В своей новой колонке Гульнара Бажкенова размышляет о том, что происходит сегодня с нами. И сумеем ли мы извлечь уроки из происходящего.

Скорее всего, вы не читали антиутопию Wayward Pines начала десятых годов и не смотрели снятый по ее мотивам сериал – ни то ни другое не то чтобы не были популярны в Казахстане, но массово не дошли до наших книжных полок и компьютерных мониторов. Не велика потеря, произведение не представляет высокой художественной ценности, и если я вспомнила о нем сейчас, то только потому, что сюжет и мораль, из него вытекающая, как будто придуманы специально для нас. Действие происходит в небольшом городке Wayward Pines, назовем просто «Сосны», в котором приходит в себя после автомобильной аварии агент секретной службы Итан Берк. Он приехал в американское  захолустье в поисках двух пропавших коллег, но сам попал в переделку.

Очень скоро он понимает, что в «Соснах» что-то не так: жители чего-то боятся, за ними круглосуточно следят и прослушивают, но покинуть это место никто не может. В городе действует жесткий тоталитарный режим карантина, шаг влево, шаг вправо – голова с плеч на центральной площади, зато вместо свободы гарантированные еда, одежда и другие блага цивилизации по необходимому минимуму, а еще никому не нужная работа, созданная лишь ради того, что должны же взрослые люди чем-то быть заняты.

Иначе бунт, смута, революция.

Но дармовой паек не спасает «Сосны» и его основателей. Такова природа людей – всегда находятся одиночки, которые жертвуют собой и гибнут, но снова и снова лезут на стену, чтобы выбраться на запретную свободу. И, в конце концов, они разрушают стену, окружавшую город, а вместе с ней и сам город, и создавшего его человека, и, что самое досадное, себя. Оказывается, стена и внутренний порядок охраняли их от чудовищ-мутантов, в которых выродилась человеческая раса. «Сосны» были единственным местом на земле, где выжили люди, и все благодаря ученому – основателю ненавистного города, который жил в самоизоляции в роскошном дворце и вообще был большой сволочью. Когда выбор встал между собственной властью, жизнью людей и существованием города, он, не задумываясь, выбрал первое. Отец-основатель любил власть, ценил город, но презирал людей.

Минувший год в Казахстане складывался таким образом, что напрашивалась неприятная мысль, а что будет там, за стеной?  Эпидемия же при всей своей чрезвычайщине стала лишь квинтэссенцией всех событий, и вопрос «кто виноват – народ или власть?» – он не только и не столько про коронавирус и его распространение. Кто виноват в том, что в аптеках нет лекарств, что больницы не принимают тяжело больных, что родственники, как в военное время, не могут найти своих покойников, а возле моргов очереди за телами?

Говорят, что за два месяца карантина ничего не было сделано, но это «ничего» надо растянуть на много предыдущих лет. Народ ругают, что не внял настойчивым предупреждениям и сразу после карантина полез на стену, нарушая социальную дистанцию, но эти отношения – жестоких авторитарных родителей и инфантильных неразумных детей длились без малого тридцать лет и оправдывали любые решения, которые принимались без малейшей вовлеченности общества. Мы тридцать лет готовились к чрезвычайной ситуации именно так, чтобы сегодня на кладбищах было по несколько десятков свежевырытых могил, чтобы у простого больного отбирали кислородную подушку и отдавали ее более важному пациенту, чтобы у всех где-то в квартирах лежали запертые и предоставленные себе родственники, не имеющие понятия, как и чем лечиться, а ты не знал бы, как помочь. Почти у каждого в эти дни найдется своя чудовищно банальная история смерти: у меня в освещенной праздничным фейерверком столице умер родственник, потому что некому было снять швы через несколько недель после плановой операции – вовремя не нашли врача, началось воспаление…

Даже если взять частности, ситуацию с лекарствами, то они не могли не исчезнуть из аптек — просто вспомним скандалы, постоянно сопровождавшие нашу фармацию.

Если эта система, начиная от лицензирования медикаментов и заканчивая госзакупками, всегда слыла одной из самых закрытых и коррумпированных, то почему она внезапно должна была стать прозрачной именно сейчас? Все закономерно, предсказуемо и развивается именно так, как должно было. 

Нам слишком долго везло. И как любую незаслуженную удачу мы свою казахскую фортуну использовали так расточительно и безнравственно, что оглядываясь назад понимаешь – было бы удивительно, отделайся мы легким испугом. Всемирная беда не могла обойти стороной Казахстан, она должна была и ударила по нам больнее всего.

Любой вирус наверняка и безжалостней поражает уже больные зараженные клетки.

С того момента, как ситуация с эпидемией вышла из-под контроля, в сети спорят, кто виноват. Народ с его необоримой страстью к многолюдным тоям или жадная коррумпированная власть? Кто хуже — народ или власть? Извечный казахский вопрос с приходом смертельно опасного вируса приобрел медицинский анамнез, требуя точный диагноз, ведь теперь от него зависит жизнь. Но ответ состоит в том, что одного без другого не бывает, если инфицирована голова, то и ноги недалеко ушли, инфицирован весь организм, мы все плоть от плоти, и чем салют 6 июля, когда были переполнены не только больницы, но уже и морги, хуже какого-нибудь «қудалы», справляемого, несмотря на смертельную опасность. Можно представить, какой был бы пир на весь мир в честь 80-летия отца народа, кабы не проклятый ковид. Только юбилеи, свадьбы и прочие торжества на взятые в кредит деньги слишком упоенно отмечает вся страна, разница лишь в масштабах и возможностях.

Мы растратили деньги, мы потеряли время и чуть было не самих себя задолго до прихода коварного ковида. Траур 13-го июля слишком очевидно призван сгладить политические ошибки и сплотить нацию, но день тишины и настоящей, а не по разнарядке скорби, – это ведь еще и шанс для перезагрузки и переосмысления. Главным вопросом сегодня я бы задала не кто и почему, а что дальше?

Пять месяцев назад на территорию Казахстана частным суперджетом большого семейства главного судьи столицы залетел первый вирус Covid-19. Простите за самоцитирование, но тогда я писала:

В истории медицины есть известные случаи, когда люди, пережившие клиническую смерть, выходили из комы преображенными. Сложившаяся система ценностей и взглядов, мораль за мгновения между жизнью и смертью совершали разворот на сто восемьдесят градусов, и безжалостный к конкурентам бизнесмен становился филантропом-бессребреником, а жестокий преступник – волонтером по работе с трудными детьми.

Может быть, и мы из всей этой чрезвычайщины выйдем с просветленными лицами и чистыми, хорошо отмытыми бактериальным мылом руками? Сценарий не фантастический, но для него есть одно тяжелое условие – пережить придется действительно что-то ужасное…

Что ж, ужасное случилось, мы переживаем его прямо сейчас, можно подводить предварительные итоги. В день траура в Нур-Султане, Шымкенте и других городах Казахстана врачей с их драгоценным сегодня на вес жизни временем выстроили на полуденном солнце в знак скорби. В ответ на очередное возмущение, власти заявили, что никто их не принуждал к показательному флешмобу, сами захотели. Замакима Алматы в день траура страдания больных и родственников из-за дефицита лекарств и очередей возле аптек назвал хайпом…

Коронавирусный самолет Bombardier больше не летает, его выставили за границей на продажу. А правосудие Нур-Султана вершит, как и в доковидное время, судья Барпибаев.

Видео взято из соцсетей.