Человек, который сделал самый серьезный выбор в жизни, рассказал Esquire, почему имеет право не иметь детей.

Аля, по образованию военный инженер. По профессии – редактор. Хобби – йогические практики и танцы. В гражданском браке.

Kinder каприз 1

Я выросла в благополучной, прекрасной семье советских ученых. Характер у меня всегда был скверный, поэтому младшему брату от меня доставалось. И родителям, в общем-то, тоже. Несмотря на исключительные человеческие качества моих родителей и добрую атмосферу в семье, я помню, что с детства стремилась к одиночеству. Я прикручивала щеколду и вешала таблички «Не входить!» на дверь своей комнаты, никто не входил ко мне без стука. Как только я закончила школу, я выбрала себе институт в Петербурге, чтобы уехать и жить самостоятельной жизнью. И даже в студенческом общежитии, при расселении по трое в комнатах и нехватке мест, каким-то удивительным образом я жила одна.

Почему я не хочу детей? Понятия не имею. И это самый откровенный ответ. Я никогда не принимала решения иметь детей или не иметь. Я просто всегда старалась следовать своей внутренней природе и делать только то, что я действительно хочу. Почему у меня нет детей? Давайте так — а почему они должны у меня быть? Потому что «так надо»? Простите, а кому надо? Всем, кому не лень, но только не мне. Но я – гнусный человек, я никогда не стану ценой своей жизни оправдывать ожидания окружающих. Кто-то сказал: «Это так по-человечески – променять свою целостность на одобрение». И, на мой взгляд, ужасней этого нет ничего.

Однажды я пришла к очень мудрому человеку в возрасте, врачу, за советом. Я сказала: «Я эгоистка. Я это осознаю. Что мне делать?», а он даже вскочил и воскликнул: «Это очень хорошо!» и потом час рассказывал мне, как к нему приходят люди с онкологией, и что это за люди. Знаете, в чем их проблема? Они похоронили себя при жизни.

Они живут ради своего бизнеса, ради семьи, ради детей, ради другого человека, ради чего угодно! Но у самих себя они на последнем месте.

Будем говорить откровенно — я достаточно необычный, творческий человек. И я счастливый человек — у меня есть большая личная творческая задача, которой я увлеченно занимаюсь последние 10 лет. Она занимает в моей жизни главное место. Она определяет город моего проживания, образ моей жизни, время, которое я могу выделить на работу, чтобы прокормить себя. А теперь давайте включим логику. Родить ребенка – это не в магазин сходить. Это взять и отдать 20 лет своей жизни. А кто выполнит мою задачу, пока я буду этим заниматься? «Может быть, вы? А может быть, вы?!» — хочется мне злобно спросить у каждого нападающего на меня праведного родителя. Это смешно. Может быть, кто-то думает иначе, но ведь все, что мы получим от нескольких десятков людей, мучающих нас своими дебильными запросами, если сделаем то, что они хотят, это: «Наконец- то наша блаженная дурочка одумалась!», сказанное за глаза. Сомнительный бонус.

Что же касается категоричности… Не надо делать громких заявлений. Человек слаб. Сегодня ты бьешь себя в грудь и кричишь о том, что ты чайлдфри (коммунист, атеист, вегетарианец, нужное подчеркнуть), а завтра тебе в голову шарахнуло, и ты стал Свидетелем Иеговы. Или там ребенка родил. Ну, или Советский Союз рухнул. Такое же было, правда. Как говорит одна моя знакомая: «Я выходила замуж за коммуниста, а он оказался йогом». Кто точно знает наперед? Покажите мне этого человека.

Я просто не представляю себе, что будет со мной, если я брошу свое призвание и рожу ребенка. Я стану самым несчастным человеком на Земле.  Даже если кому-то пришло бы в голову платить мне за рождение, это бессмысленно. Ни один художник в широком смысле этого слова, если он нормален, не отдаст талант, данный ему Богом, за все богатства на этой Земле. Ведь это означает — похоронить талант и свой смысл жизни. Вы умерли бы за 100 миллионов долларов?

Однажды я залетела, по глупости. От связи с женатым человеком. Обнаружив это, я молча пошла в поликлинику и сделала медикаментозный аборт. И никаких сантиментов. Не надо драматизировать. Нужно просто хорошо понять, чего же вы хотите.

Если бы мне предложили вступить в ассоциацию чайлдфри, у меня сразу бы возник вопрос: «А зачем?». Чтобы пополнить ряды этой организации и этим принести ей пользу? Чтобы тратить свое время на собрания? Это вряд ли. Чтобы призвать молодых девушек к осознанному выбору собственной судьбы? Вот это уже ближе, но этим и так занимаются, например, йогические практики. И, я думаю, они делают это эффективнее.

С точки зрения казахстанского общества я – больной урод. Ну, в лучшем случае – эгоист, в котором нет ничего человеческого, в общем сволочь. Агрессия велика. Не каждый такое выдержит, скажу откровенно. Например, подруги моего мужа говорят мне в лицо: «Если ты ему не родишь, он найдет ту, которая родит», «Он тебя бросит через год, я его знаю». Взрослые люди отводят в уголок, берут за пуговицу и, глядя в глаза, зомбируют: «Ты что же думаешь, а? Ты что же делаешь? Тебе же 30, дура!». Окружающие достают ужасно, просто невыразимо. Вламываются ко мне в дом, прихватывая с собой всех своих малых детей, чтобы набросать в мусорку памперсов и поговорить со мной в очередной раз, тыкая в своих детей пальцами: «Скажи тете Але, как ты любишь свою маму! Видишь, тетя Аля? Дети — это классно!», «Стасик, попроси тетю Алю родить тебе братика!» Это потрясающая бестактность, это удивительное невежество. И я беззащитна перед этим. Я теряю друзей, я не отвечаю на многие звонки, игнорирую сообщения.

Как это вынести? Нужно иметь стержень.

Нужно понять, что чужим умом жить нельзя. Нужно знать, где-то глубоко внутри и наверняка, что только один я точно знаю, что мне делать на самом деле. Это ужасно трудно. Я долго плакала, чтобы это понять. Но в итоге спасло меня то, что меня на самом деле всегда осуждали. Всю мою жизнь, с самого детства. И в какой-то момент я просто об этом вспомнила. Стоп! Аля, так же было всегда! Забей! Не надо ждать от людей понимания. Одобрения. Нужно просто заниматься своим делом и не тратить время на пустые разговоры с пустыми людьми. Ведь человек, который лезет в чужую жизнь – пуст.

Мой муж хочет детей. И, наверное, это самый беспокоящий момент для меня – ведь я люблю этого человека. Но если я предам себя ради любви к другому человеку, что останется от этой любви? Ничего. Я возненавижу и этого ребенка, и мужа, и себя. Вопрос: кому от этого будет хорошо?

По поводу зависти к чужому счастью родительства… Чувство сожаления или зависти возникает от неудовлетворенности своей жизнью. Это не мой случай. Иногда возникает такое: «Вот идут люди. В супермаркет. С коляской. И все-то им понятно. И все-то у них хорошо. Простое человеческое счастье. Почему их не мучают вопросы самореализации? Почему их не тревожат вопросы Бога? Плачут ли они ночами оттого, что не могут понять, как устроен мир? Боже, почему я такая?»Но это обычно ненадолго и от слабости.  Я ни на что не променяю свою жизнь и свою судьбу. Ведь многие даже не думают: а надо ли это делать? Мне лично, Маше Ивановой, это надо? Буду ли я, Маша Иванова, счастлива, если я сделаю это?».  Это касается не только детей. Это о действиях в жизни вообще.

Я – практикующий йогические направления человек, и молитва, то есть мантраяна, – часть моей практики. «Как же моя вера сочетается с моей позицией? Почему же Господь Бог не переубедит меня? Что же это за Бог, который позволяет своим верующим не иметь детей? Наверное, это какая-то секта!» Я не верю в Бога, который понукает людьми. Знаете, Бог – это тот, кто поддерживает. И великие Мастера этого мира говорят: «Предать себя – это предать Бога».

Вообще, я планирую однажды кое-чего добиться в искусстве, тогда на старости лет мне придется с шумом возиться в студии с учениками. Но иногда, в минуты отчаяния, меня, как, наверное, любого творческого человека, настигает мысль: «А что, если ничего не получится? И я разочаруюсь во всем»? Раньше я представляла себя в этом случае в доме престарелых. Ужасное место, вы бывали там? Я как-то заходила. Но я выяснила, что больше всего там стариков, у которых есть дети. Просто детям понадобилась их квартира. У меня есть квартира, но нет детей. Так что, мне комфортабельная старость даже более гарантирована. В конце концов, всегда можно покрасить волосы в сиреневый цвет и уехать на острова, к  обитателям бунгало — веселым старухам из Европы. Ну, или в Индию.


Записала Марина Попова