В Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин Esquire вспоминает несколько историй постоялиц «Дома мамы», которых согнала туда одна беда – насилие в семье. 

насилие над женщинами Казахстан истории Дом мамы истории

В 2015 году в Южно-Казахстанской области 209 женщин пытались совершить суицид, 47 из них спасти не удалось, и все чаще – это беременные женщины. Основная и едва ли не единственная причина всех попыток суицида – насилие в семье. Правовой центр «Сана сезiм», созданный для помощи жертвам бытового насилия, не справляется с потоком страждущих, так их много. При этом ни в области, ни в Шымкенте нет кризисных центров. Поэтому «Дом мамы», куда вообще-то принимают только женщин с детьми до 18 месяцев, стал предоставлять убежище всем женщинам, которых избивают мужья или члены его семьи. Каждый день в этот центр поступает по 3-4 звонка.

Сауле, 24 года

Я вышла замуж по любви. По крайней мере, так думала. Попала в большую семью, у мужа несколько братьев и сестер, и почти все живут под одной крышей. Свекровь почему-то сразу невзлюбила меня. Я думала, так бывает со всеми невестками, и старалась изо всех сил понравиться: рано вставала, всем готовила завтрак, убиралась дома, вовремя – ни разу не опоздала – подавала ужин. Но отношение свекрови ко мне становилось только хуже. Она постоянно ругала меня: я и неправильно разговариваю с мужем, и недостаточно уважения проявляю, и не так подаю еду на стол, и платок забываю иногда надевать. Она могла внезапно толкнуть меня на кухне или больно локтем ударить. Я плакала от обиды. А когда муж приходил с работы, свекровь бежала к нему первой рассказать о случившемся. Конечно, преподносила конфликт так, как выгодно ей. Муж никогда не вставал на мою сторону, для него всегда была права мама. Я пыталась поговорить с ним отдельно, но он начинал обвинять меня, что я не уважаю старших.

Наши зарплаты, и мою и мужа, свекровь до последней копейки забирала себе. Говорила, что старшим деньги нужнее, вы молодые, еще успеете и для себя заработать. Я не могла купить себе даже средства личной гигиены. Когда родилась дочь, стало еще хуже. Мама не давала мне денег на ребенка, и сама не ничего не покупала для внучки. Тогда я впервые осмелилась возмутиться. И этот день стал для меня самым страшным. Свекровь и муж избили меня до полусмерти, выбили зубы, а потом выставили на улицу вместе с дочкой в том, в чем я была одета. Не дали даже взять теплые вещи.

И вот на дворе зима, а я стою в одном халате, избитая, вся в крови, с шестимесячной дочерью в легкой кофте. Я крепко прижала к себе малышку, чтобы она не замерзла и позвонила в «Сана сезiм». Соцработники забрали меня с улицы и отвезли в «Дом мамы». Здесь я прожила три месяца. Муж приезжал, уговаривал вернуться, но я не согласилась. Я решила начать новую жизнь, образование у меня есть, найду новую работу. Вот только дождусь, когда мне сделают новые документы. Старые свекровь сожгла в отместку. Сейчас я живу с родителями. Они долго не принимали меня, но потом решились.

Севара, 24 года

Четыре года назад я сильно простудилась, получила осложнение и мне вырезали одну почку. Врачи успокоили, сказали, что я смогу вести нормальную жизнь и рожать здоровых детей. Я никогда не делала тайны из операции и будущего мужа еще задолго до свадьбы поставила в известность. Позже о том, что у меня одна почка, узнала и свекровь. С тех пор стала меня изводить, просто не давала житья. Постоянно придиралась к разным мелочам, настраивала против мужа. Она говорила ему, что я инвалид и не смогу родить нормального ребенка. Издевательства продолжались даже после того, как я забеременела. Мужа и его маму новость о моей беременности совсем не обрадовала. Хуже того, свекровь стала поднимать на меня руку, а муж не защищал, он все больше отдалялся от меня.

Я работала фельдшером в скорой помощи, и про мои семейные проблемы знали коллеги. Они и решили спасти меня и позвонили в «Сана сезiм». Правозащитники приехали за мной, когда я была на шестом месяце беременности. Я с радостью уехала из этого дома, оставаться там было опасно. Меня постоянно били, я боялась потерять из-за этого ребенка. А в «Доме мамы» чужие люди так тепло встретили! Заботились обо мне, даже ездили в роддом на партнерские роды. Я очень благодарна им. Одежду, еду, смеси для ребенка здесь дают бесплатно. Иногда я с дочкой езжу в гости к своим родителям. Они еще не решаются принять меня обратно. Всем рассказывают, что я живу с мужем. Родителей устраивает, что я нахожусь в приюте.

Айша, 23 года

Мои мытарства начались давно, когда мне не было и года. Мать бросила меня, до трех лет я жила у дедушки, потом меня забрал отец. К тому времени он женился во второй раз, и моим воспитанием занималась мачеха. Она меня не жаловала, все-таки чужого ребенка не каждый может полюбить. А когда появились собственные дети, я стала совсем чужой в доме, и стало совсем плохо. Я не была полноценным членом семьи, ко мне относились как к домработнице – принеси то, подай это. Отцу было все равно, он считал, что выполнил свой долг, не оставив дочь на улице.

Когда я встретила Ернара, мир словно перевернулся для меня. Я впервые в жизни услышала слова: «Я люблю тебя». Я мечтала выйти за него замуж, думала, что он подарок судьбы за все мои страдания. Не осуждайте меня за то, что я так быстро прыгнула парню в объятия. Он окружил меня тем, чего мне так не хватало – любовью и нежностью. Я потеряла голову. Мы с Ернаром стали жить вместе в Алматы, я училась в колледже, а он работал. Узнав о беременности, я попросила его поспешить со свадьбой, а он все обещал отвезти меня к себе в аул и познакомить с родителями, да не вез. А потом вдруг резко изменил свое отношение, заявив, что ребенок не от него. Ернар обвинял меня в измене. Но этого просто не могло быть, мы почти все время были вместе. Он мой первый мужчина. И однажды мой жених ушел от меня. Просто взял и бросил на седьмом месяце беременности в большом чужом городе. Я не знала, куда идти, и вернулась домой в Шымкент. Там после родов мачеха устроила мне настоящий ад. Заставляла работать не покладая рук и постоянно била. Иной раз даже покормить дочку не разрешала, говорила, закончи дело, потом подойдешь. А малышка в это время истошно кричала от голода. Когда мачеха пыталась усыпить ее сама, начинала трясти и орать. Я много лет терпела издевательства над собой, но не смогла видеть, как теперь она издевается уже и над моей маленькой дочерью. В один день я схватила в охапку ребенка и выбежала из дома. Подруга позвонила на горячую линию, и я оказалась здесь.

Татьяна, 20 лет

Со своим гражданским мужем мы познакомились в колледже. Через пару месяцев, как начали встречаться, он сделал предложение, познакомил с родителями. Его матери не понравилось, что я воспитывалась в детском доме. Своих родителей я практически не помню, была очень маленькой, когда мать сдала нас с сестрой в детдом. Говорили, что она была алкоголичкой. Но мой парень настоял на своем и все равно забрал меня к себе. Официально мы не зарегистрированы. Попав в новый дом, я поняла, что родители мужа тоже любители хорошо выпить. В маленьком доме вместе с нами жили еще старший брат мужа вместе с женой. Сначала мы нормально уживались, я показала себя хорошей хозяйкой, но чувствовалось, что свекровь терпит меня только ради сына.

Через некоторое время жена старшего брата собралась рожать, нужны были деньги, и свекровь попросила меня отдать часть своей стипендии. В это время ее как раз задерживали, и я ответила, что не могу помочь, после чего мама больше не сдерживалась. В очередной раз крепко выпив, она набросилась на меня с нецензурной бранью, и мы подрались. Муж вместе с братом отвезли ее в наркологический диспансер на лечение, и когда свекровь вернулась домой, для меня начались кошмарные дни. И пьяная, и трезвая она набрасывалась на меня с криками и кулаками по любому поводу. Супруг всегда ее оттаскивал от меня, но это была не жизнь.

Рождение дочери не улучшило атмосферу в доме. После моего отказа в очередной раз дать денег, вся семья как будто отвернулась от меня. Даже муж стал отдаляться, иногда поднимал руку. Один раз, наслушавшись от матери, что я девушка легкого поведения, выставил беременную за дверь. Только свекр всегда меня поддерживал, говорил: «Не плачь, я уже столько лет терплю свою жену, и ты терпи». Но это еще подлило масла в огонь, свекрови не нравилось, что у меня хорошие отношения со свекром, и она стала обвинять нас в прелюбодеянии. И мне стало уже так противно все это слушать, что я собрала вещи, взяла ребенка и ушла из дома. Свекровь отпустила меня с радостью. В «Дом мамы» я приехала по совету сестры. Муж несколько раз уговаривал меня вернуться, говорил, что любит меня и дочь, но я уже не верю. Вернусь только в том случае, если мы будем жить отдельно от его родителей. А пока он заявил, что мать у него одна, а жен может быть и десять. Ну и пусть, я сильная, справлюсь, сама поставлю дочь на ноги.


Записала Динара Бекболаева

Источник фото shutterstock.com