Каково это – не спать с детства

 Айгерим Мекишева, журналист.

Айгерим Мекишева

Все началось когда мне было 5 лет. На дворе восьмидесятые. Я не сплю ночью, но пока не понимаю, что это проблема, просто не сплю и все. Иногда беру подушку и иду к родителям в спальню, чтобы примоститься возле матери. После попыток бороться со злом при помощи молока с медом на ночь, прогулок перед сном и строгого режима, родители к ужасу обнаружили, что у меня проблема. И у них – тоже.  Мы пошли в детскую поликлинику к невропатологу.  Отстояли очередь.

— Ну так, девочка у вас вполне нормальная, знаете, что я посоветую?… — после осмотра начала врач, попутно поправляя очки и заполняя медицинскую карточку, — вы просто не обращайте внимания. Не проверяйте ее ночью: спит – не спит?  Не спит, ну и пусть не спит. Вы сами-то нормально спите? В общем, если все же недельки через две это не прекратится, я направлю вас к психоневрологу, а он выпишет девочке таблеточки (назидательно посмотрев на меня)…

Мать попыталась подавить испуг, но у нее плохо получилось. Я же поняла, что если не буду спать, то случится страшное – «таблеточки», а это как будто приговор какой-то… мне ж всего пять! Родители в точности последовали рекомендациям специалиста.  И даже для верности несколько вечеров подряд  проговаривали для меня: «Смотри, мы к тебе ночью подходить и проверять не будем».

Трюк детского невропатолога сработал.  Не прошло и двух недель, как сон наладился. Родители потом еще радовались, мол, и делов то – просто подходить к ней не надо было, внимания не обращать…

Мне 10 лет.

  • Я знаю, это все после встречи Нового Года началось. Вы сидели, ждали 12-ти, потом еще телевизор долго смотрели.  Вот режим у тебя и расстроился. –  объясняет мне и по большей части себе мать, — Господи, все каникулы толком не спала. А в школу как же? Может больничный взять? Посмотри на меня – мы же тоже из-за тебя не спим. Посмотри, как я теперь выгляжу. (Смотрю – мама и правда выглядит неважно). А нам на работу завтра, мне вставать в шесть утра.
  • Помню, что ровно в 6 утра нас будило радио гимном  СССР.  Ну как будило? – я просто отмечала про себя: «О, ну вот и гимн». Возникало ощущение торжественности момента: пробуждается вся страна.

Именно в 10 лет у меня начала зарождаться паника из-за бессонницы. Да, та самая, с вопросами к себе, с обжигающим затылок многочасовым ужасом и спутанными мыслями в голове. Я заболела в ту пору гриппом. Что интересно, выздоравливая от гриппа,  постепенно выздоравливала и от бессонницы.

Мне 19 лет. Зима. Я не сплю уже месяца полтора. От этого факта меня колбасит. Я паникую. Я ненавижу зиму и во всем виню ее.  Врач прописывает уколы реланиума внутримышечно. Не помогает. Он тупит тебя, но не усыпляет.  Это все равно как надеяться, что от ветеринарного средства «Кот Баюн» злой песик станет добрым.  Я или прогуливаю первые пары или дремлю  под носом у преподавателей.

В период с 25 до 29 я удачно применяю холодинамику против  периодически накатывающей бессонницы.

Мне 30-31. Я нормально не сплю полтора года. Забываюсь неспокойным явью-сном под утро. Холодинамика не работает. Дело осложняет изнуренная нервная система. У меня умер отец. У меня неудачные отношения.

Тогда сначала я договариваюсь на работе, что буду приходить к 11, а потом и вовсе увольняюсь. Толком не живу и кажется, не существую.  В связи с бессонницей страдает иммунитет, вот  уже три месяца болею бронхитом. Антибиотики не помогают. Соседка снизу приходит  лечить меня пармелией на кипяченом молоке. Бронхит, наконец, побежден, и я иду на прием к одному из лучших психиатров города. Она применяет психоанализ и другие практики.  Наши встречи продолжаются месяца два. В итоге я прошу ее прописать мне снотворное.

От снотворного по утрам металлический привкус во рту. Но зато я сплю ровно 9 часов.  Ура!  Устраиваюсь на работу, постепенно жизнь налаживается.  Важно сказать, что покупая снотворное в спец. аптеке, я железобетонно решила, что это временная мера и применять таблетки буду ровно до тех пор пока не войду в колею, а там посмотрим…

Действительно, приучив себя к определенному режиму сна, успокоившись и набравшись сил, я вскоре смогла спать и без ксанакса-ретарда.  Еще помогла книга Дипака Чопры «Полноценный сон. Полная программа по преодолению бессонницы». Нет, я не преодолела бессонницу благодаря знаменитому поп-гуру, но поняла, что мне многое нужно в себе изменить. Пробрало от приведенной в книге истории о женщине, для которой бессонница стала поводом измениться кардинальным образом. А мне, испытывающей проблемы со сном с детства, сам бог велел.

В итоге, я стала клиентом психотерапевта на три с половиной года, прошла расстановки по Хеллингеру, часть из которых была посвящена решению именно этой проблемы. Не буду вдаваться в подробности техник, чувств и личных причин психосоматического характера. Просто и безэмоционально обозначу, что далее я занялась психологией и изучением разнообразных психотехник.  Какое-то время сама принимала клиентов. У нас принято подшучивать над этой наукой, но я считаю, что психология – наука прикладная и очень практическая, она нужна ради решения определенных задач, если таковые имеются.

Отметив определенный личностный рост по собственной шкале, и  перестав барахтаться в парадигме, содержащей некое противостояние как условие, я  поняла, что нахожусь  на правильном пути. Вопросы, кто прав, кто виноват, что хорошо и плохо, волнуют меня теперь гораздо меньше. Теперь во всяком деле для меня важен контекст, детали и нюансы. И в бессоннице контекст тоже, несомненно, имеется. Если у вас  проблемы со сном – попытайтесь его разгадать и не бойтесь идти в свою глубину. А я собираюсь сладко отоспаться за все прошедшие годы…


Айгерим Мекишева

Не забудьте подписаться на текущий номер