Коронавирус в Беларуси есть, карантина нет. Казахстанец Роман Килин, живущий в этой стране уже полгода, поделился впечатлениями.

Вряд ли я смогу быть достаточно объективным. Но субъективно мнение – свое и своего окружения – выразить постараюсь.

Какова эпидемиологическая обстановка в Беларуси? На самом деле, никто не знает, какова реальная картина по количеству заболевших. Думаю, что вот эта цифра – более 60 тысяч (по состоянию на 30 июня, прим. Esquire) – ее нужно умножать, наверное, как минимум, на два. Потому что статистика занижена. Как происходит выявление больных коронавирусом? В моем окружении – а я говорю сейчас про своих сотрудников, которые работают также в регионах и других областях – уже есть достаточно заболевших. Это касается не только их, но и их родственников, и близких – уже подтвержденные случаи COVID-19. Они сдали анализы и получили положительный результат. Многие из них после этого не попали в больницы, а находятся на домашнем стационаре. То есть, чувствуют себя не очень хорошо, температурят, но госпитализации не подлежат. При этом их проверяет милиция. И, если во время проверки больных не окажется дома (а геолокацию также отслеживают по сим-картам), то нарушители заплатят штраф около 400 долларов. И потому милиционеры проверяют достаточно часто. Ведь это сбор денег в казну государства.

В то же время, можно наблюдать и другую картину. Когда у людей обнаруживаются такие симптомы, как отсутствие обоняния и вкуса, и все это на фоне других симптомов коронавируса, их не принимают в больницах. Просто отправляют домой. Это говорит о том, что врачи и чиновники не хотят показывать реальную статистику. Не хотят, чтобы выявлялись дополнительные случаи заболевания. Людей отправляют на самоизоляцию. Доходило до маразмов, когда у директора фирмы заболели бухгалтер и уборщица. А в больнице сказали: «Ну, вы же с ними не контактировали, в одном кабинете не сидели». И отправили на работу. Из всего этого понятно, что власти делают все, чтобы статистику не увеличивать. Хотя масштабы эпидемии уже заметны всем и без статистики.

Что там происходит в информационном пространстве, я не всегда слежу. Телевизор не смотрю уже полгода, он у меня даже не подключен. Нет времени и желания смотреть телевидение, которое давно куплено. То, что знаю из источников не официальных (знакомые, врачи, которые общаются с моими знакомыми): есть много заболевших среди врачей. Ведь они главные контактные лица с зараженными. Врачи давали подписку о неразглашении. Потому что если они начнут рассказывать о реальной ситуации с коронавирусом в Беларуси, они, как минимум больше не будут работать врачами до конца своей жизни. Ну, по крайней мере, на территории этой страны. Здесь все это жестко пресекается.

Нужно ли было вводить карантин, как в других странах? Есть люди, которые утверждают, что карантин был нужен. Но мы видим, что происходит в мире. Видим, что в Казахстане: людей три месяца продержали дома, квартиры превратились практически в тюремные камеры. Хотя можно было выходить со своей семьей просто погулять и не контактировать с другими людьми. Так ты точно не подцепишь никакую заразу и никому вирус тоже не передашь. Поэтому я считаю, что эти ограничительные меры ни к чему хорошему не привели. Я опять же, сужу по обстановке в своей родной стране: когда карантин закончился, все привело к тому, что люди изголодались по общению. Все стали собираться толпами, игнорируя запреты и средства защиты. И мы видим, какие массовые вспышки заражения коронавирусом сейчас происходят во всех областях Казахстана.

Также я продолжаю общаться  со своими друзьями на родине. Которые говорят: у меня были такие-то симптомы, я пришел к знакомым врачам, и они сказали: ни в коем случае не сдавай тест! Потому что он обязательно будет положительным. Как я понимаю, политика в Казахстане другая – наоборот, завысить статистику, показать максимальное количество заболевших. Чтобы не только закрыть отдельные области, но и всю страну на замок. Я, конечно, не знаю, для чего это нужно, и кто какие цели этим преследует. Но что-то такое происходит.

Здесь я больше поддерживаю президента Беларуси в том, что он не допустил закрытия бизнеса. Все работали. Все было открыто. Однако, не вводя карантинные меры, самоизоляцию Лукашенко все-таки объявил. Т.е. можно работать в офисе, можно на удаленке – на усмотрение каждого человека. Соответственно, люди, понимая ситуацию, не водили в школы и детсады своих детей. Все эти учреждения были закрыты. Но это был выбор самих людей.

Многие остались без работы. По крайней мере, значительную часть людей оставили без содержания или сократили. Этого, конечно, нельзя было делать по закону. Но, как и везде, наверное, у собственников предприятий был выбор – сократить часть сотрудников или обанкротиться.

Понятно, что бары и рестораны в Беларуси тоже работали. Но они закрылись в момент пика, потому что люди просто перестали ходить по заведениям. И владельцам, конечно, тяжело пришлось. Сейчас все ожило, хотя и пишут о коронавирусе в новостях, и официальная статистика пока печальная. Но при этом все, кто ходит по барам и ресторанам, говорят, что там полно людей. Они ходят, гуляют, радуются жизни. Вечерами собираются на стадионах, массово играют в футбол, в командные игры. И дети продолжают тренироваться. Родители водят детей в спортивные секции, на свежем воздухе они занимаются. И так было на протяжении всего этого времени. Это то, что вижу я. Но, в то же время, многие ходят в масках, стараются соблюдать дистанцию. Повсюду есть средства защиты и санитайзеры – в лифтах, общественных заведениях, офисах. Кто-то недоволен, кто-то говорит, что это был выбор каждого человека. Но если бы закрыли все, то было бы еще хуже, чем в Казахстане, наверное. Потому что экономика тут тоже по швам трещит. Я работаю в сфере продаж, и наши клиенты – это бары, крупные рестораны, супермаркеты и гипермаркеты. Мы понимаем, что там тоже было большое падение продаж. До половины дневной выручки. А в барах, ресторанах и пабах – до 80 – 90 процентов. Сейчас люди возвращаются к нормальному ритму жизни. Все устали, деньги заканчиваются, и все понимают, что жизнь не остановилась, надо работать дальше.

Я тоже работал на удаленке. Я приходил в офис 3 раза в неделю. У нас ни один сотрудник в масках не ходил, честно скажу. Хотя есть везде средства защиты и санитайзеры. Офис очень большой – около 30 этажей в центре Минска. И было заметно, что многие перешли на удаленный режим работы в течение последних двух месяцев. Даже привычных очередей возле лифтов по утрам не стало. Сейчас уже многие вернулись, небольшая часть по-прежнему работает удаленно. Мнение у людей двоякое. Кого-то устраивает удаленка, особенно, если бизнес позволяет. Но в нашей сфере личное присутствие обязательно, поэтому часто назначаем встречи и контактируем с другими людьми.

Возле нашего офиса находится большой торговый центр, куда мы ходили обедать. Еще месяц назад там почти никого не было. Буквально за последние две недели все стало, как раньше. Люди вернулись, заработали кофейни и другие заведения. Все устаканивается. Как пример: в ближайшие выходные мы едем сплавляться на плотах большой компанией. Приезжают люди из регионов, где не очень благополучная обстановка с коронавирусом. То есть, нет уже какого-то страха заразиться, умереть. Я тоже считаю (это мнение мое и моей супруги), что рано или поздно мы все переболеем. И, возможно, пока у нас сильный иммунитет, т.к. мы занимаемся спортом и ведем активный образ жизни, лучше пусть заболеем сейчас, чем потом. Более того, в нашем окружении в Казахстане есть те, кого зацепил коронавирус, и были симптомы тяжелые. Но, слава Богу, все восстановилось, люди переболели и выздоровели. Поэтому сами мы относимся к этому спокойно – чего быть, того не миновать. Средствами защиты не пренебрегаем, но и не паникуем особо. Я считаю, что никуда мы от этого вируса не денемся.

Я считаю, что никаких дополнительных мер ограничения в Беларуси больше не будет, это точно. Более того, Беларусь готова открыть границы для всех других стран. Просто воздушное пространство во многих государствах пока закрыто.

Сам я чувствую себя прекрасно, бодрячком. Но, возможно, меня коронавирус тоже зацепил, потому что был период, когда я неважно себя чувствовал. Но мне трудно судить, переболел я или нет. Главное, что я этого не боюсь. И супруга моя тоже. Смысл бояться? Мы живем в социуме, и невозможно будет избежать заражения. Во всяком случае, мы прекрасно себя чувствуем. И никакой паники у людей вокруг тоже нет. По вечерам все футбольные поля в округе заняты – люди играют.

В 5 км от Минска есть озеро, которое мы называем Минское море. Чудесное место, вода, есть рядом волейбольная площадка. Там играют в пляжный волейбол – два на два. Полно народу! Чтобы поиграть, надо в очереди ждать. И никого это не останавливает. Люди общаются, веселятся, ведут активный образ жизни. Катаются на роликах и роликовых лыжах, велосипедная дорожка шикарная проходит через весь Минск – 42 км вдоль реки. Тут уже можно сфетофоры ставить. Жизнь кипит, одним словом.

P.S. На прошлой неделе в СМИ, в том числе беларусских, появилась информация о том, что из Китая поступил большой гуманитарный груз со средствами защиты для врачей. Значит ли это, что страна не справляется с пандемией своими силами? Сказать трудно. Будет ли эффективным бескарантинный способ борьбы с пандемией президента Лукашенко, также покажет время.

Записала Наталия Першина. Фото Роман Килин.