Пианист Арман Тлеубергенов объяснил Esquire, почему образование в музыкальной школе вовсе не всегда сулит детям приобретение важных жизненных навыков.

Мимо детства

Нужна ли музыка современному человеку? Что такое искусство в понимании большинства? По телевидению и в интернете частенько происходят споры, обсуждения того, нужны ли в реальной жизни все эти художественные и нравственные идеалы, взращенные в процессе многовековой истории развития культуры и философии. Один из самых волнующих народ вопросов – надо ли отдавать ребенка в музыкальную школу.

Как-то случайно в интернете мне попалась запись большого детского ансамбля скрипачей, учеников младшего звена Казахского национального университета искусств. О, это было зрелищно… Я был так впечатлен, что не удержался и прослушал, вернее просмотрел, еще несколько записей этого ансамбля. Сама картинка способна растопить самую холодную каменную душу: стоят маленькие детишки разного возраста, в руках маленькие скрипочки, глазки горят, смычки летают, лица сосредоточенны. Их много, и они играют вместе, ну почти…

Конечно, им прощаешь все – ненужные скучные детали отходят на пятый план, важен сам факт: дети музицируют, они волшебники, которые своими ручками, ушками и, самое главное, душами здесь и сейчас творят чудо.

Счастливые дети, довольные родители, уверенные в том, что выбрали самую лучшую профессию своему ребенку.

Один из наиболее весомых аргументов, которые приводят в спорах приверженцы «обязательного» музыкального образования, заключается в том, что дополнительная нагрузка, которую представляют собой занятия музыкой, стимулирует ребенка к максимальной трудоспособности, приучает к порядку, опять же есть реальный шанс избежать тлетворного влияния улицы, что называется, «дитя при деле». С другой стороны, часто в интервью известные музыканты жалуются на свою горемычную жизнь, говоря о том, что собственно детства с играми, шалостями и всеми атрибутами обычной жизни маленького человечка у них не было. Вместо катания на санках или игр со сверстниками они часами сидели и под присмотром строгой бабушки или мамы занимались, занимались…

Зрелище бедного ребенка, сутками не отрывающегося от пианино или скрипки, способно погрузить меня, например, в глубочайшую депрессию.

Дети должны бегать, шуметь, спортом, в конце концов, заниматься – здоровее будут. Поэтому, мне кажется, стоит прислушаться к мнению ребенка, и, если он действительно хочет, пусть сидит и вкалывает, но в случае насильственного приобщения бедного дитяти к вершинам технического мастерства толку точно не будет – доказано практикой.

Вообще, повальное, даже массовое, я бы сказал, стремление во что бы то ни стало дать ребенку музыкальное образование имеет достаточно глубокие корни в нашей культуре. В Казахстане очень многие родители стараются приобщить своих любимых потомков к искусству – отдать в музыкальную школу, художественную студию, балетный класс или пристроить в хор.

Во многом это объясняется влиянием традиций, бытовавших в советское время, и имеет массу положительных моментов.

К примеру, я знаю одну французскую семью, в которой ребенок, будучи гением физики и математики и обучаясь в известной высшей математической школе, по настоянию мамы параллельно закончил Парижскую консерваторию (national superieur, между прочим, а это далеко не просто!). Думаю, понятно, что мама приехала в Париж из СССР. Кстати, сейчас этот парень работает физиком, и очень успешно. Но полный курс профессионального музыкального образования он получил. Вот это и есть настоящая приверженность традициям…ну, может, слегка гипертрофированная?

Учить, вернее мягко приобщать к искусству, ребенка надо, даже необходимо, но самое важное на мой взгляд – учитывать желания и потребности обожаемого чада и ни в коем случае не давить – насильно мил не будешь.

Для того чтобы чего-то добиться, ребенку необходимо много и качественно работать. Такое отношение к качеству, к счастью или к несчастью, досталось нам в наследство от советской системы воспитания, ведь известно, что благодаря высочайшему уровню исполнительского профессионализма советские музыканты неизменно побеждали на самых престижных международных конкурсах. Союза нет, а стандарты остались – вот и приходится деткам напрягаться.

Что касается воспитания эмоциональной культуры в процессе обучения музыке, да, ребенок, играющий «Болезнь куклы» П.И. Чайковского и переживающий эту пьесу так, что из-за слез нот не видно, возможно, и вырастет добрым, чутким, отзывчивым и сделает много хорошего, разумного и вечного.

Но, как показывает реальная жизнь, менталитет большинства разительно отличается от тонкого, хрупкого мироощущения музыкально воспитанного человека, и выжить такому человечку в реальной жизни с ее грубостью и напором очень сложно.

В редких случаях это компенсируется воспитанием волевых качеств, необходимых для сценических выступлений. Проблема лишь в том, что сочетание крепкого стержня и тонкости душевной организации – большой дефицит. Вот и получается, что в реальной жизни то, что дает искусство, не всегда полезно, остается рассчитывать на то, что очень скоро большая часть нашего общества все-таки встанет на новую ступень сознания и такие вещи, как тонкость, чуткость, внимательность к ближнему, станут нормой для всех нас.

И наиболее важный для многих аспект – а на что жить? В обсуждении экономической целесообразности получения музыкально-исполнительской специальности нет ничего постыдного или аморального. Не мы такие – жизнь такая.  Все хотят жить хорошо, заниматься любимым делом и получать достаточное вознаграждение.

Но ни для кого не секрет, что стать богатым, как банкир или бизнесмен, будучи музыкантом, практически невозможно.

Для того чтобы посчитать отечественных музыкантов, которые живут более-менее экономически стабильно и, так скажем, не имеют материальных проблем, хватит пальцев одной руки. Вместе с тем трудозатратность занятий музыкой на несколько порядков превосходит расход физических и моральных сил офисного работника при значительной разнице в вознаграждении… Исполнительская деятельность – это не с утра до 6 вечера пять раз в неделю! Вот тебе и ножницы!

Поэтому многие маленькие «звездочки», повзрослев, часто выбирают другую специальность – более денежную и менее «нервную». Я был знаком с одной весьма обеспеченной дамой, которая учила свою единственную дочь скрипке, причем учила хорошо и дорого. Она говорила тогда: «У всех дети юристы, финансисты, а вот моя – музыкант!» Мне это казалось смело и даже похвально, но я уже тогда сильно сомневался в ее словах и убеждениях. Так оно и вышло. Сейчас девушка в Канаде, работает по очень востребованной специальности, связанной с финансами. Это, на мой взгляд, очень оправданно с точки зрения большинства.

Жить рационально – проще.

Вот и получается, что музыкальная школа – не панацея, без нее можно прожить. Музыка дает много, очень много, но и требует взамен всего тебя, все твое время, силы, часто безрезультатно. Сколько разочарованных и раненных душ вышло из стен музыкальных школ! Можно воспитывать чувство прекрасного разными способами – ходить в театры, детские абонементы, музеи, рассказывать об искусстве, наконец, заниматься частным образом «для себя».

Не стоит навязывать детям свое видение их счастья, ведь быть счастливым – это значит, в том числе, заниматься только тем, что искренне любишь. 


Иллюстратор Мария Дроздова