Елена Кун, триатлонистка, Алматы

переплыть Ла-Манш

В Алматы меня называют Iron mom. Практически всех триатлонистов в этот вид спорта у нас привела я: кого-то тренировала, кого-то готовила к Ironman. И каждый раз, приезжая с новых стартов, с горящими глазами рассказываю всем о тех или иных фишках, которые мотивируют, помогают открыть в себе что-то новое.

А тут после завершения экстремального ультратриатлона Enduroman Arch to Arc («От арки до арки»), который мы с подругами покорили в командном зачете, сидя в лодке, качающейся на волнах Английского канала и стягивая с себя гидрик, я думала: «Что я буду говорить людям?»

В тот момент в моей голове вертелась только одна мысль-совет: не делайте этого. Никогда не делайте этого! Потому что это ужасно. Но как только земля под ногами перестала качаться, поток мыслей поплыл в ином направлении. И сегодня Enduroman Arch to Arc вспоминается как очередной пройденный этап. А однажды я планирую покорить его соло.

Идея участвовать в А2А появилась спонтанно. Провокатором выступила наша подруга Анель Сытдыкова. Она дважды пыталась проплыть Ла-Манш в одиночку, но обе попытки вышли неудачными. И тут, надо заметить, нет ничего зазорного: статистика показывает, что далеко не все, кто решается на этот заплыв, доплывают до берега. Бывает, что остается проплыть каких-то метров 600 (что это по сравнению с тем, что уже преодолено?!), а люди останавливаются и залезают в лодку (согласно правилам на протяжении всего заплыва пловец ни в коем случае не должен даже касаться лодки — сразу дисквалификация). Дело в том, что там есть очень коварный отрезок, где меняется течение, и если ты не успеешь его вовремя проплыть, то тебя начнет сносить в другую сторону, и баста — неизвестно сколько придется плыть еще. А ты ведь уже плывешь много часов подряд.

Ты устал, голоден, замерз… Мозг просто «ломается», а тело отказывается плыть дальше…

Мы же замахнулись не просто переплыть залив, а преодолеть самый сложный триатлон в мире, общая дистанция которого порядка 460 километров. Старт дается у Мраморной арки в Лондоне, а финишируют спортсмены у Триумфальной арки в Париже. Первой дисциплиной здесь идет бег — нужно пробежать 140 км, сменяя друг друга (если ты бежишь в команде), до Дувра (порт в Великобритании), затем переплыть Ла-Манш (ширина пролива в самой узкой его части по прямой составляет 32 км, однако из-за волн и течений она может увеличиться в 2-3 раза), и после еще 290 км крутить педали. Если вы идете не на результат, а так — ну не знаю, потешить свое самолюбие, например, то можно устраивать привалы и даже спать, тут просто стоит помнить лишь одно: таймер никто не отключает — он тикает!

В общем, как ни странно, мы все единодушно как-то сразу без раздумий и каких-либо сомнений согласились. На старте iron moms kz представляли Елена Кун, Мадина Курманбаева, Эльфира Дудник и Анель Сытдыкова. Мы знали, что в этой гонке самым сложным и трудным участком будет именно Ла-Манш. И мы тщательно готовились к нему и физически, и морально. И все же мы не ожидали, что будет так сложно.

Мы были готовы к тому, что, возможно, кого-то придется уговаривать продолжить гонку — были случаи, когда кто-нибудь из членов команды наотрез отказывался прыгать в воду; мы подозревали, что могут возникнуть конфликты — как-никак наша команда состоит из четырех девушек, каждая уже довольно самодостаточная и добилась немалых высот в обществе и карьере. Но все это обошло нас стороной.

К чему оказались не готовы, так это к волнам. Даже не так — когда мы увидели, в каких волнах нам придется плыть, мы обалдели.

Плюс не хватило опыта, что брать с собой в лодку из еды — мы сдуру наварили гречки и картошки. И понятное дело, что ни к тому, ни к другому никто не притронулся. А тошнило нас нещадно — даже в радость было, несмотря на пронизывающий холод, что сейчас твоя очередь плыть, в воде так не укачивало. Если бы еще не медузы…

В Ла-Манше очень много медуз. Мы видели, наверное, видов семь. Они все очень разные, а одна из них еще и самая ядовитая в мире и достигает просто сумасшедших размеров. Но когда ты плывешь там в этих волнах, тебе настолько все до лампочки… Ты вкладываешь руку в этот «кисель» и думаешь: хоть бы мимо попасть. Или: только бы лицо не обожгли, а то следы останутся…

Мы менялись каждый час в течение всей гонки, в том числе во время заплыва. Даже сейчас мне трудно сказать однозначно, что легче — проплыть какой-то кусок, допустим четыре часа без отдыха, или вылезти, согреться и понимать, что тебе снова прыгать в эту холоднючку к медузам. Когда вылезаешь из воды, приходится раздеваться догола. А дует жуткий ветер, и очень холодно. Надеваешь сухой купальник и сверху еще много-много чего. На мне, например, были термобелье, теплые штаны, в которых я ночевала в горах при минус двадцати, флисовая кофта, шапка и сверху еще драйроб (огромная мешковатая куртка до пят из болоньи, внутри флис). Только натянув все это на себя, ты через некоторое время согреваешься.

И только ты согрелся, тебе говорят, что пора готовиться — скоро вновь твоя очередь прыгать в воду.

И ты должен прыгнуть. И плыть. А когда плывешь, очень важно быть ментально готовым. Ты не видишь берега. Вообще. Даже когда он рядом, ты не видишь его из-за волн, на Ла-Манше, в принципе, редко бывает хорошая погода. Ты не можешь остановиться передохнуть даже 15 секунд, просто потому что тебя снесет и этот отрезок тебе придется проплыть заново. Даже если волн нет, течение настолько сильное, что когда пловцу кидают бутылочку с едой, ее разматывает на пятьдесят метров за несколько секунд.

И все же нам повезло: с нами в лодке в качестве судьи плыла Рэйчел Хилл. Она легенда Ла-Манша. Ей удалось проплыть пролив семнадцать раз. Не сказать, что она очень много нам подсказывала, но мотивировала нас своим спокойствием и выдержкой, контролировала наши смены, следила, чтобы мы обязательно что-нибудь пожевали после каждого заплыва. Гречку, как я уже говорила, мы так и не ели. Зато хорошо пошел имбирный чай, чипсы, шоколад…

Большая часть нашего заплыва пришлась на ночь. И ночь выдалась темная, луны не было, только звезды.

Мы надеялись, что хоть волны более-менее улягутся, но они, наоборот, разгулялись. Лишь звезды и фонарь на лодке, который светит на пловца. Но лодка не может плыть все время в том же темпе, что и пловец. Так вот, когда она немного удаляется вперед, тебя окутывает глубокая темнота. А вместе с ней и какое-то дикое чувство одиночества…

Я даже сейчас ощущаю озноб, вспоминая некоторые моменты. И все же я хочу попробовать соло. Не в следующем году, пока я не располагаю необходимыми финансами, плюс не могу себе позволить уехать в Дувр на пару месяцев, меня с работы никто не отпустит, но все же…

Переплыть Ла-Манш действительно не самое бюджетное приключение. Взнос за участие составляет порядка 2000 фунтов. Примерно столько же надо отдать за сопровождение. Плюс желательно пару месяцев пожить в Дувре, привыкнуть, так сказать, к водичке и совершить контрольный шестичасовый заплыв в холодной воде. Ну и плюс сама дорога и отсутствие тебя на рабочем месте. А работа у меня ответственная, я руковожу школой триатлона имени Дмитрия Гаага, которая базируется в Almaty Arena.

Когда-то об успехах спортсменов нашей страны в триатлоне знал весь спортивный мир — Дмитрий Гааг, имя которого носит школа, в 2001 году был признан атлетом мира. И это не считая его побед на Олимпийских играх и чемпионатах разного уровня сложности. Потом триатлон у нас задвинули в угол. И вот сейчас он переживает второе рождение.

Последний отрезок плыть на Ла-Манше выпадало мне. Казалось бы, это так круто — ты касаешься берега Франции, торжественный гудок, адреналин, яркие эмоции… А я всегда меняла Мадину. В итоге я ей говорю: «Ничего не хочу знать, гребешь сейчас со всей дури, вспоминаешь все свои Аляски, Алькатрассы, и до берега, я не хочу плыть пятый раз».

Я, конечно, была готова морально, что мне придется плыть, но очень не хотелось… Сказать сейчас, что я жалею о том, что не стала финишером, в общем-то, нет. Но, возможно, желание переплыть Ла-Манш соло берет корни именно в этом. Плюс для меня участие в подобных соревнованиях — это стимул к тренировкам. То есть если передо мной не будет маячить какая-то цель, которая будет заставлять меня тренироваться дважды в день, я не буду тренироваться дважды в день. Я, как все девочки, не люблю ходить в тренажерки, люблю вкусно кушать. А подобные цели двигают меня к тренировкам и поддержанию хорошей формы. Плюс Ла-Манш и подобные ультры — это расширение сознания и границ своих возможностей. Ты даже в обычной жизни потом понимаешь, что невозможного нет. Все преодолимо.

Покорение нами Ла-Манша длилось 19 часов 11 минут: в семь вечера мы покинули Дувр и в обед следующего дня коснулись земли Франции.

Километраж нашей петли English Channel составил 78 километров. Уже тогда, сойдя на берег, мы знали, что А2А мы прошли. Триумфальная арка в Париже была лишь вишенкой на торте. Что такое 280 км на велосипедах на четверых?!

Общее время, которое показала наша команда на гонке, — 56 часов 9 минут. До рекорда нам не хватило всего лишь порядка 15 минут. Если бы знали, что мы так близко, кофе бы не пили. Но два рекорда А2А за нами все-таки закреплено. Во-первых, мы первая женская команда-четверка, участвовавшая в этой гонке, — до нас была только команда из семи представительниц прекрасного пола. А во-вторых, мы первая команда девушек из Казахстана, кто на это решился и прошел-таки «От арки до арки» через Ла-Манш. 


Записала Оксана Черноножкина