Нал, да удал

Гарвардский экономист Кеннет Рогофф объясняет, зачем нужно как можно скорее избавить мир от наличных денег и почему само их существование выгодно только террористам, наркоторговцам и прочим преступникам.

НАЛ, ДА УДАЛ 1

Ваша новая книга называется «Проклятье наличных». Вы правда считаете бумажные деньги проклятьем экономики?

Большая их часть используется для того, чтобы уходить от налогов и финансировать разнообразную преступную деятельность – коррупцию, торговлю наркотиками и людьми. Обыватели просто не понимают, какая куча наличности находится на руках, – больше $4200 на каждого жителя США, мужчину, женщину и ребенка. Около 80% этих денег – стодолларовыми купюрами. Огромная сумма денег никак не учитывается, не проходит даже через кассу банка или сейфовую ячейку. И то же самое – в каждой развитой экономике. Доллар в этом смысле не исключение.

Но разве государство не получает выгоду от того, что печатает деньги?

Да, государству нравится возможность заплатить по счетам, напечатав денег, и правительство США зарабатывает таким образом десятки миллиардов долларов в год. Но уход от налогов, который становится много проще благодаря использованию наличных, обходится бюджету гораздо дороже. Сотни миллиардов только в Америке, а в Европе – много больше. Если бы отказ от наличных сократил потери от криминальной деятельности и ухода от налогов даже на 10%, правительство уже окупило бы этот шаг, а общий выигрыш для всего общества был бы куда больше. Я не пытаюсь утопически решить проблему преступности, я просто хочу обратить внимание на то, что зарабатывать на печати купюр крупного номинала – это краткосрочная выгода, оплаченная большой долговременной ценой.

Я написал об этом научную статью еще лет двадцать назад. Уже тогда это была хорошая идея. Кредитные и дебетовые карты, чеки и электронные платежи давно уже вытеснили наличные там, где речь идет о крупных сделках и легальной экономике. Сегодня уже нет большого смысла использовать кэш даже для мелких покупок.

Вы хотите совсем избавиться от бумажных денег?

В обозримом будущем, конечно, нет. Но я предлагаю сильно сократить их оборот. Мелкие купюры, скажем, $10 и меньше, останутся в ходу. Так мы будем меньше волноваться по поводу тайны частной жизни или экстренных ситуаций вроде отключений электричества, да и платить за мелкие вещи удобнее наличными. В длительной перспективе – например, в несколько десятилетий – мелкие банкноты будут заменены на тяжелые монеты, так их еще сложнее будет хранить и прятать в больших количествах. Этот метод я подсмот-рел в древнем Китае: там ввели бумажные деньги как раз потому, что монеты печатали из металла, и в какой-то момент стало неудобно транспортировать деньги на большие расстояния.

Вы не думаете, что преступники и люди, не желающие платить налоги, все равно найдут способ обмануть систему?

Они не будут, конечно, сидеть сложа руки. Но есть причина, по которой именно наличные двигают подпольную экономику. Из всех способов отмыть деньги и спрятать доходы ни один не обеспечивает такой безопасности, как бумажные купюры, и такой универсальности: их принимают в любой лавке в каждой стране мира.

НАЛ, ДА УДАЛ 2

В других странах такая же проблема с большим количеством наличных в обращении? или доллар в этом отношении уникален?

США совсем не исключение, практически в любой развитой стране огромное предложение наличных, иногда больше, чем у нас. И практически всегда большая часть этой валюты хранится в банкнотах крупного номинала. В Японии, например, в полтора раза больше наличных на душу населения, и около 90% этой суммы – купюры по 10 тысяч иен, то есть $100.

Каково будет бедным в безналичном обществе?

Бедные – это не та категория населения, которая хранит под матрасом котлеты стодолларовых купюр.

А вот страдают от преступности и неуплаты налогов они больше всех. Если правительство будет эффективнее собирать налоги, они окажутся в выигрыше. Кроме того, для включения их в финансовую систему я предлагаю выпускать бесплатные дебетовые карты. Некоторые страны уже так делают.

А как же тайна частной жизни?

Циркуляция мелких купюр отчасти решит эту проблему. Люди должны иметь право совершать не очень крупные транзакции втайне от государства, но когда речь идет о больших суммах, общественный интерес – возможность собирать налоги, регулировать бизнес и следить за исполнением законов – должен быть выше неприкосновенности частной жизни. Я утверждаю это исходя из прагматических, а не этических соображений. Существующая система позволяет слишком просто проводить крупные нелегальные сделки при помощи крупных купюр. Даже после отмены крупных номиналов у обычных граждан останутся способы проводить значительные сделки частным образом. Просто эти способы хороши для разовых транзакций, а не повторяющихся, поскольку риски обнаружения пропорционально растут.

А если случится ураган и повсюду отрубят электричество?

Опять же, люди смогут воспользоваться небольшими купюрами. Помимо этого популярность набирают и другие способы оплаты, например, через мобильные телефоны. Они и сейчас помогают людям, временно оставшимся без электричества. Есть множество дуб-лирующих технологий вроде банковских чеков. Надо помнить, что при серьезных авариях в энергосистеме банкоматы все равно выйдут из строя, так что дополнительных источников наличных у людей в этом случае нет и сейчас.

Как ваш план повлияет на незаконную миграцию?

Если не будет наличных, нанимателям будет гораздо труднее платить сотрудникам мимо кассы, в частности – недоплачивать им. Будет сложнее игнорировать трудовое законодательство и не вносить социальные и пенсионные платежи. Переход на электронные транзакции – куда более гуманный способ легализовать отношения с мигрантами, чем драконовские меры, которые обсуждаются сейчас, например, стена с колючей проволокой вдоль границы. Поразительно, что участники ожесточенной дискуссии вокруг миграционной политики отказываются это замечать. Любые перемены займут долгие годы, может быть, 10-15 лет, так что у нас будет достаточно времени, чтобы помочь нынешним мигрантам решить свои проблемы.

Но если сша откажутся от крупных банкнот, другие страны не захотят восполнить недостаток наличных и напечатать больше собственных купюр?

Мы больше выиграем за счет лучшей собираемости налогов и падения преступности, чем потеряем за рубежом. Тем более что этими доходами можно было бы пожертвовать: мы фактически зарабатываем, помогая колумбийским повстанцам, русским олигархам и мексиканским нар­кобаронам прятать деньги сомнительного происхождения. Евро­зона могла бы выиграть, если евро стал бы популярнее доллара в мире. Но подпольная экономика в ЕС занимает больше места, чем в США, так что они даже больше нас заинтересованы в том, чтобы остановить обращение наличных.

Вы считаете, что надо отменить бумажные деньги, но думаете ли вы, что они действительно уйдут из обращения?

Скандинавские страны уже довольно далеко продвинулись на этом пути и придумали, как справляться со всякими практическими трудностями безналичного общества. Например, как можно подать милостыню на улице. Особенно Швеция сделала в этом прогресс. Несколько стран, включая Канаду, Швецию и Сингапур, а также европейский ЦБ, приняли меры для того, чтобы отказаться от купюр крупного номинала. Это ответ на осознание криминальной роли бумажных денег.

В вашей новой книге вы пишете, что на купюры в $10 и меньше приходится около 3% денежной массы, и предлагаете заменить их со временем на крупные монеты. вы считаете, что это поможет бороться не только с преступностью, но и с финансовыми кризисами?

Да. Такая мера позволит центральным банкам агрессивнее пользоваться мерами фискального стимулирования и вводить отрицательную ставку по государственным облигациям и депозитам, то есть сделать так, чтобы за хранение денег в банке пришлось доплачивать. В обществе, в котором есть наличные, это невозможно: стоит ввести отрицательную ставку, как люди заберут сбережения из банков и сложат в матрас. Но если наличности не будет, у центрального банка появится такая возможность.

НАЛ, ДА УДАЛ 3

Объясните, как работают отрицательные ставки.

Идея очень проста: отрицательные ставки заставляют те деньги, которые находятся в банковской системе, но не работают, а находятся в спячке, проснуться. Это такой пинок, который заставляет деньги пойти в экономику, стимулировать спрос, и таким образом – увеличивать инфляцию и производство. Успешная политика отрицательных ставок может быть очень кратковременной, потому что инфляция и растущий спрос двигают ставку вверх. Иными словами, ЦБ сможет ненадолго снизить ставку, чтобы затем она существенно выросла в долговременной перспективе, когда у людей вновь появятся нормальные инфляционные ожидания. Если вы беспокоитесь о своей пенсии, вы должны одобрить такую сделку.

В мире уже экспериментировали с отрицательными ставками. Нельзя сказать, что неизменно с хорошими результатами.

Некоторые центральные банки осторожно пытались попробовать отрицательные ставки, но у них были связаны руки: стоило чуть надавить, как инвесторы тут же начинали складировать наличные. Это лишало всю операцию смысла. Если бы у властей появилась возможность вводить отрицательные ставки на неограниченное время, это помогло бы им влиять на ожидания инвесторов, не совершая на деле никаких резких действий.

Но разве отрицательные ставки не вредны для финансовой стабильности?

Совсем необязательно. Отрицательные ставки с неограниченным сроком действия позволят центральным банкам стремительно выходить из дефляции и, таким образом, отменять необходимость отрицательных ставок. Существующий финансовый режим, при котором ставки колеблются около нуля в течение долгих лет, гораздо больше вредит финансовой стабильности.

Зачем идти на такие серьезные реформы, если следующий большой финансовый кризис не наступит, вероятно, еще несколько десятилетий?

Во-первых, следующий кризис может наступить гораздо раньше. Во-вторых, возможность введения отрицательных ставок могла бы помочь даже в случае «нормальной» рецессии, если в целом уровень ставок по всему миру останется таким же низким, как теперь.

Вы верите в то, что наличные все-таки удастся упразднить? 

Я верю, что для этого пришло время. Министерства финансов по всему миру отчаянно пытаются повысить собираемость налогов, не повышая налоговые ставки. Силовые службы пытаются перерезать финансирование террористов. Правоохранительные органы обеспокоены ролью наличных в развитии преступности. Конечно, все мы привыкли к наличным, они уже не первый век вплетены в ткань нашей жизни, стали неотъемлемой частью нашего опыта и как потребителей, и как продавцов. Но правительства слишком злоупотребляют печатью наличных. Пора уже избавиться от стодолларовой купюры.

На самом деле, мы ведь все равно уничтожим наличные – лет через пятьдесят, максимум сто. Это уже происходит. Многие друзья моих детей вообще не носят с собой бумажные деньги. Мой сын прошлым летом подрабатывал в Starbucks, я как-то раз зашел к нему и расплатился наличными. Он мне говорит: «Пап, ты единственный человек, который мне сегодня дал наличные». Может, он и подтрунивал надо мной, но в каждой шутке… В общем, перемены не за горами.


Перевод Сергея Рачинского

Иллюстратор Максим Зудилкин