Нетрадиционная ориентация среди военных была всегда – Данияр (имя изменено), 36 лет, подполковник, рассказал о своем опыте.

геи в армии
Иллюстративное фото: fishki.net

Нетрадиционная ориентация была среди военных всегда. Я об этом узнал, еще когда учился в военном училище. В то время я даже не подозревал, что среди военных может быть столько гомосексуалистов.

Однажды, еще во время учебы, ко мне подошел парень восточной внешности с глубоко зелеными глазами. Он недвусмысленно дал понять, что хотел бы провести со мной ночь. Я воспринял все как шутку. В моем восприятии по-другому и не могло быть. Но этой же ночью он пришел ко мне, уж не знаю, как он понял, что меня интересует эта тема, и начал приставать. На тот момент у меня не было никакого гомосексуального опыта, просто был легкий интерес, даже больше любопытство.

Секс с этим парнем не случился. В силу разных причин. Но с тех пор мы с ним стали лучшими друзьями. Он же мне и рассказал, КАКОЙ жизнью живет военное училище.

Я с интересом за всем наблюдал и сначала не мог понять, как такое возможно, это ведь ВОЕННОЕ училище!

Довольно быстро я привык, и эта тема стала нормой. Если раньше для меня все было обыденным, то теперь я стал замечать, кто как на кого смотрит. И эти взгляды для меня были настолько читаемы и очевидны, что я удивлялся сам себе. Я постоянно задавал вопрос: как это я раньше не распознавал и не видел всего этого?

Со временем я понял, что тут совершенно не работает тема того, что толпа мужиков просто не знает, куда деть свою энергию, и от этого разводит содомию. С определенной периодичностью курсанты легко могли выезжать в город, да и по соседству был расположен женский корпус. Т.е. недостатка в женском внимании не было вообще. Кстати, у большинства военных студентов были параллельные гетеросексуальные отношения с женщинами, а у некоторых даже были семьи и дети.

Когда мне приоткрыли завесу и показали всю гей-тусовку военного училища, я смотрел на этих мужчин и понимал: глядя на них, я бы никогда в жизни не заподозрил, что они могут быть геями, да еще и военными.

Настолько брутально они выглядели. Настолько от них веяло мужской резкостью и безукоризненной гетеросексуальностью.

Мне было интересно все. Как и чем живет военная гей-тусовка, как они все умеют маскироваться, где проходят встречи и пр. Сразу мне не раскрывали всего, наверное, осторожничали. Позже я сам обнаружил то самое «место встречи». Поздней ночью я проследил за ребятами. Все оказалось довольно прозаично: местом встречи был душ, на том же этаже, где была казарма. В определенный час все встречи происходили там, в душе. Других вариантов не было, так как на ночь корпус был полностью закрыт. Был закрыт каждый этаж.

Так проходил каждый день большинства военных. Днем служба, ночью – душ. Во время учебы я больше был наблюдателем. Несмотря на весь мой интерес, я так и не решился в тот период на секс с мужчиной, но я был в курсе абсолютно всего: кто с кем встречается, кто был в душе прошлой ночью, кто будет в душе следующей ночью, кто кем интересуется и пр.

После училища я женился. Тема гомосексуализма как-то обходила меня. Но на мужчин я уже не мог не обращать внимания, был интерес. Как-то меня отправили в командировку, меня встретил и разместил у себя дома коллега, тогда он был в должности подполковника. Он оказался очень неординарной личностью. Мы много разговаривали на различные темы, он прекрасно рисовал. Нетрудно догадаться, что свой первый опыт я получил именно с ним, с подполковником.

Прозвучит смешно, но для меня было большим удивлением, когда я однажды пришел с работы, а он подготовил все в лучших традициях самого романтичного кино.

Дабы читатель не плевался, не буду вдаваться в подробности.

Я не знал, что он гей, он не знал, что я интересующийся. Но как-то мы поняли друг друга без объяснений и детализаций. Он знал, что у меня не было никакого опыта, в общем, он все рассказал мне, объяснил и показал. Таков был первый опыт.

После двухнедельной командировки я вернулся в свой город, на свою службу, к своей супруге. С тех пор мы с ним больше никогда не виделись. Честно признаться, я жутко скучал. Но гордость не разрешила мне позвонить. Супруга, конечно, заметила: что-то происходит. Но мы оба молчали. Каждый играл свою роль. В состоянии молчания и искусственно созданного «все нормально» я с ней прожил около 10 лет. Все эти годы я встречался с мужчинами, порой даже не приходил домой ночевать под предлогом военного дежурства. Я не лгал, дежурства действительно были, просто не такие частые.

Если раньше были просто встречи с мужчинами на одну ночь, то однажды я встретил парня, и у меня начались первые серьезные, долгие отношения. Мы совпали. Именно тогда я решился на развод и признался во всем супруге. Были страшные истерики.

Я переживал за нее, за ее состояние, переживал, что в этом порыве злости она позвонит ко мне на работу, представлял, как это все раскроется. Но все обошлось.

Она просто в один день подписала нужные бумаги по разводу и отпустила.

Сегодня я продолжаю свою военную службу, живу с любимым. Для коллег, которые приходят в гости, а таковых очень мало, существует легенда – я живу с братом, который приехал из другого города. Для родителей легенда звучит так: живу с парнем, он друг и коллега, мы просто делим жилплощадь, и все на этом.


Записала Наталия Пак

Впервые материл был опубликован в 2017 году.