Письма из Африки. Блодсакеры и вампиры

Казахстанский специалист и общественный деятель Айнура Абсеметова, уехавшая по линии ООН работать в Малави, в своем двадцать восьмом письме рассказывает, почему в Африке все еще верят в духов, в предков, в потусторонние силы, в магов и колдунов.

Высадив Жаника в школе, я направилась по привычному маршруту на работу. Обычно в машине меня настраивают на день Молданазар и Вакарчук. Но в этот день на телефоне села зарядка. Пришлось включить местное радио. Я попала на утренние новости. В голосе ведущего, сообщавшего очередную местную сенсацию, слышались трагические нотки: «В Муланджи обнаружены трупы трех человек. По предварительным сводкам и слухам, жертвы подозревались в высасывания крови у людей.»

Слушавшая вполуха, я сразу вся превратилась в само внимание. Accused for blood sucking?! Ведущий, как будто отвечая на мой вопрос, еще более драматичным голосом добавлял новые леденящие кровь подробности. Население взбудоражено, в деревнях люди перестали спать и ночевать дома. Некоторые в панике бегут из деревень в город к родственникам. Есть семьи, которые не спят уже более трех суток.

Так в чем же дело, почему? Люди боятся нападения бладсакеров. Вампиров по-нашему. Паника дошла уже до столицы Малави. Глава полиции созвал пресс-конференцию и выступил с официальным заявлением сохранять спокойствие. Прям сюжет какого-то голливудского кино, честное слово.

На работу я приехала взбудораженном настроении, не терпелось расспросить коллег. Почему бладсакеры, а не вампиры? Они действительно существуют в Малави? Что вообще происходит, надо готовиться к эвакуации, зомби атакуют? Меня одолевал не страх, но жгучее любопытство. Вот и слушайте местные новости по утрам.

По дороге я еще вспомнила недавний случай, которому не придала значения. За неделю до этого американка из Корпуса Мира давала прощальную вечеринку и как раз говорила, что по какой-то странной причине всех волонтеров Корпуса мира из южного региона страны вывезли на север в город Блантайя. Еще она сказала, что в одной деревне жители убили вампира, но я решила, это очередная шутка предубежденного белого человека и даже не стала уточнять. Это Африка, я все понимаю, но не до такой же степени. Однако теперь уже в новостях говорят на полном серьезе именно это – в деревне произошло еще одно убийство подозреваемого в вампиризме.

Мой коллега Питер, с которым я делю кабинет в министерстве, только вернулся из Нью- Йорка, где в составе правительственной делегации представлял Малави на Самите ООН. Современный, амбициозный, подтянутый, обожающий всякие гаджеты и другие штучки западного мира – само олицетворение продвинутого малавийца. Он резко выделяется в министерстве не только своим внешним видом, но и нетипичной манерой для госчиновника работать быстро, четко и аккуратно. Он единственный, кто помогает мне понять внутреннюю министерскую кухню, распутывать странную логику мышления директоров департаментов и с кем я могу открыто говорить о сути дела в этом здании. С остальными нужно включать «африканский режим». Поэтому Питер был первым, у кого я решила уточнить про вампиров.

Он ответил крайне не охотно. Начнем с того, что история про балластеров – кровопийц в буквальном переводе, в Малави стара как мир. Хотя не доказано, что они вообще существуют, нет ни одного зарегистрированного случая смерти от вампиров. Все это не более чем слухи, придуманные несчастными бедными людьми. Ничего себе слухи!

Погуглив и почитав местные газеты, я узнала, что в течении последнего месяца уже в четырех деревнях народ учинил самоуправство. В одной убили одного подозреваемого в вампиризме, в другой двух, а в третьей сразу трех человек. Полиция не устает делать официальные заявления, что причин для паники нет, свидетельств и доказательств вампиризма. А слухи распространяют подстрекатели из местных жителей. Зачем? И неужели только слухи заставляют людей массово не спать, бежать из своих домов и идти на убийство?

В конце концов мое недоумение проняло Питера, он развернулся ко мне всем корпусом, отодвинул ноутбук и записную книжку и произнес довольно пространную речь.

«Знаешь, Айнура, это Африка. Культура Африки заключается в том, что мы верим в то, во что не верят другие, а именно в духов, в предков, в потусторонние силы, в магов и колдунов. Можно сколько угодно колонизировать Африку, пытаться конвертировать ее предрассудки в религию, просвещать, насаждая чужие ценности, но все это рассматривается как попытка отвернуть нас, африканцев, от нашей исконной культуры, оторвать от корней, от того, кто мы есть на самом деле. Даже если мы ходим в церкви и школы, учимся в лучших школах мира, ничто не заставит нас отречься от себя. А мы такие, мы верим, что в этом мире существует магия. Я не верю, конечно же, во всех этих вампиров и кучу другого бреда, придуманного простыми, бедными людьми. Но есть вещи, которые тебе просто не понять.»

Однако это было слишком интересно, чтобы я оставила Питера в покое. Я просила рассказать мне, во что верят малайцы и что же делает африканца – африканцем. В Казахстане люди тоже верят в духи предков, у моего народа тоже есть культ духов, аруахов, так что я не совсем ментально белая, чтобы отталкивать меня. Я не буду смеяться, я пойму. Коллега явно был удивлен таким поворотом. В далекой бывшей коммунистической республике люди тоже верят в параллельный мир духов и поклоняются предкам? И он оттаял, доверился и пошел на разговор о непонятном. Не боясь показаться темным дикарем и быть обсмеянным.

«Бладсакеры, по местным поверьям, в отличии от вампиров собирают кровь не для того чтобы питаться, а чтобы использовать кровь своих жертв в ритуалах для привлечения денег и богатства. Считается, что они проникают в дом, пока жертва спит, используя волшебные или сейчас уже химические средства не дают человеку проснуться, и при помощи неизвестных инструментов высасывают из него кровь. Затем они превращаются в кошку, собаку или другое существо незаметно покидают дом жертвы с набранной кровью. Я в это не верю, поскольку не было зарегистрировано ни одного конкретного случая смерти от потери крови. Ни одна реальная жертва не была предъявлена публике, как жертва бладсакера. Поэтому я убежден в том, что все это бред деревенщины с печальными последствиями. Происходят убийства, и вы ничего не можете противопоставить напуганной, разъяренной темной толпе. Сложнее с другого рода мистикой. Я знаю, я был свидетелем необъяснимого. Человека считали умершим и хоронили, думая, что видят перед собой его тело, которое на самом деле было огромной вязанкой бананов. В это время несчастный был жив и находился в другом месте – его похитили и взяли в рабство для работы на плантациях. Таких случаев много, я лично проводил общественные расследования в составе комиссий, допрашивал людей, массу свидетелей – вся деревня, родственники, жена и дети видели труп. А человек жив! Проводим вскрытие могилы – а там бананы. Это дело рук колдунов, вы их назовете гипнотизерами. Их очень много в наших краях. Колдуны используют свою силу, чтобы усыпить сознание и заставить людей видеть то, что они хотят. А если есть в бедной деревне один преуспевающий человек, то про него все уверены, что он заклинает змей. Эти змеи ходят по ночам где-то далеко, заглатывают деньги и приползают к своему хозяину домой с добычей. Но что бы получить эти деньги, человек должен позволить змеям полизать половые органы своей жены, и только после этого они начнут изрыгать добытые деньги. И знаете что? Я знаю женщин, которые уходили от своих мужей и подавали на развод по одной причине – устали, что их по ночам лижут змеи. Верить или не верить я тут не могу. Это просто существует и все. Каждый малавийский ребенок знает, что колдуну для его заклинаний для привлечения богатства нужны половые органы. Поэтому нет-нет в сводках всречается информация о найденном трупе человека без половых органов. Кстати, ты здесь не замечала, когда спишь, что на тебя кто-то смотрит или стоит рядом, или ходит по дому? Знай, это колдун пытается проникнуть в твое пространство. В такие моменты надо включить свет. Они не любят, когда горит свет.»

Я слушала Питера раскрыв рот и очень хотела, чтобы он неожиданно рассмеялся довольный от того, как легко провел меня. Но он не шутил. Питер, получивший западное образование, восхищающийся современными достижениями, активный пользователь соцсетей и гаджетов на полном серьезе рассказывал мне о колдунах, заклинаниях, змеях и волшебных порошках. И это он, представитель образованного класса Малави, тот самый один процент, на котором висит надежда вывода страны из тотального невежества и нищеты. С другой стороны, я сама просила.

Вернувшись к компьютеру я узнала продолжение событий. Респектабельная республиканская газета сообщала, что паника растет и угрожает экономике страны. Крупные сельскохозяйственные угодья на юге опустели. Работники и жители деревень всецело поглощены поимкой таинственных бладсакеров и спасением своих семей. Массовый психоз овладел страной настолько, что на официальном уровне проходят совещания с повесткой обсуждения, как вернуть покой. Представители власти проводят встречи с народом, убеждают, что причин для беспокойства нет, полицейские несколько раз на день распространяют заявления: фактов смертей от высасывания крови нет. Но по факту власти бездействуют, ведь не происходит главного – препятствия стихийным убийствам. Никого даже не наказывают. Красноречивое доказательство того, как власть может громить светскую конструктивную оппозицию, но боится трогать самые темные инстинкты народа.

В новостях про бладсакеров тонут и выглядят несущественными другие новости: о том что налоги чрезмерно завышены и душат экономику, сводя на нет развитие предпринимательства, что партия президента увязла в очередном скандале, а министр сельского хозяйства осужденный за коррупцию, не успев доехать до тюрьмы, выходит на свободу. Народу не до того. В Малави идет война с вампирами.


Айнура Абсеметова