На этой неделе отечественными кинематографистами с воодушевлением была принята новость о том, что государственную киностудию возглавит продюсер Арман Асенов. Если быть точнее, то воодушевились те, кто еще что-то рассчитывает получить от АО «Казахфильм».

Казахфильм

Предыдущий президент студии Бахыт Каирбеков возглавил студию в 2014 году и все последующие пять лет числился скорее фигурой номинальной, нежели реальным руководителем. В прессе Бахыт Гафуович светился лишь по случаю премьеры очередного документального фильма, снятого им на студии. Во всех остальных случаях на публике появлялся вице-президент «Казахфильма» Серик Жубандыков. Собственно, он же и был обвинен режиссером Адильханом Ержановым в присвоении денежных средств на проекте «Рассвет» (впоследствии переименованном в «Ночной бог») в 2016 году.

Каирбеков не участвовал ни в этом конфликте, ни в печально известной истории так и не состоявшегося проекта «Феникс». Более того, бывший президент редко принимал участие в пресс-конференциях по случаю запуска тех или иных амбициозных проектов студии, в отличие от своего предшественника Ермека Аманшаева.

Почему же многих так вдохновила фигура Асенова? Ну, во-первых, впервые за долгое время киностудию возглавляет человек, который действительно не понаслышке знает, что такое кинопроизводство изнутри. Нынешний президент «Казахфильма» начал свою карьеру в кинематографе в начале 90-х в качестве актера, довольно резво продвигался по карьерной лестнице, возглавлял многие культурные учреждения – начиная собственным продюсерским центром «Байтерек», заканчивая алматинским Дворцом Республики. В коррупционных и иных скандалах замечен не был.

Если проследить актерскую и продюсерскую деятельность Асенова, то тут тоже можно сделать довольно интересные выводы. Последние десять лет под его патронажем выпускались в основном амбициозные, крупнобюджетные и сложнопостановочные проекты.

Так, в начале 2010-х, Асенов стал генеральным продюсером первого отечественного фильма в 3D (тогда это еще было модным) – военного боевика «Возвращение в А», где сам исполнил роль Бориса Тукеновича Керимбаева, более известного как «Кара майор». К постановке картины Асенов привлек российского постановщика Егора Кончаловского. В то же время (начиная со второй и третьей части) им была подхвачена франшиза «Путь лидера» и создан многострадальный международный проект «В ожидании моря», ставший последним полнометражным фильмом для Бахтиера Худойназарова.

Не менее сложным продюсерским проектом стал телесериал «Казахское ханство», страдавший одновременно и от нехватки времени, и от дефицита бюджета. Тем не менее все эти проекты Асенов довел до победного конца, отделавшись относительно малой кровью.

В общем, казалось бы, более подходящей кандидатуры на пост президента студии, которая отчаянно нуждается в реструктуризации и перезапуске, найти сложно. Но ряд недостатков у Асенова, которые могут сказаться на студии, все же присутствует.

И первый из них, как бы это парадоксально ни звучало, напрямую связан с вышесказанным. Тяга к монументальности и масштабности.

Велик риск, что АО «Казахфильм» никак не сможет выйти из порочного круга по производству проектов с раздутыми бюджетами, которые при этом выходят в суперограниченный прокат, так как киносети не видят в них никакого коммерческого потенциала.

Так, например, в этом году государственная киностудия выпустила на экраны исторические фильмы «Балуан Шолак» и «Композитор», которые продержались в расписании от силы две-три недели и были забыты всеми моментально.

При этом авторские проекты с относительно скромными бюджетами, такие как «Река» Эмира Байгазина, «Ночной бог» Адильхана Ержанова и «Тренинг личностного роста» Фархата Шарипова положительно работали на имидж национального кино на мировых кинофестивалях. Однако Асенов подобными проектами никогда не занимался, и большой вопрос, насколько он способен разглядеть в них потенциал.

Второй момент. Асенов как продюсер, никогда не работал с молодыми постановщиками, и нет никаких предпосылок, что ситуация изменится. Под его патронажем запускались такие мэтры, как Сатыбалды Нарымбетов и Рустем Абдрашов.

В принципе, после Аманшаева, который в 2010-2012 годах дал запуск целой плеяде молодых постановщиков, АО «Казахфильм» практически никакого внимания не уделяло новому поколению режиссеров.

А, как известно, когда государство забивает на молодые кадры, неизбежна утечка мозгов. Уже сейчас целый ряд клипмейкеров и режиссеров в возрасте до 25 лет успешно осваивают зарубежные рынки, не имея никаких планов на Казахстан.

Усугубляет ситуацию и то, что новый президент пришел к руководству в плотной спайке с председателем Союза кинематографистов Ермеком Турсуновым, который может только усугубить уже сложившуюся геронтократию в «Казахфильме». Достаточно вспомнить тот факт, что Турсунов, став председателем СК, аннулировал несколько десятков заявок молодых кинематографистов на вступление в объединение.

К слову, уже можно сейчас предсказать, что одним из первых проектов, который будет запущен на «Казахфильме» в ближайшее время станет авторская экранизация книги Турсунова «Мамлюк», слухи о которой ходят на студии уже пару лет.

Впрочем, все это пока лишь предположения и домыслы. Практически же для того, чтобы укрепить позиции «Казахфильма» на внутреннем кинорынке, новому президенту необходимо сделать следующие шаги.

Во-первых, укрепить позиции дистрибуционного отдела (если он вообще существует) студии. Фактически на данный момент «Казахфильм» – единственный правообладатель, которому индифферентна прокатная судьба своих проектов. Об окупаемости речи, в принципе, никогда не было, но студию уже давно не заботит даже присутствие картин в расписании кинотеатров. Шутка ли, международный проект (совместно с Китаем) «Композитор» шел в Алматы на трех экранах?

Во-вторых, наладить работу рекламного и пиар-отдела студии, что, в целом, напрямую связано с первым пунктом. Кинотеатры не видят коммерческого потенциала у проектов, в рекламу которых правообладатель не вкладывает ничего. У Асенова сейчас на руках есть флагманский проект «Томирис» Акана Сатаева, который раскручивается больше силами самого режиссера, а не киностудии. К слову, рекламную кампанию предыдущего совместного проекта Сатаева и «Казахфильма» – «Дорога к матери» киностудия провалила полностью. Велик риск, что это повторится и с новым проектом. В свое время команда Аманшаева уделяла вопросам рекламы и пиара куда больше внимания при том, что конкуренция на внутреннем рынке практически отсутствовала.

В-третьих, обратить внимание на молодые кадры. Государственная киностудия за последние пять лет превратилась в архаичное учреждение, где молодые режиссеры могут рассчитывать разве что на бюджет для короткометражки по программе «Дебют».

В то же время появилось поколение режиссеров, родившихся и выросших в независимом Казахстане с иным взглядом и подходом к кинопроизводству, способных как привлечь нового зрителя, которому чужды бесконечные КВНовские комедии, так и сформировать актуальное представления о Казахстане на мировых кинофестивалях класса «А».

И, наконец, сделать прозрачной систему запусков на крупнейшей киностудии страны. Здесь ответственность лежит не только на новом руководителе студии, но и на созданном в этом году Государственном центре поддержки национального кино, возглавляемого Гульнарой Сарсеновой. В конце концов, первый питчинг организации, куда были поданы почти сто заявок, прошел еще в начале лета, а результаты так и не были оглашены.

Записал Карим Кадырбаев