Каково это — рисовать без рук

Карипбек Куюков, художник, почетный посол антиядерного проекта ATOM, 47 лет.

КАКОВО ЭТО - РИСОВАТЬ БЕЗ РУК

Я без рук. К своему положению адаптировался еще в детстве. Я привык делать все ногами. Для меня ноги – это мои руки.  Все происходило само собой. Рисовать начал, когда мне было примерно 6 лет. В школу я еще не ходил. Увидел набор цветных карандашей, цвета были такие яркие и сочные, что захотелось попробовать. Взял карандаш пальцами ног и начал рисовать. Первые изображения были по детски-наивные. Облака, голубое небо, солнце.

Мой день начинается, как обычно. Встаю, завтракаю и начинаю творить. До обеда у меня вдохновение. Идеи приходят именно с утра. Стараюсь приняться за работу сразу же. Потом обязательно прогулки, физические упражнения.

Если что-то начинаю рисовать, стараюсь закончить, как можно быстрее. То есть взялся за дело – доделай до конца. Не бросай начатое. Не люблю возвращаться к чему-то снова.  Три, четыре дня уходит на одну картину. Смотря, что изображаю и чем. Если масляные краски, то времени больше уходит, если акрил, то меньше.

В школе, я начал ходить в библиотеку, хотелось узнать больше о рисовании. О технике. Старался посещать кружки, запоминал, впитывал в себя знания. Я и лепкой увлекался. Всем, чем обычные дети занимались, тем и я. Просто для некоторых вещей, нужны были длинные пальцы, а на ногах короткие, поэтому что-то было недоступно. Но душа всегда стремилась к прекрасному.

Вообще-то мою историю многие знают. В 1968 году в Егиндыбулаке, в ста километрах от Семипалатинского ядерного полигона родился мальчик без рук. Это был я. Для семьи это был шок. Врачи предлагали избавиться от ребенка, только вот отец был против такого предложения. Тем более, до моего рождения они уже потеряли двух детей. Родители не отреклись от меня, а окружили любовью и заботой. Отец сильно переживал о моем будущем, как я смогу жить дальше, не имея рук. Узнав, что в Ленинграде есть институт протезирования, где могут помочь, отвез меня туда в надежде, что я смогу пользоваться протезами. Врачи как и обещали, сделали искусственные руки, но я так и не смог к ним привыкнуть. Все делал ногами, а протезы были тяжелым грузом на плечах.

Мой отец часто брал меня с собой на работу. Он был шофером на ГАЗ-53. По дороге рассказывал мне об ужасах, которые видел. Мы заезжали в отдаленные совхозы, и замечали, как родители стесняются своих детей, потому что они родились с отклонениями. Я лично знал семью, где 10 детей родились такими. Их отец верил, что однажды у них появится нормальный здоровый ребенок, но этого не произошло – все десятеро детей умерли один за одним. Сердце отца не выдержало такого испытания. Однажды он пришел домой с работы, сел на лавочку и все… Он ушел вслед за своими детьми.

Сегодня я являюсь почетным послом проекта Атом. Я бывал во многих странах, где люди пострадали от соседства с ядерными полигонами, видел слезы японских матерей из Хиросимы и Нагасаки, участвовал в митингах и протестах на полигоне в штате Невада в Америке, у меня есть друзья, участвовавшие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Я видел много больных детей, которых матери прятали, стесняясь показывать людям, и я понял, какие тяжелые испытания пришлось перенести нашей земле.

Но рисовать я люблю очень мирные вещи, больше всего – времена года. Зима, лето, осень, весна. Это завораживающе. Люблю рисовать, как лежит снег – на деревьях, на дороге, на полях. Осень – настоящее буйство красок. Стараюсь показать через свои работы мир, который меня окружает. В меру своих сил и способностей. Я самоучка. Все, что делаю, это от себя, от души. Рисовать с помощью пальцев ног и губами раньше было совсем не трудно физически. А вот сейчас годы берут свое. Чем старше, тем сложнее. Поэтому пока есть время, стараюсь сделать намного больше.  Хочу оставить после себя что-то.

Как я сказал на одном выступлении: у меня нет рук, что бы обнять вас, но у меня есть сердце, и оно принадлежит вам.


Автор Амина Смакова

Не забудьте подписаться на текущий номер