Марк Муди

Генеральный Консул США в Казахстане

Есть один стереотип про казахов, с которым я совершенно не согласен, – что казахи ленивые.

Мое правило жизни в Казахстане, которое я сформулировал для себя за два года: всегда будь готов спросить у других, что происходит. К примеру, мы с женой недавно вышли с базара, прошли парк 28-ми Панфиловцев и на проспекте Достык сели в автобус, чтобы доехать домой. Женщина-кондуктор кричала: «Прямо по Ленина до моста! Прямо по Ленина до моста!» Ну ладно, я понял, что «Ленина» – это Достык, а вот про мост ничего не понял, я не мог представить, что за мост? Вроде там нет никаких мостов, я знаю эту дорогу. Так в сомнениях мы доехали до Аль-Фараби – я боялся, что мост где-то там и надо выходить, однако нет, это было не то, едем дальше, едем-едем, и тут я не выдержав, спрашиваю: «Слушайте, до какого моста?»

Женщина отвечает: «Да вон там, до Оспанова!»

«Но там нет никакого моста!» – удивился я.

А она говорит: «Ну был же!»

Понимаете, она кричала остановку по старому имени улицы, до моста, которого давно нет в помине, и я должен был понять! Вот такой курьез.

И да, я действительно езжу на общественном транспорте, это дешево и удобно. Бывает, что переполнено и тебя толкают в бок, но ничего, можно потерпеть. А вот в метро я до сих пор ни разу не спустился, просто по моему маршруту «дом-работа» нет ветки.

Впервые я посетил Казахстан в далеком 1994 году. Это была туристическая поездка, я учился в Риге, и поскольку внутри пост-советских республик в то время еще не требовались визы, решил воспользоваться моментом. Сначала я поехал в Узбекистан – Самарканд, Бухара, Хива – потом в Туркменистан, Кыргызстан, и только после этого в Алматы. И первое, на что я обратил внимание здесь – большое количество американцев. Я месяц путешествовал по Центральной Азии и не встретил ни одного американца, а тут приезжаю и с удивлением вижу кучу бравых парней, и все – из Техаса. Другим чувством в Алматы после путешествия, во время которого чувствовал себя чужеземцем в оторванном от остального мира крае, было возвращение в Метрополь. Уже тогда 23 года назад Алматы выглядел и был большим международным городом.

В следующий раз я увидел Алматы спустя много лет, в августе 2015 года. Я получил назначение по службе и обрадовался, поскольку уже знал город как приятное, безопасное место, к тому же до этого успел пожить и поработать в Латвии, Грузии, Молдавии, Украине, и привык в бытовом и культурном плане к бывшему Союзу. Это был отличный выбор для всей моей семьи: дети могут свободно ходить по городу, они хорошо говорят по-русски, моя жена – русская, словом, нам тут комфортно и уютно.

На этот раз по приезде первым впечатлением было крайнее изумление переменам. Честно говоря, я едва узнал Алматы, только увидев гостиницу «Казахстан», признал: «ага, это тот самый город.» Все остальное – новые здания, машины, люди – все было совершенно другим. На улицах вечером горит свет, которого в 1994-ом не было, магазины переполнены, люди хорошо одеты и вообще видно насколько изменилось их положение. Страна сильно продвинулась вперед и это было очень приятно видеть. Дело в том, что у меня есть родственники в Молдавии, мы часто ездим туда, и я могу сравнивать – там изменения не такие большие как в Казахстане, они не сильно отличаются от себя двадцатилетней давности. Вы сделали хороший рывок. В бывшем СССР также успешны еще только Прибалтика, но им легче, у них было другое историческое прошлое, инфраструктура, они имели исторические связи со Скандинавией; ну и Грузия, где я не был 15 лет, но слышал от других, что они тоже многое успели. В Центральной Азии Казахстан, безусловно, успешней всех. В дискуссиях о том, что является главной причиной этого — экономические реформы, собственные усилия или нефть – я бы сказал, что все вместе, но и нефть никому не помешает. Нефть приносит деньги, налоги, работу, а когда это было плохо? Без нефти вы бы, возможно, двигались медленней, она приносит колоссальные средства, налоги, и, например, строительство целой Астаны без нее я не представляю.

Кстати, я в Астане тоже побывал в 1994 году, я ехал поездом из Алматы в Новосибирск с остановкой в областном центре Акмола. То что произошло с этим местом позже – отдельная удивительная история. Наверное, это было правильное решение, с вескими причинами. Когда 200 лет назад мы устанавливали столицу, тоже выбрали совершенно новое место, поскольку хотели, чтобы она была независима от других крупных городов и не оказывалось влияния на правительство.

Но если говорить про соперничество двух городов, – Алматы и Астаны, – то я работаю в Алматы и, признаться, очень рад этому обстоятельству. Современная архитектура меня не увлекает. Алматы – натуральный, естественный город, Астана – город планирования. В Алматы можно ходить пешком, заходить в хорошие парки, кафе и рестораны, масштабы же Астаны совершенно не подходят для пешеходов. А хороший город, он для людей, а не для машин. Вы пробовали в Астане пройти от Байтерека до Ханшатыра? Я один раз попробовал – о-го-го, это было то еще испытание. Кажется, что недалеко, на карте всего четыре квартала, но это час ходьбы! Причем летом идешь под палящим солнцем, а зимой – в лютый мороз, и всегда дует холодный ветер. Алматы более правильный, более человечный город.

Хотя я не могу сказать, что как-то слишком активно провожу свободное время. Я по натуре домосед, люблю по утрам просто сидеть, неспешно пить кофе и читать. Это мое любимое времяпрепровождение, и в Алматы я себе не изменяю – сижу и читаю у окна под негромкую музыку, когда выдается возможность. Еще я люблю готовить, даже варю дома пиво – это мое давнее хобби. Ну летом мы выбираемся семьей в горы, на природу, но обычное для иностранцев увлечение в Алматы лыжами меня миновало – я не катаюсь, и зимний маршрут Шымбулак-Медео – не мое.

Впечатления о Казахстане не ограничиваются у меня Алматой и Астаной, я за время работы побывал в Кызылорде, Туркестане, Атырау, Талдыкоргане, Таразе, Шымкенте, Сайраме, Отраре. И могу сказать, что маленькие города отличаются от столицы не больше чем в других странах. В областных центрах развитая инфраструктура, базары, бизнес, работа – все есть, только в меньшем масштабе. Из того, чем отличаются регионы, прежде всего обращает на себя внимание язык общения. Если в Аральске и Талдыкоргане трудно найти человека, который знает русский, то в Шымкенте его знают все. Если в Астане и Алматы в основном говорят по-русски, то в других городах порой не могут понять. Что же будет в этом плане через 20 лет? Интересно. Уровень казахского повышается, и это будет играть большую роль для правительства. И это хорошо, это значит, что со временем будут какие-то изменения, будет какой-то момент, когда Алматы и Астане, которые сильно отличаются от других городов, надо будет найти с ними общий язык. Пока же в Алматы видно, как трудно тем, кто приезжает из села и говорит только по-казахски. Я встречаю водителей такси, не разговаривающих по-русски – они дают вам телефон, и вы пишете туда нужный адрес. Они едут, город не знают, общаться не могут. Им трудно. Мои коллеги в Астане тоже видят эту тенденцию, когда «новенькие» не знают русский, а «старенькие» не знают казахский. Это странная ситуация, но думаю, что она будет решена… через 50 лет.

Нужен ли казахстанцам и русский и казахский? Интересный вопрос. Который решат сами казахстанцы. Я могу высказать только свою точку зрения. Если Казахстан – многонациональная страна с многонациональным правительством, если у вас живут корейцы, уйгуры, узбеки, и они не знают казахский язык, то вам нужен общий язык – хоть русский, хоть французский, хоть английский, но люди должны разговаривать друг с другом. Если все овладеют казахским, то вопросов не будет, но сейчас, когда есть разные группы, которые говорят на своих языках, должен быть какой-то общий язык.

Новая реформа образования как раз призвана решить все эти проблемы, не так ли? Если получится, и все будут говорить на трех языках, просто замечательно. Ваше правительство проводит большие, нужные реформы, и реформа образования очень важна, но иногда складывается ощущение, что все эти изменения проходят без участия простых людей. Например, дети моих друзей учатся в немецкой школе. В связи с требованием трехъязычия им увеличили часы английского, а немецкий выкинули, и теперь они учат его по выходным. Это в немецкой школе, куда дети ходили несколько лет – получается, напрасно. Ученики в немецкой школе не могут учить немецкий! Прекрасно, что дети будут знать казахский, русский и английский, но возможность свободного выбора как-то выпала. Непонятно и то, что происходит с алфавитом. Правительство предложило новый алфавит, через месяц предложило другой, потом третий и в конце концов приняло его. А людей, что им нужно и нужно ли вообще, не спросили. Насколько народ имел голос при принятии такого решения? Не знаю. Получается, что это правительственное решение. А я, конечно, большой «партизан» демократии, я считаю, что такие реформы должны проводиться с участием всего общества. Это просто мое мнение.

Я вижу большие усилия людей в изучении английского и могу дать один совет: для успеха вам нужна практика и еще раз практика, это самое главное. Мы стараемся помогать, к примеру, в нашем американском уголке по вторникам проводим встречи, дискуссии с иностранными спикерами по разным темам, один раз в месяц смотрим кино на английском без дубляжа и после обсуждаем. Собирается много людей – это хорошая языковая среда. Надо искать любые возможности говорить на английском, если вы хотите им овладеть.

Есть один стереотип про казахов, с которым я совершенно не согласен, – что казахи ленивые. Слышал, вы и сами склонны считать себя таковыми и часто шутите по этому поводу, но я никогда не сталкивался ни с чем подобным. К примеру, у нас в консульстве работают 45 американцев и 350 казахстанцев – ни в одном из них я не заметил такого качества как лень. Кроме них я ежедневно встречаю других людей, вот иду на базар – там одни торгуют, другие бегают с тележками, все носятся туда-сюда, жизнь кипит; в ресторанах, на малых предприятиях – везде я вижу огромные усилия людей, чтобы сделать свою жизнь лучше.

Казахстанцы – очень гостеприимный народ. В общении на человеческом уровне они способны отдать вам буквально все. Ездить с вами полтора часа, чтобы показать правильную дорогу или собраться большой толпой и целый час помогать вытащить машину из грязной дыры – легко. Они могут все сделать на личном уровне. Я считаю это сильной стороной национального характера. Но в то же время в публичном пространстве, где-нибудь на базаре или на дороге люди крайне не вежливы друг с другом. На базаре вечно толкаются, на дороге не уступают друг другу, а заходя в помещение не остановятся на пару секунд, чтобы придержать дверь перед следующим человеком. Вот это противоречие очень странное: безграничные гостеприимство и отзывчивость и тут же способность толкнуть ближнего и не извиниться, захлопнуть дверь прямо перед твоим носом. Я не знаю почему так, я просто этого не понимаю. Другая вещь, которая мне непонятна: люди могут видеть, что происходит что-то неправильное, несправедливое и ничего не предпринимать для того, чтобы это исправить. Например, коррупция, влияющая на всю страну и положение каждого – люди считают, что это не их проблема.

У меня есть друзья, которых я обрел здесь не по службе. Однажды мы гуляли в березовой роще недалеко от Талгара, стояла ранняя осень, было очень красиво – кругом желтые, красные листья, мы увлеклись, зашли в глубину чащи и вдруг видим прямо перед собой на тропинке собаку, которая перегородила нам путь. Она стояла и лаяла. Мы не знали, что делать, и тоже стояли и смотрели на нее. А потом появился человек, и с криком «О, вы нашли мою собаку!» стал благодарить нас. В итоге, мы целый день ходили вместе по горам и беседовали о разном. Общаемся до сих пор.

Каждая республика бывшего СССР имеет свои политические, культурные, ментальные особенности. Внешность, кухня, культура, география – с одной стороны, всегда есть что-то похожее, а с другой стороны, есть сильные различия. Вот в Алматы – горы, а в Латвии, где я работал несколько лет, нет никаких гор, зато есть хорошая свежая рыба, но – холодно, а здесь не так холодно и есть вкусный натуральный виноград и яблоки, в Грузии виноград тоже был, но не было яблок. Есть общие, глубоко символичные вещи. Если поговоришь с людьми старше 35-40 лет, то они точно знают, что в любом бывшем советском городе есть магазин Детский мир или Оперный театр, и они даже примерно угадают их расположение. Такие люди не растеряются, заблудившись, они в курсе того, что и как спрашивать в автобусе. На базаре в Молдавии, в Грузии или в Казахстане вы обязательно встретите что-то одинаковое, так же как на более серьезном уровне – в медицине или образовании. Здесь, как правило, хорошие музыкальные школы и высокий уровень преподавания математики. Моя жена училась в Кишиневе в математической школе, и я знаю это не понаслышке.

В 1994 году в журнале путешествий, где я работал редактором, меня спросили после возвращения в США: «Ну что вы думаете про бывший СССР, про Среднюю Азию – они готовы принимать наших туристов?»

Я ответил: «Нет, не готовы». Потому что в то время у вас не было хороших гостиниц, кафе, ресторанов, отдельным кошмаром были бюрократические правила – надо было бежать и регистрироваться в миграционной полиции в первый же день по прибытии в страну, отдавать кучу бумаг на печать, а потом, если вы хотели поехать вглубь страны, вас не пускали, говорили: «А в вашей визе не указано, что вы собираетесь поехать в Тараз!» И надо было дополнительно обращаться к какому-то важному лицу за разрешением, при этом английский язык практически никто не знал. Сейчас, другое дело. Если бы мне задали такой же вопрос сегодня, то я бы ответил, что Казахстан открыт для туристов, можно спокойно ехать. Важный совет, который я бы дал американским туристам: приезжая в Казахстан нельзя ограничиваться Алматой и Астаной, надо обязательно выехать далеко в степь, например, в Тамгалы, Туркестан, Жаркент, с их историческими местами, мечетями и мавзолеями. Не сидите в городе, выезжайте и посмотрите на землю, на территорию Казахстана, какая она огромная и необычная. Это надо видеть!

А казахстанскому правительству, как редактор журнала путешественников, я бы дал совет действовать сообща со всеми странами Центральной Азии. На мой взгляд, убедить американцев ехать в один только Казахстан или в Узбекистан очень трудно, слишком далеко. А вот если страны будут работать вместе, приглашая посмотреть интереснейший регион Центральная Азия, составлять единые маршруты, показывая, что вот в Алматы у нас есть горы, а здесь старый город Туркестан, откуда вы можете поехать и посмотреть достопримечательности Самарканда, Бухары, Хивы и дальше отправиться в Туркменистан, то это будет отличный план. Если республики будут представлять свой туризм единым брендом и даже давать общие визы – это будет очень успешно.

Это совет редактора-путешественника, а так с местными чиновниками я почти не общаюсь – я общаюсь с простыми людьми, с неправительственными организациями, с бизнесом. Ну чиновники везде чиновники, и в США можно попробовать пойти за новыми водительскими правами и тогда они покажутся вам не слишком вежливыми. А от казахстанских зато всегда можно узнать много нового, например, что в Алматы можно поесть за 500 тенге.


Записала Гульнара Бажкенова