Анель Люмен, специалист по бриллиантам и ювелирным изделиям Геммологического института Америки (GIA)

В нашей сфере нет случайных людей. Обычно добыча минералов, их огранка и продажа, ювелирное дело — профессии, переходящие из поколения в поколение. У нас в семье все началось с папы. Он добытчик алмазов в Западно-Африканском регионе, и по теме сырья, в том числе ограненного, его знания безграничны. Вполне логично, что отцу хотелось, чтобы и я пошла по его стопам (и даже углубилась в область геологии). Но ввиду того, что меня с детства окружали эти белые камни, особо они меня не завораживали, я как-то игнорировала эту тему. К тому же я всегда не любила географию плюс имела приличные знания о бриллиантах, что казалось мне достаточным.

Я пришла к данной теме после года обучения в Лондоне, когда поняла, что специальность, которую выбрала, совершенно мне не подходит, а по складу характера я не могу заниматься тем, что не приносит удовольствия. Алмазы меня ждали с распростертыми объятьями, и это было взаимно. Попробую, а там посмотрим, решила я.

Так пролетел год, в конце которого я поняла: работа геммолога очень разнообразна и интересна, здесь важны знания точных наук и при этом есть место творчеству. Идеальнее и быть не может.

Поработав в компании отца и оценив все стороны работы, я наметила путь развития, который требовал получения специализированного образования. С вузом думать долго не пришлось: Геммологический институт Америки — главный авторитет в мире образования, изучения и оценки бриллиантов, драгоценных камней и жемчуга, на нем я и остановила свой выбор.

На тот момент обучаться можно было уже только на английском языке, поскольку из-за санкций закрыли филиал в Москве, но это не стало для меня проблемой. В целом программа по алмазам и ювелирным изделиям рассчитана на четыре года, если выбирать дистанционное обучение. Но лабораторные занятия и финальные экзамены в любом случае проходят в учебных центрах, и без успешной сдачи экзаменов диплом не выдают. Очень удобным оказалось то, что ехать в Америку необязательно: можно выбрать любой филиал по миру, подать заявку и после одобрения продолжить обучение уже в лаборатории. На сдачу экзаменов по бриллиантам я поехала в Эмираты, где успешно справилась с задачей, заметно прокачала свои навыки, завела полезные знакомства и еще больше влюбилась в профессию.

Что я сегодня могу рассказать об этом? Жизнь любого драгоценного камня — это сплошной стресс. Его история начинается с нахождения — добычи, затем идут экспорт, огранка, сертификация, закрепка в изделие, демонстрация в магазине и, наконец, покупка. И, кажется, на этом путь камня заканчивается. Но последний этап, который проходит камень, прежде чем его хозяин или хозяйка начнет спать спокойно, — это изучение его специалистом.

Вот тут царство геммологии и заступает на вахту. Оценка всех алмазов осуществляется по критериям 4C: каратная категория, цвет, чистота, огранка (carat, color, clarity, cut). Главный параметр — вес, от этой категории будет зависеть цена за карат: чем крупнее бриллиант, тем он реже, а значит, дороже. Далее следует параметр, который, в принципе, мы все можем определить на глаз: бесцветный ли бриллиант, то есть эталонный, с желтым оттенком или вовсе цветной, то есть фантазийный. В зависимости от цвета и интенсивности окраски камня колеблется и цена, причем существенно — от $3000 за цельный каратный бриллиант до $2 000 000 за редкие насыщенные красные и фиолетовые бриллианты. Чистота — наличие внутренних включений и внешних пороков. Так как мы имеем дело с натуральным материалом, все понимают, что каждый из экземпляров имеет свои особенности, появившиеся еще во время формирования минерала, — прям как у людей. Безупречные образцы, кстати, встречаются крайне редко. Мой самый любимый параметр — это огранка. Многие его игнорируют, а ведь именно он заставляет сверкать бриллиант особенным блеском. Правильное соотношение сторон и углов в бриллианте дает свету отражаться в полной мере, именно при соблюдении всех пропорций бриллиант достаточно подсвечен белым светом, имеет цветные блики и выглядит соответственно своей каратной категории: он не глубокий, словно сосулька, и не плоский, словно ледяной пласт, — гармоничный и сияющий, все это про физику и огранку.

Для определения этих параметров эксперту необходимо простейшее оборудование: лупа — важнейший инструмент в руках геммолога, классикой считается инструмент 10-кратного увеличения, калиброванная бумага, гейдж (в случае с изделиями сканер бесполезен) и весы, если камень не закреплен. Для оценки стоимости используется таблица Рапапорт — мировой ориентир цен для бриллиантов.

Итак, первое, что я делаю во время экспертизы, — определяю с помощью лупы, бриллиант ли это вообще. Второе, если это все-таки бриллиант (97% случаев в моей практике), меня интересуют его чистота и цвет. И здесь главный инструмент — это глаза специалиста и, конечно, опыт. После я замеряю бриллиант гейджем для определения физических размеров, еще раз оцениваю соотношение всех его частей и выношу вердикт, на сколько карат тянет камень и далеко ли это от идеальных пропорций. Все эти параметры влияют на цену. Успокою продвинутых пользователей: да, флюоресценцию мы тоже смотрим, это обязательно! Так мы получаем анализ камня, затем открываем таблицу Рапапорт и ищем цену за карат. Как правило, я называю клиенту две цифры: цену, которую просят в магазинах на подобный продукт, и цену, которую можно получить на профессиональном рынке.

Меня часто спрашивают, насколько наша профессия востребована в Казахстане. По большому счету нет, и на то есть объяснения: в нашей стране нет алмазных, корундовых и прочих редко встречающихся минеральных месторождений, нет рынка, соответственно, нет спроса на нашу профессию. Но и без работы мы не сидим. Бриллиант — капиталоемкая единица, непроседаемый эквивалент денег. И у нас достаточно людей, заинтересованных в превращении своего капитала в легко перемещаемую и непросчитываемую для большинства единицу измерения. Как и тех, кто хочет приобрести красивую, редкую и ценную вещь для души.

Ко мне часто обращаются люди, которые заказывали изделия за границей либо приобретали в брендовых магазинах. Однажды мне довелось проводить экспертизу по очень интересному и запоминающемуся камню. Это был прекрасный крупный эталонный бриллиант огранки «капля» от ювелирного дома Chopard из категории «один на миллион», которым я буквально любовалась. Деталей той истории раскрыть не могу, в нашей профессии ценится немногословность, но, думаю, я еще долго буду вспоминать того красавца.

Из минусов профессии могу назвать гендерные и возрастные предрассудки. Многие представляют себе геммолога как пожилого седого мужчину в очках и с лупой, малообщительного и загадочного. На самом деле в лабораториях в основном трудятся женщины-геммологи. Они, кстати, предпочтительнее в данной профессии, особенно голубоглазые. Считается, что светлые глаза наиболее чувствительны к улавливанию оттенков и света. Что касается возраста, представляю, какие чувства испытывал клиент перед экспертизой! Это сравнимо с тем, что вам предстоит перенести сложную операцию, и тут выходит девушка, которая выглядит на двадцать с небольшим, и говорит, что она ваш хирург…

Но несмотря на возраст и гендер, планы на будущее у меня колоссальные. Мой идеал — создать казахстанский ювелирный бренд, который выйдет на международный уровень. Многие говорят, что этому неоткуда у нас взяться, что хорошие мастера есть только в Европе. Это не совсем так, ведь в Tiffany, Jacob&Co, Graff и других серьезных брендах благополучно работают казахстанские ювелиры. Их руки, увы, прославляют не наши, а западные бренды. Чем не повод задуматься?