Алчный сын раджи, любознательные дети и вечный праздник – казахстанец Анвар Мусрепов рассказал о своем опыте волонтерства в городах Индии.

Индия волонтерство казахстанец

Решение отправиться волонтером в Индию было спонтанным, хотя после увлечения йогой и медитациями я давно мечтал побывать в этой стране, причем без курортных зон и русских гидов. А как узнать и понять страну лучше всего? Конечно же, поработав и пожив там как самые обычные местные жители. В колледже я работал в международной студенческой организации AIESEC, поэтому обратился в уже знакомое место. Где сдав экзамены по английскому, ответив на формальные вопросы анкеты и заплатив организационный взнос 30 000 тенге, я стал участником благотворительного проекта, где моя роль была связана с производством социальных фотографий и видео. Многие знакомые считали мою идею бредовой, особенно их возмущал тот факт, что за добровольную работу я еще и заплатил. Но мне хотелось получить новый опыт, уехать подальше от серых будней и почувствовать себя полезным.

Моя работа началась в тихом, по индийским меркам, провинциальном городе Нашик, в составе интернациональной группы студентов из Польши, Германии и Египта. На месте моя задача несколько отличалась от изначальной: мы должны были организовать один благотворительный вечер народных танцев, а попросту говоря, ходить по потенциальным спонсорам и просить деньги. Расчет был сделан на то, что индийцы любят иностранцев, и когда к ним в офис приходят молодые люди из Европы, Азии или Африки с просьбой о пожертвовании, они не могут устоять перед их чужеземным обаянием.

Мы вообще были окружены вниманием в этом небольшом городе в 200 километрах от Мумбая, не привыкшем к иностранцам: нас постоянно останавливали на улице, просили сфотографироваться, а соседи часто звали в гости. Жители Нашика говорят на марати, верят в свою интерпретацию истории индуистских богов и готовят местные уникальные блюда.

vot.jpg

Руководил нашей интернациональной командой сын одного из самых богатых людей в городе, звали его Ронак, и, как я уже сказал выше, у него был хитроумный план игры на струнах индийской любви к иностранцам. Деньги в наши протянутые шляпы должны были течь рекой. Моя роль в том была не из последних: я разрабатывал информационные медиаматериалы, презентации и видеоролики. Но очень скоро для меня стало очевидным, что нас эксплуатируют в коммерческих целях: сын раджи просто решил построить бизнес на доверчивых спонсорах и наивных иностранцах. Я, может быть, немножко идеалист, но быстро раскусил раджу. Я все-таки из Казахстана, а не из Европы.

Ронак всегда ходил с нами, и когда очередной спонсор дал нам денег чуть больше, чем мы просили, но с просьбой также отремонтировать туалеты в его родной школе, сын раджи взял их с лукавой улыбкой, а потом как ни в чем не бывало признался, что положит эти деньги в “собственный фонд на будущие расходы”. Тут уже все стало предельно ясно.  Это была последняя капля в чаше моего терпения, я расторг контракт и уехал работать на другой проект в город Индор.

Из Нашика я уезжал под зажигательные ритмы барабанов и песен, которые звучали в честь дня рождения бога Ганеши, который, по поверью, давал свое благословение неделей тропических ливней. Дождь шел, не переставая, день и ночь, заливая землю, дома и деревья, а люди под ним кружились в танце в своих мокрых одеждах, смеялись и пели.

_MG_2654.jpg

До Индора я ехал 19 часов в переполненном автобусе,  люди спокойно ложились спать прямо в проходе, но, казалось, некомфортные условия их совсем не беспокоят.

Новый проект оказался более гуманистическим, чем первый. Меня вместе с другими волонтерами поселили в общежитии муниципальной школы, в ней же мы преподавали после окончания основных занятий. Я учил детей фотографировать и снимать видео.

_MG_3986.jpg

Это было большое старое здание посреди живописного парка, по которому бегали дикие ящерицы, белки и павлины. Прекрасный зеленый эдем заканчивался сразу за оградой – там начиналась другая Индия: с мусорными завалами на дорогах, бродячими коровами и трупами задавленных уличных свиней. Мы часто выходили за пределы территории школы по делам, купить продукты или еще что-то, ходили группами, так безопасней. Но, несмотря на окружающий ужас, вас не покидает ощущение вечного праздника: где-нибудь да что-нибудь в Индии постоянно отмечают.

Один раз мы зашли в обычный ресторан перекусить, а стали свидетелями красочной священной церемонии – работники заведения установили алтарь, зажгли свечи, начали молиться и петь. Только закончив свой ритуал, нас покормили, на это ушло 20 минут, но мы не роптали, ведь было интересно.

_MG_2694.jpg

Когда бы мы ни выходили прогуляться на улицу, нас встречали танцующие люди, разбрасывающие в воздухе сухой раскрашенный порошок, отчего все вокруг становилось разноцветным.

_MG_2615.jpg
_MG_2575.jpg

Вас не пропустят мимо, обязательно увлекут в свой праздничный круг. Так феерично индийские города живут, конечно, не всегда, просто наше волонтерство совпало по времени с любимым народным праздником. На закрытие фестиваля на центральную улицу Индора вышли миллионы индийцев, тут-то мы и узнали об обратной стороне индийской любви. Один за другим люди подходили к нам, чтобы сфотографироваться или просто спросить, откуда мы.

Сначала из-за нас образовалась пробка, затем в мгновение ока, не успели мы оглянуться, как нас со всех сторон уже окружала огромная неуправляемая толпа, из которой каждый тянул к нам руки, хватая нас за одежду и камеру. Поняв, что ситуация выходит из-под контроля, мы стали силой пробиваться к выходу, началась давка, крики, и лишь вмешательство полиции помогло нам выбраться живыми из омута индийской любви.

В нашей второй команде были ребята из Египта, Марокко, Сенегала и Бельгии. Условия работы были хорошими: отдельная комната с кондиционером, четырехразовое питание и бассейн по субботам. Каждый учил детей тому, что умеет сам: марокканцы и сенегалец преподавали французский, бельгиец – алгебру, египтяне занимались в арт-классе, а я – в фотокружке.

_MG_4007.jpg

Индийские дети очень смышленые, открытые и любознательные, они внимательно слушают, о чем бы вы им ни рассказывали, задают вопросы. И, как нам объяснили, тут опять же играет свою роль любовь индийцев к иностранцам. Вообще, наша школа, вероятно, была не из самых бедных: хорошо одетые дети бегали с айпадами, классы просторные, в каждом – по 20-25 учеников. Каждый день школьники начинают с общей молитвы, не знаю, она ли действует так умиротворяюще, но за время работы в школе я ни разу не видел ни одного конфликта между детьми.

_MG_4547.jpg

Интересно, откуда же тогда растут ноги многочисленных этнических и религиозных конфликтов в этой стране? Об этом я задумался, наблюдая также за дорожным трафиком, хаотичность которого никак не выводит из себя водителей, они невозмутимо воспринимают подрезания и обгоны, не ругаются и уж тем более не останавливаются для более серьезного выяснения отношений.

Индия действительно помогает открыть глаза и посмотреть на многие вещи под другим углом. Делая выводы по завершении своей работы и путешествия, я понимаю, что моя поездка была полностью оправданна, и она не принесла бы мне столько эмоций и опыта, если бы я поехал ради обычного туризма.


Фотографии автора