Журналист телеканала Atameken Business Руслан Идрисов – об инциденте в Караганде и возможных последствиях антиармянской истерии. 

национальности Караганда Казахстан конфликт

Ужасно само по себе то, что некоторым из нас сейчас приходится писать тексты на подобные темы. Может, полезнее было бы промолчать, но я не могу. Хотя лучше бы сейчас высказались те, кто не должен в этой ситуации отмалчиваться.

Я листаю ленту и понимаю, что нас очень просто развести по разные стороны баррикад, которые мы сами охотно выстраиваем. И здесь уже не только и не столько про национальности. Есть люди, далекие от общественных бурь, которые не призывают ни к ксенофобии, ни к наказанию «разжигателей», которые живут своей частной жизнью в родной стране, но однажды, не успев переключиться от праздников к реальности, вынуждены вдруг задаться вопросом: «А что если?»

Недавно журналистка сайта el.kz брала у меня интервью о моих репортажах из Сирии и Афганистана. И как-то неожиданно прозвучал вопрос:

«Какую позицию вы займете в случае, если между Чечней и Казахстаном вдруг вспыхнет конфликт?»

Дело в том, что я чеченец. Я казахстанец, и я чеченец. Я тогда ответил, что не могу представить себе такое. Но потом задумался и вспомнил чеченские войны 90-х. Тогда Олжас Сулейменов и другие представители интеллигенции отправились в Чечню, вели переговоры с Грозным и с федералами, призывали решить конфликт мирным путем. Я считаю себя таким же пацифистом, мои взгляды полностью совпадают с целями той делегации. Потому в ситуации, которую предложила представить коллега, я бы в составе миротворческой миссии делал все возможное для мира.

Нет такой проблемы, такой обиды и такого спора, который нельзя урегулировать, не убивая друг друга.

Моя мама родилась в Казахстане. Она выросла в интернациональном окружении. Ее отец работал в административном корпусе «Майкаин золото», и почти все его друзья были казахами. Он уважал их, они уважали его. На этом строятся добрые человеческие отношения. Мой отец тоже родился в Казахстане, но еще ребенком его увезли в Чечню (это после смерти Сталина, когда репрессированным народам вернули право «на жизнь»), и вернулся в Казахстан он уже взрослым человеком в 80-х годах.

А в 1992 году родился я. Родился уже в независимой суверенной стране. Союз распался, а хорошие отношения между людьми остались. В детстве мы не смотрели на «нацию» друг друга. Общались и дружили с теми, к кому душа тянется, кого уважали и любили.

Мы слишком долго пребывали в иллюзии, что так будет всегда, и отмахивались от признаков обратного, как от чего-то несерьезного. Такого не может быть никогда! Ведь мы – лаборатория дружбы народов.

Но настроения меняются буквально на глазах, и сегодня прозвучало то, что еще вчера невозможно было представить – призыв депортировать целый народ, как когда-то делал Сталин. Речь идет об армянах, но я отдаю себе отчет в том, что завтра это могут быть чеченцы, и даже если ты совершенно ни при чем, можно попасть под раздачу. Ненависть – она такая…

Те, кто так пишет, даже не задумываются о том, что собрались депортировать резидентов страны, граждан – не мигрантов. Это абсурд, не укладывающийся ни в понятие внутреннего законодательства, ни международного права.

И куда они, интересно, отправят граждан Казахстана? Где их примут?

Те, кто предлагает выслать из страны невиновных людей, не задумываются также над тем, что подобное происходит сейчас в Китае с казахами и уйгурами. Мусульман заставляют отречься от веры в исправительных лагерях, но наша страна остается в стороне, потому что это не «наша война». «Это внутреннее дело КНР и граждан этой страны», – заявили в казахстанском МИДе.

А что если? Этот вопрос свербит не у меня одного, но у многих, у кого уязвимый, как выясняется, текст в графе «национальность». А что если завтра человек с таким же, как у меня, текстом в паспорте совершит преступление? Несу ли я ответственность за всех чеченцев в Казахстане? Несут ли ответственность все русские за всех русских, все уйгуры за всех уйгуров, все татары за всех татар? Несут ли ответственность все казахи за всех казахов?

За все преступления, мелкие и тяжкие? Не моральную, но уголовную, так, чтобы око за око, зуб за зуб?

Прежде чем ответить на эти вопросы, сделайте усилие и поставьте себя на место всех казахстанских армян. Для этого вам надо перенести себя, например, во Францию, где ваш «земляк» убивает человека, и вас из-за этого хотят выселить из страны. А у вас гражданство, работа, друзья, квартира. Вы любите эту страну, связываете с ней свою жизнь и уезжать не хотите. Вы родились здесь. Как быть? Молча наблюдать за происходящим и гадать, по какому сценарию все пойдет на этот раз? Или писать посты в надежде, что тебя услышат и возродится взаимное уважение у людей, для которых и голодомор, и спецпереселения, и другие ужасы были не словами из учебников по истории, которые в любой момент можно переписать, а живой болью.