Айнура Абсеметова, уехавшая работать в Малави по линии ООН, рассказывает о том, как интересно провести каникулы в Африке. 

каникулы путешествие паспорт Айнура Абсеметова Замибия Малави Африка

У Жаника школьные каникулы – самое время потратить накопленный отпуск. Драгоценные десять дней мы решили провести в соседней Замбии. Выбор обусловило сочетание разных целей. В этой стране находится водопад Виктория, увидеть который страстно хотела наша апашка с того момента, как ступила на землю Африки. Там можно подлечить зубы (в Малави нельзя, не советуют). Норвежская коллега с двойным именем Анна-Тора посоветовала даже своего врача: «Если будет возможность, лучше подлечить зубы в Лусаке (столица Замбии). Могу посоветовать моего лечащего дантиста. Она из Узбекистана. Вся наша семья ходит к ней уже несколько лет и только ей я доверяю».

После этого мне прямо не терпелось ехать в Замбию и бежать к узбекскому дантисту.

Мало того, там проживает наша землячка из Караганды и вообще много выходцев бывшего Советского Союза. Почему Замбия стала второй родиной для стольких людей из наших краев? Поиск ответа на этот вопрос стал третьей причиной поездки в Замбию.

Путешествие было тщательно продумано и просчитано со всех сторон. Лилонгве-Лусака-Ливингстон-Лусака-Лилонгве – так выглядел автомаршрут на нашей маленькой и надежной машине по кличке Дункан. Расстояния между городами позволяют добраться до следующего города в течение светового дня. А для меня как водителя-новичка это важно.

Дорога

каникулы путешествие паспорт Айнура Абсеметова Замбия Малави Африка

Первую половину отпуска мы решили провести в Ливингстоне. Но чтобы добраться туда, надо было сначала доехать до Лусаки, переночевать и утром следующего дня снова двинуться в путь. Также меня волновала граница между Замбией и Малави. Насколько затяжным будет переход, в голове я держала болезненный опыт казахстано-киргизскрй границы. Но пересечение границы заняло у нас каких-то полчаса. Вежливые служивые, быстро движущиеся очереди, никаких бесполезных расспросов, подозрительных взглядов и намеков на «поделиться» или «чаевые». В одном окошке регистрируешь машину, в другом ставишь штамп в паспорт и вносишь плату за визу. Маме и Жанику даже не пришлось выходить из машины, у меня приняли всю пачку паспортов и документов. Уже на стороне Замбии уставшая паспортистка развеселилась смешному для нее названию нашей страны. «И что там у вас есть?» – спросила она, расхохотавшись. «Верблюды и лошади, а так же много-много снега», – ответила я. «Ой, я к вам тогда не поеду», – закутавшись плотнее в свое красное пальто, заявила паспортистка. Только тогда я заметила, что у нее руки в перчатках. «Мне и тут достаточно холодно». «У нас летом бывает как у вас зимой, разве это холод!» – бодро крикнула я на прощание.

Стоило пересечь границу Замбии, как все вокруг внезапно стало другим. Сама дорога потрясающе красива. Пейзажи саванны сменяют холмистые долины, а затем африканские леса. Это вызвало вздох восхищения у всех пассажиров нашего Дункана. Дороги на порядок качественнее, мелькающие за окном деревни выглядят как приличный асфальтированный городок с освещением, чего не увидишь в Малави. «Смотрите, у замбийских деревень все крыши металические!» – вскрикнула апашка. Бывший архитектор узрел в этой незначительной детали явный признак благополучия. Это сильно отличается от малавийских деревень и городов, где крыши редко блестят металлом. Чаще тростниковые покрытия или глиняные дощечки. Замбия покорила нас с первых километров многообещающим видом продвинутого соседа. Уличные фонари на солнцезащитных батареях. Специальные велосипедные дорожки на протяжении всего пути. Ярко окрашенные, не обветшалые придорожные домики. Супермаркеты и заправочные станции почти на каждом шагу. Все это производило впечатление, занимало ум и 1300 км за два дня пролетели незаметно…

Ливингстон

В Ливингстоне мы остановились у одной молодой семейной пары. Заранее через Интернет найдя место для проживания, я и не подозревала, что нас ждало. Мы полагали, что будем снимать две простые комнаты в доме для ночлега, а дни проводить в прогулках и турах. В предварительной переписке хозяева дали подробнейшую инструкцию, как найти их дом и даже геолокацию. Разговоры велись на английском. Но когда мы въехали в Ливингстон, и я позвонила, чтобы уточнить двор, на мое привычное «Хэллоу!» ответила девушка на чистом русском: «Здравствуйте, Айнура, давайте уже по-русски!».

Хозяйку звали Наталья. А хозяина Эммануэль, он и занимался организацией туров, который нам «как своим» предложили за очень умеренную цену. Все складывалось как нельзя лучше!

каникулы путешествие

Бог мой, сколько в тот вечер было шума и потока речи переходящей с английского на русский и наоборот. Хотелось узнать все и сразу. Но первым делом мы с Эммануэлем расписали по пунктам программу нашего пребывания в Ливингстоне. Посещение водопада Виктория, музей, сафари, встреча с исчезающим белым носорогом, обед с бегемотами, лазание на баобаб, местная деревня с традиционными танцами и так далее… Оплатив за все сразу по схеме «все включено», я с неимоверным облегчением выдохнула. Я решила ключевые вопросы, я уложилась в бюджет, я могу просто расслабиться, не думая о кошельке и о том, кому звонить и где искать. Меня накрыла усталость. Сказались два дня за рулем. Засыпая, я слышала сквозь сон, как в гостиной мама и Наталья увлеченно рассказывали друг другу краткие версии своих жизней.

каникулы путешествие паспорт Айнура Абсеметова Замбия Малави Африка

Последующие дни в Ливингстоне прошли так, как будто мы жили в гостях у родных. Наташа потчевала нас борщом и окружила заботой и вниманием. После захода солнца мы собирались во дворе вокруг костра и смотрели на звезды. Двор был умно обустроен практичным и «рукастым» Эмануелем. Две скамьи друг против друга, а посередине железный таз, врытый в землю для костра, создавали уют. Хозяйство вокруг дома поражало. Я не видела, чтобы в Малави африканцы так продуманно организовывали свое хозяйство. Обычно у них все как-то небрежно, а у Эмануэля с Натальей и курятник с системой кормежки, и гнездо для наседки. Будка для собак. Аккуратный ряд бутылок и емкостей с рассадой. Большой огород с хитрой системой капельного орошения. Все продумано до мелочей, с умом и любовью.

В этом доме каждый из нас нашел себе любимое дело. Жаник с раннего утра играл с двумя собаками. Осторожный и неприступный маленький Снежок сдался ему на милость после щедрого угощения беконом. Вторая собака – огромный добрый черный полу-лабрадор Нала – великодушно позволила Жанику получить дозу неимоверного восторга, подчиняясь его командам «сидеть, лапу, голос». Апашка же утолила весь свой нерастраченный запас разговоров на русском языке с Натальей.

Походы в музей Ливингстона, на водопад Виктория, местную деревню мастеров и сафари – все это было организованно таким образом, что напомнило мое детство, когда я приезжала к родным в Алма-Ату. Для маленькой провинциальной девочки из Туркестана каждый приезд в столицу включал в себя цирк, Медео, зоопарк, карусели в парке Горького и обязательное мороженое в центральной кафешке возле пруда с лебедями. Так же и тут для нас, гостей из провинциальной отсталой Малави, вылазки в Ливингстон казались сплошным праздником. После всего этого столица Малави, наш родной Лилонгве, выглядел глубоко запущенным, бедным городишкой районного значения, где нет ни музея, ни особых  достопримечательностей.

каникулы путешествие паспорт Айнура Абсеметова Замбия Малави Африка

Перед тем как начать это письмо, я долго думала, как описать свое пребывание в Ливингстоне, поскольку оно было богатым на впечатления и эмоции. Что важнее рассказать: каким оказался в реальности водопад, о котором мы слышали на уроках географии, об удивительном речном сафари и встрече с белыми носорогами или же о людях, сделавших это путешествие необычайно легким, а пребывание в чужой стране – родным и теплым? Наверное, если бы это письмо писала наша апашка, то она рассказала бы о магическом величии водопада Виктория и милых детишках из местной деревни, окруживших ее кольцом и восторгавшихся собственным лицам на экране ее телефона. Если бы писал Жаник, то он описал бы восторг от встречи в пяти шагах с опасными белыми носорогами и про обед в кафе, за забором которого гуляли дикие слоны, а в речке плескались бегемоты. Меня же впечатлили Наташа, Эммануэль и их истории.

На мой вопрос, есть ли русскоговорящие в городе, Наташа сказала, что не торопится к встрече с выходцами из наших стран после одного случая. Однажды ей повстречалась туристка из наших краев, вместе они познакомились в городе с русскоговорящими мужчинами, и те пригласили соотечественниц в ресторан отметить встречу. Женщины приняли приглашение, пошли в назначенное место и встретили компанию, манерами сильно напоминавшую криминальные 90-е. Из разговоров стал понятен их промысел – перепродажа кровавых алмазов из дурно-прославившейся Конго. Впредь Наташа решила избегать такие знакомства.

Она с мужем увлечены развитием туризма в полюбившемся городе. С их слов, тут еще столько всего можно сделать и предложить туристам со всего мира. Их компанию можно найти в Трипэдвайзере и на других известных туристических сайтах. Кто только ни останавливался у них! Жаник с восхищением снизу вверх смотрел на Эманнуэля, который легко решал любые вопросы. Кажется, он знал каждого в городе, а город знал его.

Прощаясь с чудесной семейной парой, я думала, что человек где угодно может реализовать свои мечты, было бы желание работать.

Мы выехали из Ливингстона ранним утром, тихо, не будя ставших нам почти родными хозяев дома, когда на небе еще светили звезды. Через шесть часов езды мы будем в Лусаке, а в три часа дня нас уже ждет дантист из Узбекистана…

Продолжение следует…