Крис Стэнтон: «Когда услышал плач, понял, что ее больше нет с нами»

Главный редактор английского отдела телеканала «Хабар», уроженец штата Огайо Крис Стэнтон живет в Казахстане относительно недавно. Крис еще в школе интересовался нашей страной, но оказался здесь благодаря супруге Елене. Сейчас Крис воспитывает маленького четырехлетнего сына и ассоциирует свою жизнь только с Казахстаном. Совсем недавно в семье Криса случилась тяжелая трагедия, о которой он рассказывает в своем интервью для проекта «Американцы в Казахстане».

Крис, расскажите откуда вы родом, где родились.

Я родился в Огайо, вырос во Флориде. Часто ездил в Огайо, чтобы навестить оставшихся родственников, и каждый раз чувствовал огромный контраст между штатами. Представьте, я родился в штате Огайо, в деревеньке под названием Магнолия с населением около 1000 человек, а население Майами составляет аж 4,5 миллиона.

Как прошло ваше детство?

Я наполовину немец, наполовину сальвадорец. Мой отец переехал из Эль Сальвадора в Америку в 80-ые. Вырос со своими бабушкой и дедушкой. Мой дед оказал огромное влияние на мое становление. Я чувствую себя немного старомодным, потому что очень много времени проводил с пожилыми людьми – слушал песни Чака Бэрри, Элвиса, смотрел много военных фильмов.

Моя бабушка была очень религиозной женщиной. Она не хотела, чтобы я учился в обычной школе. А так как ближайшей частной школой была школой амишей, до 9 класса учился там. Амиши – это такая религиозная община.

Мы с моей сестрой были единственными латиноамериканцами в школе, все остальные школьники были амишами и говорили на голландском и английском языках. Школьные занятия начинались и завершались чтением Библии. Нас привозили в школу на машине, а остальные ребята приезжали на повозках, запряженных лошадьми. Представьте какое большое отличие было между нашими культурами.

Амиши, как правило, учились до 9 класса, а потом шли работать. Многие были вовлечены в семейный бизнес – строительные компании. Когда у тебя после 9 класса есть возможность устроиться на работу и зарабатывать 20 долларов в час, то зачем идти в университет, правда? Тем более, если можно жить с родителями и при этом экономить деньги на жилье. Многие амиши так и делали. Я же после восьмого класса перевелся в обычную школу. В школе амишей нельзя было использовать бранные слова, поэтому перебравшись в обычную школу, где все матерились и курили травку, я испытал культурный шок.

Когда вы впервые узнали о Казахстане?

Я знал, что существует такая страна с красивыми горами и огромным запасом природных ресурсов. Меня Казахстан интересовал всегда. У нас в школе висела карта мира, увидев ее я понял, что территория страны огромная. Тогда еще не существовало интернета, приходилось идти в библиотеку, чтобы что-то узнать. Может это было предзнаменованием того, что мне суждено было тут оказаться.

Как Вы познакомились с вашей супругой?

Я познакомился с Еленой в Огайо, благодаря друзьям. В то время она училась в университете. Она была родом из Алматы и после окончания университета вернулась в Казахстан. Через какое-то время я сделал ей предложение, мы начали готовить документы, чтобы она могла получить американскую визу. Для получения брачной визы, пришлось сохранить всю нашу переписку – смс-сообщения, письма, фотографии с момента нашего знакомства. Получилась целая книга. Это было нужно для того, чтобы не было никаких сомнений в том, что мы действительно состоим в отношениях. Сделай мы что-то не так, нам бы отказали в визе и пришлось бы ждать еще года 2-3, чтобы повторно подать на визу. Нам дали разрешение только через год, тогда Елена смогла приехать в Америку. У меня к тому времени уже был свой автомобильный бизнес. Чуть позже мне предложили должность в министерстве образования Южной Кореи, куда мы и переехали на три с половиной года. В этот период у нас родился сын.

Почему вы решили переехать в Казахстан?

 После рождения сына стало сложно. Мне приходилось работать по 12-14 часов в день. Супруга все время проводила с ребенком. Такой режим работы не оставлял времени для полноценной семейной жизни. В Казахстане же есть право на 30 отпускных дней в году и не такой напряженный ритм жизни. Моя жена была очень близка со своими родными – отцом, матерью и братом. Будучи в Корее она каждый день общалась с братом по телефону.

Я приехал в Казахстан не просто по работе. Для меня было важным счастье моей семьи. Она не хотела уезжать из Кореи, потому что беспокоилась о моем комфорте, беспокоилась за мою работу. Но я настоял на решении переехать в Казахстан.

Кстати, до нашего переезда в Казахстан я был знаком только с мамой Елены – она навещала нас в Америке. А с моим тестем знаком не был. Было, конечно, странно. А тут мы привезли тестю внука, поэтому было с чего начать наше знакомство. Сейчас нашему сыну Фабиану 4 года. Он говорит по-русски и по-английски, любит играть в Майнкрафт.

Расскажите о вашей супруге?

Елена была замечательным человеком. Она из семьи журналистов, владела шестью языками. Она болела раком и совсем недавно, в апреле этого года, отошла в мир иной. Около двух лет она боролась с этим недугом. Это был очень сложный период для нас, особенно потому что наш сын еще совсем кроха.

Вы помните, когда она сообщила о своей болезни?

Ей долго нездоровилось. Не знаю, у вас принято, что ли бояться врачей… Долго уговаривал ее пройти обследование, узнать в чем дело. Когда мы наконец-то пошли сдать анализ крови, ей поставили диагноз «острый миелоидный лейкоз», это очень агрессивная форма рака. Нам сказали, что ей осталось жить несколько дней и сразу же назначили курс химиотерапии. Через три недели следы болезни прошли. Потом ей сделали пересадку костного мозга. Банка доноров костного мозга в Казахстане не существует, поэтому в качестве донора выступила ее мама. После пересадки Елена должна была находиться в изолированной комнате в течение 3 недель. Это такое помещение, где воздух постоянно очищается. После пересадки у человека перестает работает иммунная система и нужно время, чтобы костный мозг прижился.

Я не знал выживет ли она или нет? Все эти три недели я был с ней. У нее часто была высокая температура. Когда наконец спинной мозг прижился, нас выписали. Однако через год симптомы рака начали проявляться вновь. Она снова прошла курс химиотерапии, прошла через еще одну пересадку костного мозга. Организм хорошо реагировал на курс химиотерапии, одного курса бывало достаточно. Только третьего раза она не выдержала. Долго лежала в отделении интенсивной терапии, а потом у нее произошла остановка сердца. Ей было всего 28 лет. Я до последнего не верил, что она может не справиться с болезнью…

Как мне сообщили о ее кончине? Я был дома с сыном, у нас были родственники. Когда из другой комнаты я услышал плач, понял, что ее больше нет с нами. Я отвел сына к бабушке с дедушкой, не хотел, чтобы он узнал о смерти мамы, он ведь еще совсем малыш.

Спустя три дня мы ее похоронили. Было очень сложно. Я ведь не в Америке, поэтому у меня не было поддержки моих родных. Не ожидал, что мне предстоит хоронить жену в таком молодом возрасте. Мы провели поминальный обед в ресторане, нас пришли поддержать очень много друзей и знакомых, наверное, около 500 человек. Все старались подбодрить меня, плакали вместе со мной, обнимали говорили, что я стал родным человеком, что все будет хорошо. Был тронут тем, что есть люди, которые могут тебе сострадать и поддерживать в трудную минуту.

Вы хотите вернуться в США?

Я не так близок со своими родителями, и перед смертью Елена просила позаботиться об ее матери и отце. Еще у меня подрастает сын, он нуждается в любви и заботе. Его казахстанские бабушка и дедушка его очень любят, выполняют малейшие прихоти – захотел робот или просто чупа-чупс – получил. В таком возрасте очень важно быть любимым, неважно в какой стране ты живешь. В Казахстане живут мои тесть и теща, мои друзья, зачем мне вообще отсюда уезжать?

Когда вы почувствовали, что Астана стала вашим вторым домом?

Пришел к этому потихоньку. В самом начале подумывал уехать, настолько Казахстан отличался от Америки. Мне кажется, многие совершают ошибку уезжая, не узнав страну поближе. Вообще невозможно сравнивать страны, каждая страна по-своему уникальна. Мне здесь комфортно. Я много где был, даже в деревне Катон-Карагай под Усть-Каменогорском. Стараюсь быть ближе к культуре Казахстана, потому что здесь родилась и выросла моя жена. Она была здесь счастлива. Тут мои тесть и теща. У меня появились настоящие друзья, которые мне очень помогли. После смерти жены они сразу же ко мне прилетели из другого города, не знаю сделал бы так кто-нибудь из моих американских друзей.

Где вы работаете?

Сразу по приезду в Астану я начал работать главным редактором английского отдела телеканала «Хабар». Готовя выпуски для канала, я многое узнал о Казахстане. Могу рассказать о партии «Нур Отан», стратегии 2050, о кобызе, скрипачке Айман Мусаходжаевой. Все мои коллеги казахстанцы, я часто бывал на Шоу Нурлана Коянбаева, где познакомился с местными знаменитостями. Мне кажется, что многие иностранцы живут в Казахстане как в «пузыре», я же напротив окунулся в местную культуру с головой.

Также я задействован на проекте Astana Times Now. Это проект о культуре и политике Казахстана. Мы стараемся улучшить уровень контента на английском языке в Казахстане и создавать новости высокого качества – делать эксклюзивные штуки, а не просто переводить материал из иностранных источников, как зачастую делают местные медиа. Вы же знаете, что ввели трехъязычное обучение, поэтому нужно поднимать уровень английского.

Что вы думаете о других иностранцах в Казахстане?

Мне кажется, что в Казахстане многое достается иностранцам очень легко. Они зарабатывают здесь больше, чем у себя дома. Да, многие говорят, что Казахстан классная страна. Ну еще бы, когда тебе платят в 20-30 раз больше, чем местным жителям.

Я работаю на государственный телеканал, мне платят в тенге и после девальвации я тоже потерял деньги. Я не могу назвать сумму моей зарплаты, но могу сказать, что получаю достаточно. Зарплата выше среднего, но не такая как у многих иностранцев, работающих здесь.

Что вы думаете о журналистике и событиях в Казахстане?

Стоит признать, что в Казахстане происходит не так много событий, потому что население страны всего 17 миллионов, 50% населения живет в деревнях. Все события происходят, в основном, в Алматы или Астане. Очень много новостей о добывающем секторе, политике. Во время EXPO-2017 чуть ли не каждый день проходили живые концерты. Я был приятно удивлен. Разговаривал с гостями EXPO, все они очень хорошо отзывались о выставке. Мне кажется, что в будущем руководство страны будет больше способствовать и чаще проводить подобные мероприятия и концерты. Вместо того, что чтобы привозить Киркорова, Пугачеву, или группу «Руки Вверх»… Понимаю, что старшее поколение ностальгирует по такой музыке. Но ведь есть и молодое поколение, которое более глобально-ориентировано, у него совсем другие вкусы.

Что вам не нравится в Казахстане?

Наверное, таксисты, которые не знают город, не знают куда едут. Это немного раздражает.

Америка богатая страна и является первым выбором многих, кто хочет переехать. Как вы думаете почему?

Неправда, что Америка богатая страна. У нас около трех с половиной миллионов бездомных детей. Американская система здравоохранения представляет проблему, потому что она многим попросту не по карману. За перелом, скажем ноги, придется выложить около четырех тысяч долларов.

Америка – страна контрастов, поэтому очень трудно дать определение слову «американский». Все штаты разные. В южной части страны, например, в Миссисипи много расистов, они не любят афроамериканцев и азиатов. Во Флориде очень много мексиканцев. Есть американцы, которые уже 200 лет, то есть несколько поколений подряд живут в Америке, а есть американцы в первом поколении, такие как мой отец, которые переехали туда сравнительно недавно – в 1980-ые.

Лично я бы не рекомендовал переезжать в Америку, разве что у тебя денег куры не клюют. В Америке все очень дорого. В Нью-Йорке аренда квартир обходится в 3000-4000 долларов. Учеба тоже очень дорогая. Вообще, везде есть свои плюсы и минусы. В Казахстане добывающая промышленность наиболее развита, поэтому если ты инженер, то да, возможностей больше. Предпринимателем быть немного сложнее, но все развивается, все становится лучше.


Режиссер: Канат Бейсекеев

Интервью: Асем Сарышева и Саян Байгалиев