиновников своей любознательностью. Он скупил семена всех сортов помидоров и болгарского перца у продавца на Зеленом базаре. Расспрашивал, какие условия для фермеров созданы в нашей стране. В довершение ко всему оказался еще и популярным рэпером в родном Камеруне.

В отличие от него самый старший по возрасту участник программы держался скромно и несколько в стороне. Каково же было мое удивление, когда он заговорил со мной по-русски. Это был агроном из Нигерии, еще в шестидесятые годы закончивший институт где-то в Белоруссии. Он с ностальгией разглядывал все вокруг и в какой-то момент с грустью признался, что питал большие надежды на эту поездку. «Я надеялся не только вернуться в страну своей молодости, но и сделать полезное дело, научиться чему-то, как нам обещали. Я ведь знаю, насколько мы можем быть полезными друг другу, Советский Союз обладал огромными знаниями, и я второй раз в жизни ехал сюда за ними. Но все оказалось иначе – что мы тут делаем? Я не понимаю. Остается просто наслаждаться русским языком».

Нигериец был вежлив, но не мог скрыть огромное разочарование. Что же казахстанские чиновники наобещали африканским братьям, чему собирались учить?

Группа была разношерстной и пестрой, как сама Африка. Были там рядовые и рангом повыше сотрудники министерств сельского хозяйства своих стран, исследовательских институтов, агрономы-новаторы и агрономы-педагоги. Затесался сын какого-то крупного чиновника, его трудно было не распознать по знакомым до боли повадкам. Ходил в толпе и один бизнесмен, для которого тур-поездка в Казахстан явно никуда не встала. Одет на порядок лучше, чем остальные, золотые украшения били в глаза. Он не скрывал своего неудовольствия по поводу потраченного впустую времени. «Зачем же вы приехали?» – спросила я. Анонс и программа обещали встречи и контакты с деловыми людьми, бизнес-сообществом агропромышленного сектора Казахстана. «Вот я и приперся через полмира», – несколько озадаченно ответил бизнесмен. И, уже не скрывая раздражения, заявил: давайте-ка лучше займемся делом и встретимся с толковыми людьми, познакомьте меня с ними, я приехал работать. Но я в ответ лишь развела руками и объяснила, что являюсь гражданским волонтером, помогающим своему правительству принимать иностранных гостей. О программе и целях визита ничего не знаю. Проблема заключалась в том, что африканцы тоже ничего не знали и не понимали – вначале им обещали одно, а привезли в совсем другое, и это другое ввергало жителей Африки в ступор. Зачем мы здесь? Где фермеры, где современные технологии, где сельское хозяйство Казахстана?

Вместо этого мы показывали им наши красоты – горы, Медео, Национальный музей с его полупустыми бетонными залами, скудными экспонатами и не понимающими по английски гидами. Прогулявшись и изрядно замерзнув на Медео, под конец экскурсии мы отправились в подземный мол на площадь Республики. Снег шел не переставая,  холодало, и наша большая, одетая не по сезону группа быстро разбрелась по моллу в надежде купить теплую одежду, а заодно сувениры и гостинцы родным. Через час африканцы вернулись с пустыми руками. Больше всех были недовольны женщины: за такие цены покупать одежду на три дня никто не захотел. Мужчины тоже ворчали, подарки получались слишком уж дорогими. «Почему у вас все так дорого? Сувениры, что, из золота сделаны?» – бросил мне в сердцах кениец.

Однако по-настоящему краснеть мне пришлось в столовой Агротехнического университета. Я не могла поверить – нас привели обедать в самую настоящую студенческую столовую. Огромную, пустую – внутри нее было еще холодней, чем на улице. Столы не накрытые, к нам никто не выходит, мы полчаса протоптались у входа, не зная, что делать дальше. Чтобы спасти положение и развлечь реально проголодавшихся людей, я устроила шоу танцев. Попросила наших чернокожих гостей показать традиционные танцы своих народов. Это оказалось отличной идеей. В унылом помещении сразу зазвучали смех и музыка, которую мы нашли на ютубе, и под четкие ритмы двадцать два представителя стран Африки с удовольствием показывали друг другу свое искусство. Потом принесли обед. Ну, обед в студенческой столовой был студенческим…

В следующий раз я увидела их уже на официальном закрытии программы пребывания африканской делегации в Казахстане. Встреча проходила в конференц-зале Агротехнического университета с участием ректора и педагогов вуза, представителя МИДа и самих африканцев. На протокольном мероприятия члены делегации, кроме дежурных слов благодарности, много говорили о будущем сотрудничестве с KazAID – Казахстанским агентством по международному развитию. К тому времени я уже знала, что приезд африканцев в Казахстан курирует ПРООН на деньги МИДа в рамках еще не существующего KazAID. Это была вторая делегация, приехавшая изучать передовые казахстанские технологии. Первой была медицинская: незадолго до описанных событий МИД привозил представителей двадцати пяти африканских стран для обучения в сфере здравоохранения. Позже планировался прием третьей делегации в Атырау – там казахстанцы собирались учить шестнадцать африканцев развитию нефтегазовой отрасли.

А проходила вся эта великая гуманитарная миссия по линии Программы развития ООН в Казахстане: «Поддержка Казахстана в оказании технической помощи странам Африканского, Тихоокеанского и Карибского регионов путем предоставления тренингов молодым специалистам». Важный и хитрый момент заключался в том, что проект выполняла команда ПРООН на деньги министерства иностранных дел Казахстана в рамках будущего KazAID. Бюрократы международных организаций, живущие за счет взносов разных стран, такое любят, и представитель ПРООН Хелен Кларк на сессии восьмого Астанинского экономического форума заявила: «Казахстан, как страна без выхода к морю, столкнулась со многими сложностями и сейчас готова поделиться опытом с пятнадцатью  африканскими странами со схожим геополитическим положением. ПРООН, ставшая  партнером в созданий KazAID, готова помочь в вопросах сотрудничества с Африкой».

Еще бы не была готова, ведь это новый бюджет, гарантированная работа и зарплаты для международных чиновников.

Такое сложное сочетание рождало много вопросов: почему МИД финансирует этот проект, а исполнителем выступает ПРООН? Как оно помогает развивать KazAID и почему африканские страны? Теперь ответ очевиден: казахстанский МИД три года добивался статуса непостоянного члена Совета безопасности ООН. Нам нужны были африканские голоса, которых сильно не хватало в первом раунде голосования – 113 из требуемых 129. После срочного рождения проекта по обучению африканских специалистов Казахстан получил во втором раунде необходимое и даже большее количество голосов – 138!

Во сколько же обошлась стране очередная международная амбиция, удовольствие от которой продлится максимум два года – столько, сколько длится непостоянное членство в Совбезе? Согласно данным ООН, выложенным в открытом доступе, проект «Африкана» стоил казахстанской стороне полмиллиона долларов. Это само по себе очень много для трех делегаций с Черного континента, но меня цифра поразила еще и потому, что в Астане студенты, как их называют чиновники ООН, а на самом деле туристы из первой делегации, жили и питались в общежитии Назарбаев университета; студенты второй делегации жили в бюджетной гостинице Алматы, а ели также в студенческой столовой агроуниверситета. В тот день, когда вместе с африканцами пообедала и я, нам подали какой-то жидкий, неясного цвета суп и гречку – этот комплекс не мог стоить больше чем 300 тенге. А мой труд, кстати, был вообще бесплатным…


Айнур Абсеметова

Не забудьте подписаться на текущий номер