Киев. 2 года спустя

Журналист Катерина Милославская побывала в столице Украины и узнала, как и чем живет город, переживший революцию и гражданскую войну.

Нам с Киевом долго не удавалось встретиться. Я обычно украдкой смотрела на него из иллюминатора самолета при посадке в Борисполе, и на этом наше знакомство заканчивалось. Этой зимой наша встреча с городом, который, наверное, из-за обилия новостей, связанных с Украиной, стал почти родным, наконец-то состоялась.

Она началась на паспортном контроле с улыбки пограничника, возвращавшего мне паспорт, – тут я невольно вспомнила зону паспортного контроля родного алматинского аэропорта с ее тусклым желто-серым светом и говорящими сквозь зубы работниками контроля. «Ну, вот я и дома», — обычно думаешь в такие минуты, вернувшись из какой-нибудь заграницы.

А уезжала я в Киев под причитания родных, обеспокоенных поездкой в город, который совсем недавно (или уже давненько?) пережил революцию и вообще-то является столицей государства, в котором ни много ни мало идет гражданская война. Но это последнее, что приходит в голову, когда гуляешь по Киеву. Роскошный Крещатик по размаху не уступает Тверской, новенький отстроенный майдан Незалежности стер следы трагического прошлого, маленькие бары, кафе, рестораны полны посетителей, а в магазинах в дни новогодних распродаж было не протолкнуться. Сами горожане с удивлением подмечают, что в последний год в Киеве произошел бум заведений самого разного класса – от веганских и вегетарианских забегаловок до крупных андеграундных рейвов и ночных клубов. Чем это вызвано, трудно понять, экономическая логика требует обратного. Одни утверждают, что из-за кризиса освободилось много помещений, которые надо было чем-то занять, другие, настроенные менее положительно, фыркают «продались Европе».

Разумеется, кризис не заметен только на поверхностный взгляд туриста. Для нас там сейчас все хорошо – курс гривны к тенге приятный, и Украина остается одной из немногих стран, где в пересчете получается недорого, а лететь недалеко. С другой стороны, не зря за последний год в Казахстан хлынул массовый поток украинских специалистов всех мастей. Компании закрываются одна за другой, даже такие крупные компании, как те же самые МАУ, терпят огромные убытки: после отмены сообщения между Москвой и Киевом потеряно более 25 процентов  пассажиров. Те, кто остается на плаву, сокращают штат и урезают зарплаты. Один мой знакомый работает в креативном отделе компании «Бизнес-конструктор». Дела у них идут на удивление хорошо для нынешних времен, штат растет, представительства открываются в других странах. Но, обсудив уровень зарплат, я поняла, почему украинский профессионал выбирает Казахстан.

Но несмотря на то, что киевляне переживают не самый тучный период жизни, город растет и развивается, старательно клонясь в европейскую сторону. В арт-центре Виктора Пинчука прямо на первом этаже я увидела экспозицию, посвященную сексуальным меньшинствам, по которой бродила не только молодежь twenty something,  но и люди среднего возраста и даже бабули. Стремление к европеизации в Киеве удивительным образом уживается с небывалым патриотическим подъемом. Главная тема практически всех муралов, огромных граффити на всю стену дома, которыми украшен каждый третий дом в городе, – Украина самостийная.

Вот что говорят сами горожане о прошлом  и будущем столицы.

Михаил Черняк, директор по стратегическому планированию.

«Я думаю, революция очень положительно повлияла на людей, задала много позитивных трендов, одним из которых стало движение волонтеров. Кто-то выступает против незаконного строительства и сноса исторических зданий, другие добавляют городу красок, нанося муралы на серые городские здания, кто-то отстаивает свободы сексуальных меньшинств, а остальные собирают средства для поддержки солдат в АТО. Люди понимают, что только от их инициативности зависит, каким будет город и страна, в которой они живут. Это основа свободного гражданского общества. С другой стороны, я четко осознаю, что для достижения результата (становления свободной, европейской и демократической Украины), за который мы боролось, а многие отдали жизни, стране нужны болезненные реформы, поэтому надо перетерпеть временные неудобства – высокий курс, взлетевшие цены…».

Кристина Москаленко, пиар-менеджер

«Произошедшее отрицательно повлияло не только на внешнеполитическую, внутриполитическую и экономическую жизнь страны, но и на жизнь каждого гражданина в отдельности. И дело не только во взлетевшем курсе (это уже как само собой), но и куче отдельных проблем.

Как раз в разгар событий на Майдане, я сдавала экзамены в аспирантуру. И вот в феврале 2014 года я сдала три экзамена и прошла на бюджет, оставалась только дождаться сентября, так как по гуманитарным специальностям в этом вузе зачисление происходило почти через полгода после сдачи экзаменов. Но когда я позвонила в назначенное время, мне сказали, что в связи с событиями в стране бюджет сократили и я не буду учиться.

Законно ли держать человека в неведении целых семь месяцев? Не знаю. Если законно, то вряд ли в такие законы верили участники Евромайдана».

Василий Дзюняк, исполнительный директор компании Success Story Production

«Революция стала очень дорогим опытом для страны, но его нужно принять и сделать правильные выводы. На меня она повлияла во многом в плане личного развития. Я понял, что ответственность за свой выбор лежит только на нас, все остальное значения не имеет.

Меня не может не радовать тот факт, что произошедшее стимулировало украинских производителей, я все чаще встречаю товары с биркой made in Ukraine. Но очень жаль, что много друзей уехало. В любом случае, это только начало, и я уверен, что нас ждет сложный, но интересный путь, который непременно увенчается успехом».

Уже в середине 2016 года для Украины введут долгожданный безвизовый режим с Европой. Об этом мечтают, кажется, все постсоветские страны, но первой стала Украина.

Русофобских настроений – то, чем меня пугали, да я и сама опасалась – я в Киеве не обнаружила. Никто ни разу не упрекнул меня в том, что я разговариваю на русском, да и по большей части речь, доносившаяся до меня от соседних столиков в кафе или на остановке метро, была русской. Единственной темой, вызывавшей отторжение у всех украинцев, встреченных мною во время поездки, служила персона президента России.

В остальном гостеприимность и доброжелательность этого города безграничны.

Поэтому уезжать из Киева не хотелось, несмотря на минус 15 за окном. Я не знала этот город до революции, но хочется верить, что после нее его ждет такое же великое будущее, как далекое прошлое, когда язык мог до Киева довести.


Катерина Милославская