Гаухар Ахметова-Атертон, артистка, акробатка, 28 лет.

Каково это – казашке выступать в Цирке дю Солей

Быть частью Цирка дю Солей – моя сбывшаяся мечта. Насколько я знаю, я единственная девушка из Казахстана по акробатике, которой посчастливилось выступать в этом знаменитом цирке. В основном берут наших парней, ребят из Казахстана в Цирке дю Солей выступает много. Здесь школу Казахстана знают и ценят, казахов принимают с большим уважением, потому что все, что мы делаем, мы делаем с большой любовью и трудолюбием. Мы выкладываемся на все сто – такая у нас репутация. Как же я попала в этот знаменитый цирк? Начну свой рассказ с начала.

Моя спортивная карьера началась, когда мне было всего 4 года. Моя мама сама раньше занималась спортивной гимнастикой и даже сейчас в свои 50 лет может без проблем сесть на шпагат. Она решила отдать мою старшую сестру в секцию гимнастики, и меня прихватила с собой. Я тогда была маленькая и просто повторяла все движения за сестрой как хвостик, делала подтягивания, шпагаты, мостики. В итоге тренер сказал маме, что у меня есть талант – так я и осталась в спортивной гимнастике. Это было в Алматы, школа находилась в 1-м микрорайоне. А сегодня я мастер спорта международного класса, в составе сборной Казахстана по акробатике принимала участие во многих мировых соревнованиях, а с Цирком дю Солей путешествовала по всему миру и даже выступала на 84-й церемонии вручения «Оскара» прям перед Джорджем Клуни и Дженнифер Лопес. Это было незабываемо.

С детства я сразу начала проявлять свой спортивный характер, это было мое – все время соревноваться, соперничать. У сестры, наоборот, была постоянная дилемма – учеба или спорт, где учеба победила, поскольку она очень любит учиться. А у меня – только спорт, я вся в нем. Но это не значит, что я совсем не училась. Я окончила Казахскую академию спорта и туризма, факультет олимпийского спорта, правда заочно, потому что гастролировала с Цирком дю Солей. У нас в семье было железное правило – учеба превыше всего, так что пришлось заканчивать университет, хотя я не думаю, что диплом мне пригодится. Только если случится какая-нибудь катастрофическая ситуация, я всегда могу вернуться домой и работать тренером. Но сейчас такой необходимости нет.

Каково это – казашке выступать в Цирке дю Солей

Я думаю, большую роль в моей успешной карьере сыграла мама. Она, как белка в колесе, с нашим маленьким братишкой на руках записывала нас на все секции и кружки. Если папа где-то мог и пожалеть меня, мама проявляла строгость. Иногда бывало тяжело, я уставала, говорила: «Все, не хочу, не буду!». В такие моменты мама давала мне «пинка под зад», но не в прямом смысле, а ставила обратно на спортивный путь. Но это  благодаря ее строгости я сейчас там, где должна быть.

Гимнастикой я практически целыми днями занималась 14 лет – с 4 годиков до 17 лет. За это время успела поучаствовать во множестве престижных соревнований, показать себя миру. В это время меня и заметили в Цирке дю Солей. Представители этого цирка присутствуют на всех крупных международных соревнованиях, для них там даже стоят отдельные столики. Они внимательно следят за происходящим, кто как выступает, и могут пригласить тебя, заметив особую одаренность. Также можно самому подать заявку и пройти кастинг. Меня в первый раз пригласили в 15 лет. Не напрямую – надо спрашивать разрешение у тренера, таковы правила. Обычно они спрашивают, не заканчиваем ли мы карьеру, в акробатике, кстати, карьеру заканчивают рано; если тренер отпускает, то все, можно идти. В моем случае тренер сказал, что хочет еще свозить меня на Кубок мира, потом мы получили очередную путевку на чемпионат мира, затем девочки со сборной начали уходить, кто-то забеременел и выбрал семью, у кого-то парни хотели серьезных отношений, и в итоге все это растянулось до моих 17 лет.  В то время меня как-то спонтанно быстро пригласили, причем опять не напрямую. В то время у меня не было интернет-связи, и цирк почему-то прислал сообщение моей партнерше, а она затянула с оповещением меня. И вот в самый последний момент цирк уже напрямую связался со мной и сказал срочно, до пятницы прислать видео моих растяжек, подкачек, прыжков на батуте. А был, допустим, понедельник. У меня всего пара дней и при этом нет ни камеры, ничего. Мне пришлось срочно искать камеру, все это снимать, переписывать и отправлять почтой FedEx. Ответ пришел сразу. Меня пригласили на генеральную репетицию в Монреаль (Канада) и предложили контракт на 4 месяца. Когда я приехала туда, с меня сняли мерки, сделали слепки головы, сшили костюмы, сделали документы – одним словом, все, что нужно. Совсем скоро мне предложили другой, уже более длительный контракт на полтора года в Австралию. Естественно, я предпочла этот контракт, поскольку он давал гарантию, что полтора года у меня будет работа. В Австралии я участвовала в шоу «Варекай», проработала там почти 5 лет, а самое главное, встретила своего мужа. Это был очень счастливый период жизни.

Несмотря на то, что у нас с мужем разница в возрасте 13 лет, я совершенно ее не чувствую. После шоу «Варекай» передо мной встал непростой выбор: мой на тот момент парень уезжал на новое шоу в Лос-Анжелесе, которое называлось «Айрис». Это было стационарное шоу с французским уклоном, оно работало в театре Кодак (сейчас кинотеатр Долби), а это место, где проходят все номинации «Оскар»! У нас в этот момент отношения стали серьезнее, и он спросил, не хотела бы я поехать вместе с ним. Карьера в цирке была для меня важна, но я девушка семейная, для меня главное – семья. Я не знала, получу ли работу в США, но решила рискнуть. Одновременно подала заявку на грин-карту, чтобы хотя бы иметь право находиться рядом со своим парнем, даже если не получу работу. Но все сложилось благополучно, я получила и работу, и грин-карту. Я проработала год, а потом забеременела. Мы называем нашу дочь «ребенок Айриса» – в честь шоу, я, даже будучи беременной, летала с ней, а сейчас рассказываю ей, какие она вытворяла трюки, будучи в животе.

Вскоре после родов шоу в Лос-Анжелесе закрыли из-за финансовых причин. Сказались правила бизнеса. Туристы приезжают в Лос-Анжелес не из-за шоу, тут есть и другие достопримечательности, такие как Аллея звезд, тем более билеты достаточно дорогие. А те, кто живет в Лос-Анжелесе, стараются даже не ездить в туристическую часть города. Цирку пришлось сделать непростой выбор и закрыть шоу. Воспользовавшись случаем, мы с мужем взяли отпуск на год, съездили домой в Казахстан на полтора месяца – мой муж, кстати, полюбил наши традиции, но не переносит шум-гам и много людей. Потом мужу вместе с его братом-близнецом предложили работать в Лас-Вегасе, где они поработали 2 года. Вот так мы и путешествовали по США и оказались в Нью-Йорке.

Каково это – казашке выступать в Цирке дю Солей

В самом важном и кипучем городе мира Цирк дю Солей дважды пытался открыть свое шоу, но прогорел. Здесь Бродвей, где ставят мюзиклы, свои правила. Здесь великие и ужасные критики, которые могут вознести до небес, а могут легко убить любое шоу. Но наше шоу было прекрасное, красивое, как сказка.

Если говорить о моей жизни в цирке, то я всему рада. Всю жизнь я была «верхушкой» – это та, которая самая маленькая наверху стоит и выполняет все трюки. Я почти всегда стою на руках. Вы не поверите, но на руках я чувствую себя намного комфортнее, чем на ногах. Если я выполняла трюки на ногах, у меня бывали даже моменты истерики, потому что я боялась упасть. А на руках я профессионал.

В цирке проще, чем в спорте. Не нужно усиленно тренироваться для того, чтобы выиграть у соперника. В моей первой работе, шоу «Варекай», я радовалась всему. Во-первых, это моя стихия, я выступала, показывала зрителям свое искусство, получала удовольствие от процесса и за все это получала деньги. В моем случае карьера, хобби, работа сошлись в одном месте. Но бывали и трудные моменты, порой и вовсе тяжелые. Я скучала по родным, которых видела раз в год, а для меня семья превыше всего. Другой момент – языковой барьер, ведь в цирк я приехала совсем зеленая, без знания языка. Было трудно, но со временем я освоилась. А еще я столкнулась с тем, что люди злые, особенно когда это касается денег и карьеры. Возможно, я была чересчур наивной, доверчивой, всем доверяла. Однажды, после того как со мной перезаключили контракт, я поняла, что нельзя говорить коллегам, на сколько тебе подняли  зарплату, будь то хоть один доллар. Это был урок на всю жизнь, после этого я держала рот на замке.

Бывали моменты, когда мне просто казалось, что жизнь у меня слишком однообразная. Да, мы меняли города каждые 2-3 месяца, но работа одна и та же, тот же график, те же упражнения. Иногда я ходила невеселая и вопрошала: «И это все? А что-нибудь в моей жизни еще будет?» Но потом я поняла, что все зависит от меня, я начала менять свой график в работе, больше трудиться над тем, что я всегда любила – стойки. Приходила пораньше, чтобы потренироваться, прошла курсы по макияжу. Я поняла, что если сама буду позитивная, позитив будет со мной. Такая вот нехитрая формула. Тем более цирк – моя большая вторая семья, для меня счастье быть частью великой компании, куда очень многие рвутся, но лишь единицам дается шанс. Много талантливых людей по тем или иным причинам не могут попасть сюда. Иногда нет места, иногда нет счастливой звезды. Люди трудятся годами, чтобы попасть сюда, а у них не получается, просто потому что не их момент.

Каково это – казашке выступать в Цирке дю Солей

А сейчас я счастливая мама двоих детей, мы живем в Нью-Йорке, и я очень хочу вернуться на сцену. Я начала вести свою страницу в «Инстаграме» (@gasya), которая стала популярной, хотя изначально я завела ее для себя. Причем популярность в этой социальной сети я начала набирать недавно, думаю, это благодаря дочке. Я обычно снимаю и выкладываю видео своих стоек на руках, но однажды ко мне присоединилась дочка. Она видела, как я тренируюсь, и решила за мной повторять, начала держаться за трости, делала шпагаты и сама держала свое тело на тростях. Я и сама, наверное, не смогу так сделать! У меня даже муж спрашивает: «Это ты ей сказала так сделать?» Ну вот одно из таких видео распространилось по сети, и пошло-поехало. Иногда обидно, что люди выкладывают мое видео  везде на своих страницах, ведь это мое видео. Но я не использую ребенка для своего «Инстаграма». Я просто хочу показать, что я делаю, и вижу, что людям это нравится, им интересно. Мы с мужем не заставляем детей делать то, что делаем мы. Мы прошли очень тяжелый путь – это профессиональный спорт, и мы не хотим, чтобы наши дети прошли через то же самое. Не каждый осилит. Это тяжелый труд, многие ломаются, не выдерживают.

Так вот, возвращаясь к «Инстаграму», – из-за него пошел просто наплыв популярности, я думаю, мне уже нужен ассистент. Меня зовут со всех уголков мира на всякие шоу талантов, про меня писали в Daily Mail, Mantra magazine, Cosmopolitan, Huffington Post, 6ABC. Однажды со мной связались с какого-то телеканала и сказали, чтобы я срочно дала интервью, через 3 часа выйдет уже целый сюжет про меня. Тогда я подумала: «Ой-ей, да что же это за слава такая, почему нельзя заранее предупредить?»

Сейчас я думаю потихоньку возвращаться в цирк. Я всю себя отдавала сцене, брала энергию от зрителей. Мы делали сказку, и эта сказка была для меня настолько важной… Я соскучилась по этому чувству единения со зрителями. Но вот с детьми теперь не знаю, что делать! Мы никогда не оставляли своих детей с нянями. А буквально на днях я впервые сделала это – оставила сына с няней, испытывая при этом чувство некой вины. И представляете, он на меня обиделся! Ведь я всегда была с ним. Ну и напоследок об одной несбывшейся мечте. Мне всегда хотелось поднять акробатику на новый уровень в своем родном городе. Но сейчас уже время не то, другая жизнь – и у Алматы, и у меня – и пока я здесь. А что дальше будет, жизнь покажет.


Записала Айгерим Толеуханова

Не забудьте подписаться на текущий номер