Недополученные миллиарды
и наше право на май

Гульнара Бажкенова задается вопросом, смогут ли международные профсоюзы сделать в Казахстане то, чего не смогли сделать многочисленные организации по защите прав и свобод человека.

Гульнара Бажкенова профсоюзы

Год назад я брала интервью у пресс-секретаря Конфедерации независимых профсоюзов Людмилы Экзарховой. Это произошло в разгар очередного противостояния независимых профсоюзов и рабочих с государством. Против председателя КНПРК Ларисы Харьковой возбудили уголовное дело, параллельно шел процесс ликвидации по решению суда, против чего в Актау голодовку протеста объявили рабочие-нефтяники, которые позже жестоко поплатились за свою солидарность. В интервью Людмила сказала, что они как члены международной конфедерации профсоюзов сообщили о происходящем в центральную штаб-квартиру, и последствия не заставят себя ждать. Последствия экономические.

Международная конфедерация профсоюзов – влиятельнейшая организации, с которой почтительно обращаются политические лидеры мировых держав, потому что иначе могут потерять голоса не района и предприятия, а целых отраслей экономики.

«Американские профсоюзы обратятся с нашим письмом в Конгресс США с тем, чтобы снять преференции, установленные между Казахстаном и США для завоза определенных товаров и услуг, – предупредила Экзархова. – Так случилось с Белоруссией, когда нарушались права маленькой независимой конфедерации профсоюзов – 10 тысяч человек, и США ввели санкции».

За год после вышеупомянутого интервью с людьми, о которых шла речь, и с самой Людмилой Экзарховой произошло много событий, полных драм и трагедии. Амин Елеусинов и Нурбек Кушакбаев сидят по приговору суда. Лариса Харькова признана виновной в злоупотреблении служебными полномочиями и приговорена к четырем годам ограничения свободы с конфискацией имущества. Моя собеседница судебного преследования избежала, но вынуждена была буквально бежать из страны. В октябре на дне ее семейного автомобиля, в котором в том числе возили в детский сад малолетнего сына, было обнаружено устройство, подозрительно похожее на взрывчатку. Через несколько дней муж профсоюзной активистки попал в загадочное ДТП, после чего его как не-резидента без внятных законных оснований выслали из страны. Кто стоял за всеми этими происшествиями, можно догадаться по признанию Экзарховой, сделанному год назад: условием регистрации Конфедерации независимых профсоюзов было твердое – не принимать в свои ряды нефтяников. «Кто и где поставил условие?» – спросила я. «В КНБ», – ответила Людмила, ныне проживающая за пределами Казахстана.

Конфедерация независимых профсоюзов ослушалась и была победоносно разрушена. Только если кто-то собирался по этому поводу кричать «ура» и откупоривать шампанское, он поторопился. Победа над рабочими может оказаться пирровой.

На прошлой неделе, спустя почти год после того, как были осуждены Елеусинов, Кушакбаев и Харькова, спустя год после того, как Казахстан посетил второе лицо МКП Яап Виннен и открыто пригрозил властям экономическими санкциями, не слишком громко прошла информация о том, что началась процедура исключения Казахстана из списка претендентов на участие в GSP – системе преференций в пользу развивающихся стран.

Не нужно гадать, что за процедурой исключения Казахстана из списка претендентов на участие в GSP стоит международное профсоюзное лобби.

Если страна потеряет шанс на таможенные преференции и вместе с ним миллиарды долларов недополученной прибыли, то причиной тому будет только собственная репрессивная политика. И это сейчас, в момент не самого лучшего самочувствия казахстанской экономики, пусть даже этот момент затянулся на целое десятилетие.

Сейчас очень важно, как будут развиваться события дальше. На какие компромиссы пойдет Астана, которая давно поняла и уверовала, что современные международные нормы про соблюдение прав и свобод человека – всего лишь слова? Что, искусно маневрируя, даже в двадцать первом веке можно делать со своими гражданами все что угодно, и за это ничего не будет, кроме дежурных, неискренних порицаний в кулуарах Европарламента и снижения позиций в каких-то там рейтингах. Пример Белоруссии, потерявшей преференции по абсолютно такой же статье и по таким же мотивам, нерелевантный – в Астане, скорее всего, резонно полагали, что любые экономические санкции в отношении нее диктует прежде всего геополитика. А у нас геополитика, как известно, совсем другая. Из этой самоуверенности – и в собственной достаточной развитости, и в безнаказанности – вытекает много ошибок, если не сказать глупостей. Кстати, дело Стати – из того же смыслового ряда.

Насколько Астана жаждет признания в мире международного истеблишмента, настолько же снисходительно относится к не-правительственному сектору. В 2015 году Казахстан должен был поехать и отчитаться перед генеральной конференцией Международной организации труда, перед которой отчитываются о соблюдении трудовых и профсоюзных международных норм и законов все правительства в мире.

А Казахстан взял и не поехал!

«Ну, это же не английская королева или Ротшильд, а всего лишь рабочие, подумаешь», – видимо, так сочли чиновники ответственных министерств – МИДа и Минюста. Так же думали люди, решавшие судьбу Елеусинова, Кушакбаева, Харьковой, Экзарховой и, по большому счету, всех трудящихся, работоспособных людей, которым должно сидеть в карманных, уже давно не раздающих путевки организациях, а не создавать независимые профсоюзы.

И тут вдруг выясняется, что все не так просто. Мир далек от совершенства в представлении Астаны.

Есть международные организации, не такие беззубые, хоть и ворчливые, как «Международная амнистия» или «Репортеры без границ», которые любого уголовника включат в свой отчет и объявят узником совести, стоит тому лишь заикнуться про политическое преследование. Существуют международные организации, которые мало того что своих не сдают, но работают не на автомате, штампуя под копирку заявления, в которых от частого употребления теряется смысл слов. Они действуют политически расчетливо и наверняка. МКП не делали громких заявлений сразу после того, как началось преследование Конфедерации независимых профсоюзов и рабочих-нефтяников. Руководитель приехал в Казахстан и разбирался на месте, а потом целый год шла кропотливая лоббистская работа. Результат нам только предстоит оценить и увидеть. Он может стать очень болезненным для казахстанских властей, которых вообще трудно пронять чем-то иным, кроме экономических убытков.

Ведь даже с коррупцией у нас начали бороться только после того, как она стала частью рейтинга инвестиционного климата.

Заявление Федерации профсоюзов Казахстана с предложением освободить лидеров независимых профсоюзов, разумеется, не случайно, но, возможно, запоздало. И пусть любые убытки страны опосредованно сказываются на всех, а не только на тех, кто непосредственно продает казахстанский продукт, разве недополученная прибыль – не справедливая цена за достоинство рабочего человека и за наше общее право на труд и май?


← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook
Загрузка...