Автор книги «Черная кровь Казахстана», журналист Олег Червинский – о пожаре на месторождении Каламкас и о вероятных виновниках катастрофы.

Каламкас месторождение газ нефть Казахстан Атырау Каспийское море ЧП экологическая катастрофа

Кадр из видео Lada.kz

Впервые на нефтяном месторождении я, тогда еще молодой журналист, побывал в конце 90-х. По традиции тех лет, радушные хозяева провели обряд «посвящения в нефтяники», и я щедро помазал щеки под каской сакральной жидкостью. Благо, недостатка в ней не было – тут и там вокруг старых облупленных качалок, равнодушно кивающих массивными головами, были щедро разлиты нефтяные лужи. И не суть важно, где это происходило: в кызылординской пустыне или в атырауской степи, подобный пейзаж был типичным для любой местности, где добывалось «черное золото» страны.

Тем сильнее было для меня открытие, что может быть по-другому: когда спустя буквально пару лет с группой атырауских экологов я побывал в одном из национальных парков на южном побережье Великобритании. Участок буквально в несколько квадратных метров на его территории был огорожен, и в центре стоял насос, качающий из-под земли нефть. А вокруг – дикая нетронутая природа, и белки смело прыгают над нефтяной скважиной.

С тех пор экологические требования к нефтедобыче в Казахстане ужесточились, правительством был введен запрет на сжигание на факелах попутного газа, выходящего на поверхность вместе с нефтью, а каждый случай разлива углеводородов давно уже классифицируется как ЧП. И тем громче был резонанс от распространившихся на днях в социальных сетях и WhatsApp снятых на смартфоны видео пожара на одной из скважин месторождения Каламкас на полуострове Бузачи рядом с Каспием.

13 марта там, при бурении очередной скважины, произошел выброс газа. К вечеру устье скважины было загерметизировано, но газ, находящийся под землей под мощным давлением, прорвал земную толщу в 13 местах и стал выходить на поверхность, смешиваясь с буровым раствором и околоскважинной жидкостью. Пока не вспыхнул утром 25 марта 10-метровым огненным факелом на площади почти в квадратный километр. Справиться с огненной стихией не удается уже двое суток. А вечером следующего дня вице-министр энергетики Болат Акчулаков сообщил, что огонь перекинулся на вторую скважину.

Чем дальше, тем ситуация тревожнее – история знает примеры, когда в 1985 году пожар на легендарной скважине №37 месторождения Тенгиз тушили 400 дней.

Каламкас месторождение газ нефть Казахстан Атырау Каспийское море ЧП экологическая катастрофа

Та поездка в Великобританию в конце 90-х для казахстанских экологов была организована операционной компанией «ОКИОК» – предшественницей нынешнего Северо-Каспийского консорциума. Тогда альянс крупнейших нефтегазовых компаний только готовился к освоению шельфового месторождения Кашаган и находился под шквалом критики местной общественности. Главные опасения экологов заключались в том, что в случае возможной аварии при бурении на шельфе чувствительной экосистеме Каспия будет нанесен непоправимый ущерб.

Консорциум работает на Кашагане уже более 20 лет, а пока что собственный мир губим мы сами, не прося помощи ни у кого.

Та же компания «Мангистаумунайгаз» – родная, казахстанская, одно из старейших предприятий, добывающее нефть на земле Мангистау вот уже более 55 лет. Министерство энергетики Казахстана сообщило, что создало для расследования причин аварии специальную комиссию, и виновные обязательно будут наказаны. Неизвестно правда, кто понесет наказание: те, кто санкционировал в погоне за прибылью нарушение технологии и правил безопасного ведения работ? Или простые стрелочники из числа рабочих-бурильщиков?

С декабря 2018 года в реке Урал все там же, на западе Казахстана, гибнет рыба, уже более ста тонн ее выброшены на берег. И что? На дворе конец марта, а виновные, сделавшие в реку смертоносный сброс, до сих пор не названы и не наказаны. Правда, министерством создана очередная комиссия.

Моральный и физический износ производственных фондов, непрофессионализм, круговая безответственность и коррупция – вот истинные проводники, ведущие западный, нефтедобывающий регион страны к экологической катастрофе. А вовсе не какие-нибудь алчные иностранные инвесторы, которыми привыкли пугать впечатлительную публику.