Александр Ким иммигрировал в Новую Зеландию три года назад. Esquire он рассказал, как это получилось.

Александр Ким Новая Зеландия иммиграция Казахстан жизнь опыт Новую Зеландию

В Новой Зеландии мы с семьей живем более трех лет. Сначала приехал я, через четыре месяца перебралась жена с двумя детьми. Я прошел годовое обучение по программе бизнес-администрирования (оно завершилось в октябре 2016-го), а с апреля 2017 года работаю в компании Samsung Electronics в Окленде. Мы обустроились, получили резидентство.

Мысль о переезде возникла не у меня, а у моей супруги за два-три года до конкретных шагов. В то время мы рассуждали о будущем детей, хотели открыть для них мир. Изучили вопрос, поняли, что есть несколько видов миграции: через родственников, по национальному признаку, через рабочую визу (контракт или job offer), образование. Для меня был приемлем только один путь – иммиграция через образование.

Я провел большое исследование, прежде чем определиться со страной. Подготовился тщательно, перечитал кучу официальных источников, сайтов, форумов. В итоге в шорт-лист попали три страны: Канада, Австралия, Новая Зеландия, так как в них наиболее упрощенный вариант иммиграции и получения резидентства.

Канада нам отказала. Австралия отпала сама, нас оттолкнуло наличие в ней ядовитых пауков и змей. Таким образом, осталась только Новая Зеландия.

Пакет документов был полностью готов для иммиграции, все было переведено и заверено нотариально: паспорта, свидетельства о браке, о рождении детей, дипломы о высшем образовании, трудовые договоры. Предстояло пройти путь с вузами и посольством, мы надеялись на успех.

В это время меня очень поддержал Денис Власин, основатель Kiwi Education, компании, помогающей с поступлением в вузы Новой Зеландии. Я случайно познакомился с ним в интернете, далее от начала и до конца нашего переезда мы постоянно были на связи.

После тщательного отбора вузов мы оставили Оклендский университет, Оклендский технологический университет и частный вуз второй категории. Цены на годовое обучение были NZD 55 000, NZD 35 000 и NZD 20 000 соответственно. Университет Окленда был слишком дорогим, а третий вариант казался не привлекательным. Я рассуждал так: если наша затея с иммиграцией провалится, и нам придется вернуться в Алматы, у меня по крайней мере будет диплом престижного вуза, который поможет в будущем получить более высокооплачиваемую работу. В итоге я выбрал Оклендский технологический.

Сейчас я думаю о том, что вполне мог выбрать один из вузов второй категории, в котором прошел бы такую же программу за 10 000 NZD, но для этого нужно было бы принять окончательное решение об иммиграции.

Сделать это в Казахстане было сложно. Даже учитывая существенную экономию средств, которых очень не хватало вначале.

Александр Ким Новая Зеландия иммиграция Казахстан жизнь опыт

Польза от обучения была в первую очередь в обретении необходимых контактов, облегчении адаптации, поиске работы непосредственно на месте. Новых знаний я получил не так много, тем не менее, учиться приходилось много. И хотя при поступлении у меня было 7 баллов за IELTS, я всегда считал, что могу свободно говорить и понимать по-английски, были сложности с пониманием новозеландского акцента. Конечно, со временем стало намного проще, и сейчас мой английский уже на уровне 8-8,5 баллов, хотя, как говорят, совершенству нет предела.

Подход к обучению в Новой Зеландии и Казахстане сильно отличаются. В Новой Зеландии требуется большая самостоятельность: успел – хорошо, не успел – извини. Отличается практика: упор на групповые и индивидуальные задания. Программа была стремительной, насыщенной и требовала серьезного подхода.

Учеба шла три часа в день, вечером с 6 до 9. У нас в году было шесть семестров, каждый из которых длился шесть недель, содержал три предмета, всего шестнадцать предметов. Но так не везде, например, у бакалавров в году два-три семестра.

Я специально приехал на несколько месяцев раньше, чтобы освоиться и решить вопросы с жильем. Еще находясь в Казахстане, по интернету забронировал комнату в мотеле на неделю. По приезду через социальные сети нашел комнату в квартире с русскоязычным парнем. Сменил жилье еще раз. Параллельно искал жилье для семьи, ездил по разным районам, смотрел дома. Перед приездом семьи снял трехкомнатный таунхауз (дом на два хозяина).

После переезда мы тратили накопленные средства, никто из нас не работал. Денег не хватало. Поэтому во время учебы я начал искать подработку. Моя студенческая виза позволяла работать 20 часов в неделю. Но, естественно, студентов на полставки никто брать не хочет, только на ручной или низкооплачиваемый труд. В русскоязычном коммьюнити я познакомился с парнем из Сахалина, который помог мне попасть на собеседование в одну фирму. В итоге я устроился работать на полставки в компанию, выигрывающую тендеры у департамента транспорта города Окленда. Если жители какого-то района просят поставить знак, светофор или устроить пешеходную дорожку, компания проводила исследования о необходимости этих введений. Я сидел несколько дней с утра до вечера около перекрестков, считая транспортные средства, отмечая их категории и направления движения. Звучит мало заманчиво, но это была работа, которая приносила деньги.

После окончания учебы, я без проблем получил рабочую визу на год (сейчас можно до трех лет). В Новой Зеландии очень легко получить подобную визу, она называется post study work visa. С ней можно устраиваться на работу на полный рабочий день. Программу я закончил в октябре 2016 года, а период с ноября по февраль – мертвые месяцы в Новой Зеландии, потому что в это время здесь лето, сезон отпусков, Рождество и так далее. Компании закрывают год и не нанимают сотрудников. Получается я попал в период, в который не было открытых вакансий.

Чтобы не сидеть без дела, я пошел работать в автосалон, продающий подержанные автомобили. Здесь я хорошо подтянул свой разговорный английский. 

Я встречал людей, которые после переезда в Новую Зеландию говорили, что не могут найти работу полгода, год, полтора. Но работа есть всегда. В Новой Зеландии с уважением относятся к труду, главное работать. Детей здесь не пугают, что если они будут плохо учиться, то станут дворниками. Труд дворника уважаем, и позволяет содержать себя.

Александр Ким Новая Зеландия иммиграция Казахстан жизнь опыт Новую Зеландию

Работа в автосалоне не была высокооплачиваемой, и наши финансовые запасы иссякали. Нам пришлось переехать в другой район, чтобы сэкономить. Параллельно я искал работу. За период поиска я разослал около 150 резюме. Кроме того, я выбрал топ-10 компаний, в которых хотел бы работать.

Я ездил в эти компании с распечатанным резюме и просил на ресепшн о беседе с отделом HR, продаж или маркетинга. Зачастую со мной никто не хотел разговаривать, поэтому я просто оставлял распечатку у администратора.

Каждые несколько дней я отправлялся в офисы с файлом, в который клал шоколад из Казахстана, чтобы мое резюме заметили из сотен других. Я считал так: если не выберут, хотя бы казахстанский шоколад попробуют.

В Казахстане я работал в индустрии электроники и бытовой техники, в отделе продаж крупных компаний: Samsung, LG, Sony. В Новой Зеландии я был нацелен на работу в этой же сфере, и желательно в тех же компаниях.

В итоге я устроился в Samsung. Понятия перевода из одного офиса в другой в Samsung нет, хотя я работаю в том же отделе, занимаюсь теми же обязанностями с такой же продукцией. Меня нанимали и рассматривали вместе с несколькими десятками претендентов.

Весь процесс трудоустройства занял три месяца, это долго даже для Новой Зеландии. В Samsung я прошел четыре собеседования, два теста на логику и абстрактное мышление. Я прошел полицейскую проверку, проверку биографии (я давал согласие, чтобы они пробивали меня по международным базам), проверку рекомендаций. В Новой Зеландии очень важно, что о вас говорят предыдущие работодатели. Из компании писали моему руководителю в Казахстан, узнавали обо мне. Их все устроило и меня взяли работать.

Работа мне нравится, компания хорошая. Правда, приходится работать больше местных, нужно доказывать, что ты достоин занимать это место.

Так как дети были очень маленькими, когда мы переехали, то практически ничего не помнят о Казахстане. Старший знает, что мы раньше жили в Алматы, и у нас был дом с беседкой, а младший не знает ничего. Мечтают посетить Казахстан, ведь там остались родные, бабушки и дедушки. Пока общаются по скайпу или вотсапу.

Сейчас старший, ему шесть, уже ходит в школу во второй класс, а младший в детский сад. Свободное время во многом строим в зависимости от расписания детей, их кружков и секций. Когда мальчишки были совсем маленькие, мы часто ездили на пляж, устраивали пикники, сейчас реже, но тоже стараемся это делать.

Еще стараемся встречаться с друзьями, с другими семьями из Казахстана. Нас очень объединяет культура, общие традиции. Казахстанским коммьюнити мы встречаемся минимум раз в год, обычно на Наурыз. Каждый раз на встрече знакомимся с новоприбывшими. Мы стараемся им помогать, по себе знаю, как важно после переезда получить поддержку и совет. Мне помогали люди, которых я не знал ранее, и я в свое время принял решение, что, когда освоюсь, тоже буду помогать новоприбывшим. Ведь совет нужен даже в мелочах: как открыть счет в банке, какую выбрать сим-карту, где купить продукты и предметы первой необходимости.

Александр Ким Окленд иммиграция Казахстан жизнь опыт казахстанцы Наурыз

Чем мне нравится Новая Зеландия? Нравится, что здесь все для людей, как бы тривиально это ни звучало, и это чувствуется в любых мелочах. Например, покупка и продажа автомобиля. Занимает это пять минут: идешь на почту, заполняешь форму, платишь семь долларов и все, машина оформлена. Никаких ГАИ, сверок, техпаспортов. Очень просто: сел и уехал. А бензин здесь привязан к ценам на нефть. Если дешевеет нефть, то цена на бензин тоже падает.

Нравится, что везде можно платить безналом с помощью кредитной карты или телефона. В автобусе, такси, на заправке, в супермаркете, на парковке, в любом даже самом маленьком магазинчике или кафешке, даже в самой отделенной деревушке есть терминалы безналичной оплаты. Самый большой плюс этого в том, что все идет в белую и ничего не утаишь, а, соответственно, и налоги платятся как положено и пополняют бюджет страны.

Нравится, что закон о защите прав потребителей работает именно так, как он должен работать. Потребитель защищен. Например, если я купил товар, и он сломался, у меня не будет никаких проблем с его возвратом или обменом даже через несколько лет. У меня даже не спросят чек, потому что покупку можно легко проверить по номеру кредитной карты.

Или, если вы купили в супермаркете товар, а цена на кассе оказалась выше, чем на ценнике, то вам его дадут бесплатно и еще вернут разницу между ценником и итоговой суммой. Не приходится бегать, кому-то что-то доказывать. Все просто, все действует.

Еще бытовой пример: 30 апреля заканчивался мой контракт с поставщиком электричества. Они заранее выслали письмо, где предупреждали об окончании контракта и приводили цены за электроэнергию, за кВт. Я сравнил эти цены с предыдущими, и оказалось, что они выше. Я изложил ситуацию в ответном письме и поинтересовался, почему цены повысились. Через 15 минут приходит ответ с извинениями, что они не могут изменить тарифы, но за то, что я являюсь лояльным клиентом и с ними уже два года, мне дарят ваучер на NZD 100.

Хочу отметить отдельно, что Новая Зеландия — страна возможностей, особенно для детей. Природа, чистый воздух, доступный спорт. Но мы с женой еще думаем оставаться здесь на постоянку или переехать. Опыт миграции, международный опыт работы и международное образование у нас уже есть, в следующий раз будет легче, а так как как мы здесь получили резидентство, то можем вернуться сюда в любой момент.


Фотографии из архива героя