Ольга Пак, 40 лет.

Ольга Пак

Время сейчас сложное, особенно для детей. Они, конечно, жалеют меня, стараются крепиться, но есть вещи, которые трудно скрыть. Без преувеличения, Юра не просто родитель – он наставник и друг, такое сейчас крайне редко встречается. Он сам вырос без отца, толком его не помнит. Поэтому семья и дети – главное для него. Дочь Анна  заканчивает школу в этом году, она всегда мечтала, что папа будет на ее выпускном, даже немного ревновала его к классу, в котором Юра был классным руководителем, в этом году он тоже должен был выпускать их. Недавно  мы с дочерью зашли в магазин одежды, Аня  направилась к стенду с мужскими рубашками и сказала: «Мам, давай выберем рубашку для папы, в которой он будет у меня на выпускном. У меня ком встал в горле, смотрю на нее и молчу, а она с вызовом говорит, словно не замечая: «Хочу, чтоб у папы была новая красивая рубашка, ведь я же буду в красивом платье, и он должен быть красивым!».

В прошлом году канун Нового года был очень страшным, потому что следствие прилагало титанические усилия, чтобы поскорее направить дело в суд, и только 31 декабря днем стало известно, что дело возвращено на доследование. День рождения Юры приходится между Рождеством и Новым годом, поэтому эти дни были всегда наполнены ощущением непрерывного праздника. У нас в семье есть небольшая традиция – поздравлять папу в 00 часов, в самом начале 27 декабря. До этого времени мы все ходим и делаем вид, что ничего особенного не происходит, а потом улучаем момент и подбегаем с подарками к нему. Праздновать день рождения Юры застольем у нас не всегда получалось день в день, потому что в эти дни проходят школьные дискотеки, на которых он всегда присутствовал вместе со своими учениками. Иногда они устраивали чаепития и по поводу празднования нового года и его дня рождения. В этом году Юре исполняется 45 лет. В этом возрасте мужчины обычно подводят определенные итоги жизни: чего достиг, кем стал. Для Юры это был болезненный вопрос, ведь бытует мнение, что учитель – профессия не престижная и не особо денежная. Но я уверена, что человек, нашедший свое призвание, уже тем самым добился и достиг многого.

В последний раз я говорила с мужем  20 октября на краткосрочном свидании в СИЗО. Сейчас я жду, когда закончится карантин, и мы, возможно, увидимся. Мне так хочется поговорить с ним, задать ему вопрос: «Как ты?», просто посмотреть в глаза.

После апелляции меня несколько дней мучили кошмары. Мне снилось, что я выступаю в суде как общественный защитник и задаю вопросы свидетелям, которые помогают оправдать мужа. В прошлом году в конце декабря и начале января я сутками изучала дело Юры, вчитывалась в каждую строчку, разговаривала со специалистами. Понимаете, я точно знаю, что невиновность Юры доказана просто всесторонне, и это на самом деле пугает еще больше. Потому что получается какой-то абсурд, в голове возникают мысли: «Может, что-то не было сделано, ведь имея на руках такие доказательства невиновности ты не можешь быть осужден». Люди считают, что у нас слабый адвокат, но это не так. Наша проблема совсем не в адвокате или недостатке доказательств. Психологически было бы намного легче, если бы причина была в этом.

Мы намерены сделать все, что позволяет нам закон. В самом начале этого дела, еще в 2015 году, мы с Юрой решили действовать строго в рамках закона, хотя это решение выглядело безумным в глазах некоторых наших знакомых. Юра очень практичный и трезво оценивающий реальность человек, он всегда четко осознавал, в каком мире живет и не питал иллюзий. Просто есть вещи, которые нельзя переступить и продолжать уважать себя.

Надежда и вера остались даже после отказа в апелляции. Я поняла, что надежда, вера и любовь – это то, что лежит далеко за рамками каких бы то ни было систем. Они глубоко внутри каждого из нас и ничто не может их убит – ни беззаконные решения, ни окружающая несправедливость.

С ноября мы стали получать пачки писем и открыток со всех концов земли – из США, Финляндии, Канады, Великобритании. Мы за всю жизнь не получали столько писем. Люди пишут слова поддержки и восхищения Юрой. «Вы не одни, мы стоим вместе с вами. Вы не забыты». С октября мы получаем много писем и сообщений в социальных сетях. Большую поддержку получаем от казахстанцев, многие пишут, что испытывают стыд за то, что происходит с Юрой и разделяют с нами нашу беду. Именно в эти дни я поняла, что для меня значит Казахстан – это прежде всего люди, которых я искренне люблю и которым благодарна. Нигде в мире больше нет таких людей.

В Новый год мы войдем с надеждой и верой в лучшее. И в новогоднюю ночь загадаем как все желание и все, наверное, догадываются, каким оно будет – чтобы Юра, как можно скорее вернулся домой, чтобы мы были вместе и как прежде счастливы.


Записала Амина Смакова

Не забудьте подписаться на текущий номер