На этот раз в «Степном детективе» рассказ об одном известном и странном кладе, найденном недалеко от Алматы еще до войны.

Esquire пытается узнать, кому могли принадлежать эти украшения, что за глубокий смысл вложили в них древние ювелиры и при каких обстоятельствах предметы попали на нашу территорию.

Каргалинская диадема реликвия археология

***

Это тот редкий случай, когда есть возможность воссоздать историю находки не только с помощью архивных, научных данных, но и прибегнуть к художественному произведению в виде романа Юрия Домбровского «Факультет ненужных вещей». В его центре — детективная история о том, как в конце 30-х годов в Центральный музей Казахстана незнакомые рабочие принесли горсть золотых бляшек. По реакции директора музея они убедились: археологическое золото представляет ценность и можно рассчитывать на премию. Паспорта, оставленные в залог, кладоискатели незаметно забрали. Теперь у главного героя книги археолога Зыбина и его коллег почти нет шансов разгадать загадку клада, который позже в науке назвали каргалинским.

1940 год. Из сборника докладов и полевых исследований Института истории материальной культуры АН СССР  им. Н. Марра: «В 1939 г. в правом ответвлении Каргалинского ущелья (Алма-Атинская обл.), близ урочища Мынг Ошакты на высоте 2300 м над ур. м., при случайных обстоятельствах, тов. Назаренко были найдены кости человека с набором золотых предметов в количестве около 300 штук. Скелет был найден в расщелине скалы в сильно потревоженном виде. Ориентировку установить было крайне трудно…»

По словам научного сотрудника отдела археологии Центрального Государственного музея РК Ольги Мякишевой, несколько рабочих Каргалинского суконного комбината во время охоты случайно обнаружили древнее золото.

Теперь уже, к сожалению, не узнать, была ли это чья-то могила или кладокопательский схрон, а человеческие кости, упомянутые в первых сообщениях, не сохранились.

Позже музейные специалисты провели раскопки близ ущелья, но кроме фрагмента ложечки и пары крошечных самородков они ничего больше не нашли. Детали этой истории Юрий Домбровский хорошо знал потому, что работал хранителем древности в том самом музее. Правда, странно, что писатель перенес все драматические события вокруг клада на два года раньше.  Хотел ли он тем самым усилить атмосферу страха, которая начала царить в советском обществе именно в 37-м? А может, он знал какие-то детали, о которых побоялись рассказать милиции и НКВД люди, нашедшие золото?

Из сотен предметов каргалинского клада самым загадочным артефактом считается золотая диадема. Это две пластинки, инкрустированные драгоценными камнями (длина – 35 см, ширина – чуть больше 4,5 см).  На первый взгляд сложно представить, для чего вообще эти детали и почему их называют диадемой?  Эксперты придерживаются версии, что полоски нашивались на головной убор, образовывали оклад. Они убеждены, что была еще и третья (центральная) часть украшения. Но куда она делась и что на ней было изображено? До сих пор это большая тайна.

Каргалинская диадема

каргалинская диадема история археология

Первый исследователь диадемы Александр Бернштам и его единомышленники считали, что она была частью шаманской атрибуции и ее сюжет относится к тюркской эпохе. Как заметил в интервью «Тайнам Великой степи» архитектор, культуролог Алмас Ордабаев: «Бернштам был талантливый, блестящий человек, говорил на десятках языках, и при этом он был одержим собственной идеей, великой историей. Сказать, что это был просто клад, он не мог. Поэтому мне кажется, что он сочинил эту легенду о шаманке».

Прорисовка изображений на диадеме из погребения на р. Каргалинке, из работы А. Бернштама, 1940 г.

Вторая теория звучит не менее захватывающе, она отсылает к завоевательским походам Александра Македонского. Советский археолог Елена Кузьмина видела в диадеме древние иранские мотивы. В современном учебнике «Археология Казахстана» под авторством К. Байпакова и Ж. Таймагамбетова и сегодня указано: «Сами изображения на диадеме связаны с широко распространившимся в Европе и Азии культом богини-матери и бога плодородия Диониса… После походов Александра Македонского культ этого божества широко распространился в Евразии и зачастую сливался с местными божествами».

10 декабря 1964 г. – 5 марта 1975 г., из романа Ю. Домбровского «Факультет ненужных вещей»: «Кусок состоял из ажурной золотой пластины, разделенной на два пояса. В верхнем поясе был изображен рогатый дракон с гибкой кошачьей статью и на пружинящих лапах. Он стоял, извиваясь и оскалясь. Четко был вычеканен каждый клык зверя. А ниже этажом помещался козлик… Потом еще летели лебеди, поднимались фазаны и утки, порхали мелкие птахи. Отдельно… стоял ладный крылатый конек… И другой такой же конек несся по небу. На нем сидела молодая женщина. Ветер взметнул ее волосы, и они сделались похожими на шлем…»

Фрагмент каргалинской диадемы, описанный в романе «Факультет ненужных вещей». 

И, наконец, известный археолог Кемаль Акишев полагал, что сюжет диадемы навеян даоскими верованиями. Дело в том, что до нашей эры усуньские племена населяли нынешнюю территорию Семиречья (где и был найден каргалинский клад). Древние люди верили в то, что весь мир поделен на три части: Верхнюю, Среднюю и Нижнюю. Их населяют птицы, животные, люди и растения (корни которого, подобно древу жизни, уходят вниз). Этот сюжет и отражен в украшении. В беседе археолог, востоковед Алишер Акишев пояснил, что усуни находились в тесном контакте с китайцами в эпоху правления династии Хань. Так что диадему сделали либо в Китае, либо местный мастер изготовил ее под китайским влиянием. «На диадеме изображен даосский рай, звери, птицы, дракон. Ни скифы, ни саки, ни усуни не изображали драконов», –объяснил эксперт.

В китайской иконографии драконов изображали усатыми и рогатыми, как и на каргалинской диадеме. 

С Алишером Акишевым согласен исследователь Алмас Ордабаев. Более того, он нашел в китайской литературе точное описание сюжета диадемы! Анализируя в «Тайнах Великой степи» загадочное украшение, он обратил внимание на сидящее верхом на драконе существо, похожее на человека, но в птичьем одеянии. «В раннем Средневековье был такой поэт – Цао Чжао, он написал стихотворение «Бессмертие». Оно посвящено шаманам, к которым обращались за секретом долголетия. Так вот его стих отсылает к каргалинскому украшению. Там упоминается линчжи — это волшебная трава, продлевающая жизнь, и сказочная страна духов Пэнлай.  Даосизм оперирует этими понятиями до сих пор», –  говорит эксперт.

Стихотворение «Бессмертие» из сборника «Семь печалей», конец 2-го начало 3 в.:

«Открыты мне Небесные врата,

Из перьев птиц я надеваю платье;

Взнуздав дракона, мчусь я неспроста

Туда, где ждут меня мои собратья.

Я линчжи рву в восточной стороне,

В краю бессмертных у границ Пэнлая;

Ты снадобье прими, сказали мне,

И будешь вечно жить, не умирая».

Возможно, этот сюжет каргалинского украшения навеян древней китайской поэзией.

Как диадема попала в Степь? Вероятно, это был дипломатический дар китайского двора одному из правителей кочевых племен. А может, местный мастер изготовил украшение для соседей, что называется, на экспорт. Вполне допустим и третьй путь — какая-то китайская принцесса вышла замуж за кочевого правителя и привезла в качестве приданого эффектное украшение. А вот писателю Домбровскому представлялась красивая легенда о том, что владелицей сакрального предмета была юная жрица, которую после таинственного ритуала принесли в жертву. Шаманка или царевна, жрец или верховный правитель — кто бы ни владел этими сокровищами, но судьбе было угодно, чтобы они попали в руки непосвященных людей, и шансов узнать, что же представляло собой секретное захоронение, почти нет.

Еще одну загадку подбросила специалистам серьга из каргалинского клада. В отличие от диадемы она выполнена в знаменитом скифском зверином стиле, и с этим никто не спорит. Но вот о сюжете до сих пор нет единого мнения. Так, первые исследователи Бернштам и Кузьмина считали, что на серьге изображена крыса, которая вгрызается в человека.  Но подобных мотивов в древней мифологии не найдено, возражает востоковед Акишев, и он полагает, что на украшении изображен кабан, нападающий на человека.

Вид сверху на серьгу из каргалинского клада. Если представить, что дужка – это хвост животного, то сходство с крысой усиливается.

И все-таки есть возможность узнать кое-что об истории клада с помощью специальной дорогостоящей экспертизы. Например, из каких мест был взят металл. Оказывается, в конце 20 века ученые делали подобный анализ знаменитой Сибирской коллекции Эрмитажа. Тогда выяснили, что большая часть украшений изготовлена из золота, добытого в казахских степях!


Автор Айнур Мазибаева

Материал впервые был опубликован в 2018 году.