Казахский журналист на съезде китайских коммунистов

Журналист Игорь Неволин съездил на съезд коммунистической партии Китая и объяснил специально для читателей Esquire.kz, чего Казахстану и всему миру стоит ждать от его судьбоносных решений.

Еще несколько месяцев назад я вообще не знал, что в октябре Компартия КНР проводит свой XIX съезд. Поэтому не буду выдумывать, что всю жизнь только и мечтал о том, чтоб побывать на слете самых ярких представителей 89-миллионной партии.

Если бы не случайная сентябрьская поездка в Китай, то мне, видевшему в своей жизни XXVI и XXVII съезды КПСС еще в черно-белом изображении пузатого кинескопа лампового телевизора, вряд ли бы пришло в голову посмотреть то же самое вживую. Но в сентябре по приглашению главной китайской газеты «Жэньминь жибао», я побывал на форуме, посвященном реализации инициативы председателя КНР и генерального секретаря КПК Си Цзиньпина «Один пояс — Один путь», где о чем бы ни шел разговор, все обязательно заканчивалось одним: «В октябре на съезде будет сделан первый шаг для установления нового мирового порядка — Китай уже созрел для того, чтобы заявить о своих амбициях во весь голос».

Ну и ради объективности следует уточнить, что съезды КПСС и КПК, хоть лидер китайских коммунистов Си Цзиньпин и напомнил в своем докладе, что ориентиром развития для КНР стала Великая октябрьская революция в России — это не одно и то же.

Как все начиналось

– Попасть на съезд не так просто, ведь желающих со всего мира гораздо больше, чем вакансий для аккредитации, – предупредил меня Филипп Чжоу, шеф отдела международного сотрудничества «Жэньминь жибао».

Однако скинул на почту ссылку на сайт, который автоматически принимает заявки на регистрацию от иностранных СМИ.

Времени оставалось мало. Более того, к заявке требовались кое-какие официальные письма, а на дворе суббота с воскресеньем. И срок подачи документов истекает в 00 часов с воскресенья на понедельник. Глубокой ночью 2-ого октября, в десять минут первого по алматинскому времени, когда в Пекине было уже десять минут третьего, мне удалось собрать весь пакет цифровых документов и нажать «отправить».

Кликнул больше на удачу, так как был уверен, что опоздал, и китайские коммунисты примут свои судьбоносные решения без присутствия казахстанского корреспондента. Регистрацией ведь занимается техника, которая автоматически без всяких симпатий или антипатий просто отсечет все, что прибыло позже обозначенного срока. Однако, как оказалось, техника была настроена с китайской мудростью, с допуском на местное время тех регионов, откуда отправлялись заявки.

А может просто чудесным образом повезло оказаться в числе 1818 иностранных журналистов, как везло и в последующем, например, получить визу перед самым вылетом, или в последние минуты найти потерявшийся бейдж с электронным чипом, без которого не пройти в Дом народных собраний.

Только прилетели сразу сели

Сама регистрация и атмосфера в Пекине накануне съезда подтверждали публикации большинства СМИ о невиданной доселе открытости съезда. Еще пять лет назад, когда генеральным секретарем избрали Си Цзиньпина, все было иначе. Журналистов тогда было в три раза меньше, причем не только иностранных, но и всё понимающих своих. А выходы к прессе делегатов тогда не соответствовали нормам партийной этики. Но пять лет назад режиссерами и сценаристами мероприятия были политики четвертого поколения. А Си представляет уже пятое поколение, проводящее структурные реформы, в ходе которых количественный рост экономики принесен в жертву росту качественному.

В современном Казахстане съезды партий, в том числе и Нур Отана, проводятся под выборы, как один из элементов агитации, где обычно студенты весело машут флажками, а партийцы обещают больше, чем собираются сделать.

Съезд же КПК (если не приходится на окончание второго пятилетнего срока работы генсека) проводят не для электоральных потребностей, а для отчета за истекший период работы и постановки задач на следующее пятилетие. Поэтому руководство компартии знает, что через пять лет придется отвечать за каждое сказанное слово. Это и объясняет, почему китайские коммунисты открыто говорят о проблемах неравномерного развития страны, бедности, расслоении общества и признают, что социализм будет построен не раньше, чем к 2050 году, а пока всем надо закусить удила и приближать эту дату своим самоотверженным трудом и скромностью.

К слову, делегатам XIX съезда впервые в истории не предоставили права бесплатно посещать гостиничные парикмахерские и косметические салоны, а в номера не подавали корзин с фруктами и огромных букетов цветов. Ограничились маленькими скромненькими букетиками.

Есть еще и другие отличия, к сожалению, не в нашу пользу, которые бросаются в глаза на каждом шагу. Например, никто не перекрывает улиц к Дому народных собраний. Руководители партии и государства либо прибывают намного раньше, чтоб не доставлять неудобств пекинцам, либо делают это как-то незаметно без кортежей с мигалками.

В КНР делегаты и журналисты проходят не за три часа до начала мероприятия, а минут за тридцать. Причем пресса может опоздать настолько, насколько посчитает нужным. Журналисты и фотокорреспонденты спокойно входят в зал или покидают его даже во время выступления докладчика №1, если, например, потребуется поговорить по телефону.

Из вышесказанного понятно, что сотовые телефоны никто не отбирает, связь не глушат, интернет не вырубают.

Все знают, что в Китае интернет не абсолютно свободный. Нет доступа к Твиттеру, к Фейсбуку, есть проблемы с Гуглом. Но данные особенности присутствуют всегда, а не по причине съезда. Да и вообще, вполне возможно, что на самом деле эти ограничения не политического, а экономического характера, ведь в КНР есть собственные социальные сети, куда из-за недоступности общемировых, идет вся нацеленная на этот рынок реклама. Такая вот китайская специфика построения социализма с обществом средней зажиточности.

Работа у нас такая

Съезд партии – мероприятие особой важности не только для политиков. Но и для спецслужб. Наблюдая в зале заседаний за молодыми людьми с короткой стрижкой и военной выправкой, но в гражданских темно-синих костюмах, невольно думаешь, каких нервов им стоит соблюдать спокойствие при исполнении своих обязанностей среди обвешенных фотоаппаратурой журналистов, свободно перемещающихся по пресс-ложе для выбора лучшей точки. Иногда казалось, что слышен скрежет зубов недовольных китайских «соповцев», когда очередная «акула пера и микрофона» (причем не обязательно мирового масштаба) вскакивает с кресла, чтобы сделать селфи на фоне Си Цзиньпина, выступающего метрах в пятидесяти на трибуне. Но ничего, почки никому не отстегнули и даже аккредитацию не отобрали.

Пятое поколение

О рекордном по продолжительности выступлении генерального секретаря уже все написали. Но может потому, что это традиция, о которой знали все, кроме меня, СМИ проигнорировали то, что китайский лидер, перед тем как взойти на трибуну для 210-минутного доклада, поклонился в пояс делегатам, сидящим в зале, а потом тем, кто находился в президиуме.

Решения партии — в жизнь, в Китае принимаются очень быстро. Только вчера Си Цзиньпин сказал с трибуны, что жилье надо строить не для спекуляций, а чтобы в нем могли жить люди, – а уже назавтра провинции начинают отчитываться, какие они могут предпринять шаги, чтобы простые люди приобретали квартиры без кредитов с огромными процентами. Понятно, что скорее всего эти программы были разработаны и одобрены еще до съезда, так как невидимая рука рынка, вырвавшаяся на несколько лет из-под всевидящего ока партийного контроля, понастроила в тучные годы в буквальном смысле слова «золотые» квадратные метры. Теперь все это разгребать партии и правительству. Самое главное, что рядовые китайцы, даже беспартийные, верят, что коммунисты разгребут.

Мне приходилось работать с китайскими делегациями времен политиков четвертого и третьего поколений. В их лексиконе слово «глобализация» имело негативный оттенок, хуже глобализации была только «гегемония». Понятно, что подразумевалась американская гегемония и западная глобализация. Теперь глобализация перестала быть ругательной. Си Цзиньпинь с трибуны съезда поставил задачу открываться миру и экономически и политически. Возможно, с выходом Китая на следующую ступень развития, гегемония тоже просто станет констатацией факта — факта китайской гегемонии, которая и будет означать новый мировой порядок, к которому де-факто уже готов почти весь мир.

Си про мировой порядок ничего не говорил, но в среднесрочной перспективе поставил задачу создать сильнейшую в мире армию, способную действовать за пределами Китая. Далеко за пределами.

Пока ВВП КНР около 12 триллионов долларов, это на треть меньше американского внутреннего валового продукта. Но китайская экономика, несмотря на участившиеся встряски на мировых рынках и государственный протекционизм развитых стран, растет почти в семь раз быстрее экономики США. Не надо быть доктором математических наук, чтоб понять, что уже на наших глазах совсем по-библейски, благодаря реформам, четкому планированию и жесткому контролю, бывшие последними еще 40 лет назад могут стать первыми.

Нас не надо любить

— Нас не надо хвалить. Пишите объективно. Помогайте выявлять наши ошибки, чтобы мы могли их исправить, — сказал генеральный секретарь КПК и председатель КНР обращаясь к иностранным СМИ.

Си Цзиньпин предложил журналистам почаще посещать Китай, чтобы следить за преобразованиями, и это тоже происходит впервые в новейшей истории Китая.

Если это не пиар, то на мартовский пленум КПК, наверное, аккредитоваться будет еще проще.


Игорь Неволин