Берик Косжанов, 27 лет, сотрудник гляциологической станции

горы гляциологическая станция ученый

Я никогда не планировал заниматься тем, чем занимаюсь сейчас. Не представлял, что когда-то мне придется работать в горах, скорее думал, что буду спокойно преподавать географию в школе. Сам я из Актобе. Географией увлекся еще классе в восьмом или девятом. Именно по этому предмету я показывал лучшие результаты на школьных олимпиадах, а чуть позже, уже приехав в Алматы, в университете вполне логично выбрал специальность «научная география». Затем попал в лабораторию, проходил практику на гляциологической станции «Ледник Туюксу Т1», а когда там открылась вакансия, устроился на работу в качестве младшего научного сотрудника.

Перед устройством на станцию проводится обязательный медицинский осмотр, организм проверяют на любые возможные отклонения. Врачи во время медосмотра часто шутят, что работников, успешно прошедших обследование, можно сразу в космос отправлять. На высоте 3400, пусть это не пять или семь тысяч метров, в любой момент может подняться давление или отказать сердце. Случаи бывали разные, причем и у пожилых, и у молодых.

Ведь нагрузки идут серьезные, иногда приходится на пределе работать: на ледник с оборудованием лезть, забуривать там рейки, мотобур, который весит килограммов двадцать, на себе таскать.

Даже просто сходить на метеоплощадку­­ – уже нагрузка: малое количество кислорода, перепады давления, все эти факторы создают определенные сложности для организма, тут быстрее устаешь, чем в городе.

Подняться на станцию – тоже задача. Обычно мы добираемся сюда пешком с Шымбулака. Зимой и весной самое тяжелое – идти по свежему снегу. Особенно в будние дни, когда даже туристы практически не ходят. Приходится тропу с нуля прокладывать. Зимой бывает, что с Шымбулака до научной станции добираешься чуть ли не весь день. Мы же со всем снаряжением, провизией идем, рюкзак весит не менее тридцати килограммов. Если погода нормальная, то в среднем дорога занимает четыре часа, но это в идеале.

станция ледник горы

Работаем мы вахтенным методом – по десять дней. Следующих десяти дней хватает, чтобы полностью восстановиться между сменами. Хотя некоторым и пары дней достаточно. По технике безопасности, на станции одномоментно должно находиться не менее двух сотрудников. Желательно больше, чтобы в случае чего вовремя оказать первую помощь. Каждые три часа нужно снимать данные на метеоплощадке, записывать всю информацию о погодных условиях: cиле ветра, количестве осадков, температуре и влажности воздуха, давлении, высоте снежного покрова, продолжительности солнечного сияния. Первый замер проводится в девять утра, последний в девять вечера. Ночью наблюдения не ведутся.

Вся самая тяжелая работа проходит на леднике, где в лед забурено более ста двадцати четырехметровых реек. По ним регулярно измеряется слой стаявшего льда.

Эти данные необходимы для расчета годового баланса массы ледника – основного показателя отклика ледника на изменения климата. В зимний период здесь весьма тяжело передвигаться. Даже снегоступы не всегда спасают. Ноги все равно вязнут в снегу, к тому же можно угодить в ледниковую трещину. Вдобавок на леднике бывают частые туманы, из-за которых видимость становится практически нулевой. Поэтому с собой мы обязательно носим комплект одежды и запас еды, на всякий случай.

В зависимости от того, как сильно тает лед, меняется и частота наших подъемов на ледник. Обычно снегосъемки проходят каждые десять дней. В летний период работы ведутся в зависимости от погоды. При продолжительной высокой температуре замеры проходят чаще. Время от времени еще батиметрию проводим – замеряем уровень воды в озере. А недавно на леднике поставили автоматическую метеостанцию.

Ледник Туюксу постоянно тает. В течение последних десятилетий ледники сокращаются в большинстве горных районов мира. При этом темпы таяния ледников Центральной Азии одни из самых высоких в мире.

В 1956 году, когда станцию T1 только построили советские гляциологи, наш ледник был на порядок больше, в настоящее время он отступил на несколько сотен метров.

Наблюдения здесь ведутся круглогодично и беспрерывно. «Туюксу Т1» является одной из старейших гляциологических станций в мире. Нигде нет такого ряда наблюдений за ледником, как в Казахстане. Благодаря работе наших специалистов, ледник Туюксу – самый изученный в СНГ.

Как и в любом горном лагере, условия проживания у нас довольно спартанские. Душа нет, максимум можем из тазика помыться. Летом воду нужно из речки или озера принести, а зимой мы топим снег. Самое трудное время в этом плане – межсезонье, когда снег начинает таять и становится грязным, а осадков нет. К тому же талая вода вымывает кальций из организма, поэтому мы принимаем его дополнительно в таблетках и побольше молочных продуктов кушаем.

Зимой топим печку, по крайней мере, не замерзаем. Еще на станции солнечные батареи установили, это тоже спасает. Когда сильные снегопады, морозы или ветры, на улице особо ничего не сделаешь, приходится больше дома сидеть. Бывает, что крышу срывает. Этой весной у нас, например, унесло уборную. Но мы стараемся все сразу в порядок привести.

Раньше на станцию со всего Cоюза приезжали спортсмены, туристы. Тренировались здесь, жили. Народу было много. Каждый сотрудник привозил с собой книги, вещи. Все это до сих пор хранится на станции в качестве сувениров. Сейчас время от времени здесь проводят учения солдаты. В этом году у нас наплыв иностранцев: из Америки, Франции, Австралии. Иногда иностранных туристов видим на маршруте даже больше, чем казахстанских. Многие интересуются тем, что такое гляциология.

Приходится объяснять что ученые, изучающие лед и снег, занимаются действительно важным и крайне ответственным делом. Ведь стремительное таяние ледников может привести к резкому сокращению водных ресурсов и лишить доступа к воде сотни миллионов людей.

Рассказываем, как приходится совмещать работу научного сотрудника, климатолога, альпиниста, скалолаза, строителя, и что за счет всего этого на этой работе гораздо интереснее, чем на других. А лучший подарок для гляциолога – это хорошие погодные условия. Поэтому я засыпаю и просыпаюсь с одной мыслью: «Лишь бы погода была хорошей».


Записал Кирилл Каргаполов

Фотограф Офелия Жакаева