Каково это – работать в службе секса по телефону

Бывший секс-оператор рассказала Esquire, что ей нравилось в этой работе и почему она в конце концов решила ее оставить.

Каково это – работать в службе секса по телефону

Первый урок, который я усвоила, учась в школе искусств, это то, что счета не оплатят сами себя. Мне было 19 лет, я – студентка, которая вряд ли смогла бы покрывать квартирную плату, если бы не один трюк. Днем я изучала постимпрессионизм, а ночью подрабатывала тем, что занималась сексом по телефону.

Это занятие оказалось несколько сложнее, чем я могла себе представить, Например, я могу притвориться кем или чем угодно, но я не должна просто изображать это существо. Запутались? Например, мне звонит парень, который хочет заняться сексом по телефону с пуделем. Я должна ему сказать, что я буду пуделем, если он того захочет, но он должен понимать, что он будет разговаривать с девушкой, которая притворилась пуделем. Звучит как минимум странно, но таковы правила.

Еще большим сюрпризом для меня стал тот факт, что мужчине просто нужен кто-то, кто станет свидетелем того, как он мастурбирует. Проще говоря, создаст иллюзию того, что он не один. Они не спрашивают, во что я одета, какого размера моя грудь, от меня даже не требуется что-то рассказывать о себе. Раньше я думала, что эта работа заключается в умении вести пошлые разговоры с незнакомцами, но все оказалось не так. По-моему, это разновидность эксгибиционизма, когда ты хочешь, чтобы кто-то был свидетелем твоего оргазма.

Моя работа не секрет для моего окружения. Когда я сказала об этом родителем, они почувствовали облегчение, что я наконец-то смогу сама оплачивать свою комнату. Мой сосед по квартире тоже в курсе – он взял за привычку сидеть в коридоре со своим бойфрендом в то время, как я работаю и хихикать над моими репликами. Иногда я впадаю в ступор после странных запросов клиентов, и тогда он даже подсказывает необходимые фразы.

Я не считаю свою работу постыдной, отнюдь. Мне кажется, я работаю на горячей линии психологической помощи.

Я работаю дома, сидя в пижаме, за телевизором, чем-нибудь лакомясь. Мне кажется, это приятней, чем вытирать сальные столы, таскать грязные тарелки и выпрашивать чаевые. И потом, работая официанткой, я часто сталкивалась с сексуальными домогательствами. В данном случае, моя работа гораздо безопаснее, и, что самое важное – мне не приходится проводить весь день на ногах.

Но таким мой настрой был вначале – спустя несколько месяцев я поняла, что со мной что-то не так. У меня началась депрессия, мне было тяжело поднимать трубку, меня все раздражали. Я перешла со здоровой домашней еды на печенье и мороженое, которое ела, чтобы достовернее изобразить восторг от того, как незнакомец кончает на другом конце провода. Мне понадобилось много времени, чтобы точно определить проблему. И после одного разговора с друзьями, оставшимися работать официантами, я все поняла: ни один из клиентов ни разу не сказал мне «спасибо»  или «до свидания». Ни единого раза.

В такие моменты мужчины настолько зациклены на себе, что не представляют меня как живого человека. Я скорее пластинка с записанными на нее звуками и стонами, которая включается в нужный момент.  Люди просто сливают на меня свои эмоции.

Можно притворяться кем угодно, но быть живым человеком от этого ты не перестаешь…

Я бросила это занятие и ушла работать в ритейл. Нормальная студенческая работа.

Я не жалею о «том» периоде своей жизни. Это был опыт, многому меня научивший. Например, как важно быть внимательным и заботливым во время таких интимных моментов. Как важны все люди, так или иначе задействованные в твоей жизни. Продавцы в магазине, соседи, консьержи – все эти едва знакомые лица, окружающие нас, которых мы не замечаем, равнодушно проходя мимо. Теперь я всегда стараюсь смотреть им в глаза, улыбаюсь, здороваюсь и обязательно благодарю. Благодарить всегда есть за что – все мы делаем свою работу на благо друг друга. Какой бы эта работа ни была…

 

Не забудьте подписаться на текущий номер