Письма из Африки. Мальчик, который запряг ветер

Когда мы только приехали в Малави, в социальных сетях крутилось трехминутное видео про 14-летнего полуграмотного подростка из этой страны, который соорудил ветряную мельницу, производящую электричество.

William KukwumbaВсе мои друзья и даже малознакомые люди пересылали мне этот ролик, который, как им казалось, должен помочь мне хоть как-то сориентироваться в новой и незнакомой стране. Некоторые отправители даже немного погодя спрашивали, не встретила ли я этого подростка, случайно прогуливаясь по улицам Лилонгве. Видео было довольно популярным и впечатляло зрителей своим жизнеутверждающим посылом.

История о том, как жажда к знаниям заставила полуграмотного мальчика, по картинкам учебника физики, соорудить, довольно-таки сложное для его уровня знаний, строение из запчастей велосипедов, которые он нашел на местной свалке, не может не вдохновить.

И я задалась целью его найти, потому что его необычная история тронула и меня.

В первые месяцы после переезда, мои мысли, ожидаемо, были полностью заняты обустройством, обживанием и погружением в новую среду, но уже ближе к осени я снова вспомнила о нем и была более готова к реальным поискам. Изрядно погуглив, я узнала несколько вещей: во-первых он уже не 14-летний мальчик, а вполне себе зрелый мужчина 30 лет; во-вторых, эта история действительно прогремела на весь мир, мальчик проснулся звездой буквально за одну ночь, и то, чисто случайно.

В его родную деревню, как и во многие другие, одна общественная организация на деньги иностранных грантов установила библиотеку для местных жителей, надеясь тем самым привить им любовь к чтению. Как заведено в НПО-шном мире, все, что делается на деньги грантов, требует отчета и прозрачности, а также публичного освещения. Именно с этой целью – осветить плоды затраченных усилий и найти «истории успеха» – в Лилонгве приехал журналист газеты национального значения из большого города.

Люди, не работающие в НПО, скорее всего не знакомы с таким понятием как «результат воздействия». Под этим обычно понимается произведенный эффект (возможно косвенный) от конкретных действий.

В случае проекта с библиотекой, этот журналист планировал рассказать, как отразилось появление такого источника знаний на жизнь деревенских обывателей. Библиотекари уже показали всех почетных и не очень читателей. В основном это были сами библиотекари, все их родственники и любые причастные к ним люди. Журналисту этого было не достаточно. Не тянет это как-то на тот самый, желаемый, «результат воздействия». Уже и в НПО, и в библиотеке все с ног сбились в поисках кого-нибудь эдакого… И тут один библиотекарь вспомнил о странном и надоедливом мальчишке, который постоянно околачивался в библиотеке. Он ему запомнился тем, что самостоятельно не мог прочесть и понять некоторые книги, они-то все были на английском.

Тут сделаю небольшую сноску для ясности понимания. Дело в том, что обучение в начальных классах школы ведется на местном языке (чичеуа) и денег не стоит, а вот уже среднее звено переходит строго на английский язык и обучение становится платным.

Бедная батрацкая семья мальчика не смогла найти средства для обучение ребенка в средней школе, поэтому английского он не знал, но сильно завидовал своим более состоятельным одноклассникам. В попытке не отстать от них, он решил заниматься самостоятельно, переодически справляясь у своих бывших одноклашек о школьных новшествах.

Так вот и повадился мальчик ходить в библиотеку и читать книги согласно предметам в школе. Больше всего его заинтересовал учебник физики. Так как на английском он не читал, он смотрел на картинки и схемы и переодически дотошно пытал то словарь англо-чичеуа, то библиотекаря, что было удобней. Надо отметить, что мальчик изначально испытывал больше интереса к механике и к электрическим приборам, чем к сельскому хозяйству, которым занималась вся его семья.

К примеру, он долго думал, что в радиоприемнике живут маленькие люди, которые вещают новости и поют песни. Однажды, когда дома не было родителей, он решил поздороваться с этими маленькими людьми и разобрал единственный электрический прибор в доме – радиоприемник. Разобрал его на мелкие кусочки и ждал, что вот-вот выскочат маленькие разозленные люди и начнут его ругать, и требовать собрать все обратно. Он даже придумал как будет перед ними извиняться и объяснит, что всего лишь хочет подружиться. К его удивлению, маленьких людей он там, конечно же, не нашел, но нашел схемы, похожие на те, что он видел на картинках учебника по физике. Под страхом получить тумака от старших, он втихаря пытался собрать радиоприемник снова. Кажется этого ему сделать не удалось, но он смог уговорить своего друга принести ему другой радиоприемник. Второй он смог разобрать и собрать уже без последствий. Так он этим и увлекся; так начался поиск новых схем, новых механизмов и новых понятий в мире электроники.

Отец и мать были не очень довольны его увлечением. А какой прок? Для бедной семьи в деревне единственный свет существования – это кукуруза, выращенная в полях. От урожая зависит выживут они в этом году или опять будут голодать. Ребенка проспект такого однообразного будущего в полях сильно угнетал. Ему больше нравились провода и батареи. В промежутках между полевыми работами, на свой страх и риск, он бегал к местной свалке в поисках новых запчастей.

Через какое-то время мальчуган все-таки понял принцип возникновения электричества и разобрался с тем, как работают батареи. Не спрашивайте меня, как он до всего этого дошел, я знаю только то, что он точно успел изрядно надоесть библиотекарю. Тот от злости даже помог ему выучить достаточно английского, чтобы он мог самостоятельно читать простые тексты.

Этот уставший библиотекарь и решил направить журналиста на встречу со странным мальчиком. Вдруг хоть там будет что-то интересное, и журналист наконец-то отстанет от всех своим поиском «истории успеха». Библиотекарь не прогадал: придя к мальчику, журналист увидел невообразимое. Во дворе мальчик соорудил высоченную башню-мельницу из кривых палок и запчастей велосипеда, роль лопастей выполняли раскатанные до плоского состояния пластиковые бутылки. Больше всего журналиста поразила длинная вереница людей, стоявших в очереди и надеявшихся зарядить батарейку своего телефона.

Надо отметить: электричество здесь покупают по единицами, и для обычного деревенского крестьянина цена просто заоблачная, а тут бесплатное электричество прям с неба. Ну не чудо ли это?

Так журналист нашел то, что искал. Его статья в одночасье превратила мальчика в звезду – сначала национального масштаба, а затем всего мира. О нем делали заметки даже в БиБиСи и СиЭнЭн.

Мировое внимание направило в сторону мальчика многих меценатов, которые, под давлением общественного хайпа (кажется тогда такого термина еще не существовало), быстренько организовали ему обучение, сначала в лучшей частной школе страны, а затем отправили в ЮАР. За бакалавриатом он поехал в Лондон, а оттуда уже перебрался в Штаты, покорять магистратуру. За прошедшие пятнадцать лет его жизнь значительно преобразилось.

Самородок из малавийской деревни, подрастая, стал одним из популярнейших спикеров-мотиваторов на многих международных конференциях. Мальчик выпустил книгу, открыл свой фонд и основал небольшое предприятие по разработке новых технологий.

Все это я узнала из интернета.

При всей моей радости за мальчика, меня все не покидал вопрос: что же стало с проблемой электричества в деревне? За год, проведенный в Малави, я поняла, что худшее бедствие этой аграрной страны, после засухи и наводнений, – это даже не малярия и СПИД, а перманентная проблема перебоев с электричеством. Человека, решившого проблему для всей страны, запросто воздвигнут в станы национальных героев. Так почему же идея мальчика с дешевым способом добычи электроэнергии не обрела массовый характер? Ведь, собрав ветряную мельницу буквально из металлолома с местной свалки, он смог доказать возможность воплощения этой идей. Этот и многие другие вопросы скопились у меня в голове. Я опросила всех своих влиятельных малавийских друзей, среди которых были и журналисты, и политологи. Каждый из них, при упоминании имени этого мальчика, запрокидывая голову, говорил одно и тоже:

«Да-да, как же, помним. Был такой мальчик. Это старая история. Но что случилось потом, после ажиотажа, я не знаю».

Я даже нашла человека по имени Карл, который живет в родной деревне изобретателя и готов был меня встретить, как только я соберусь к ним поехать. Карл даже обещал познакомить меня с сестрой мальчика-уже-мужчины. Деревня расположена возле маленького городишка Касунгу и находится в двух часах езды от Лилонгве.

В день намеченной поездки Карл сообщил, что все планы придется отменить. Приехала съемочная группа из Голивуда снимать фильм про этого мальчика и оккупировали всю территорию на два месяца. Сценарий основан на его автобиографии. Чуть ли не сам ДиКаприо приехал в качестве то ли продюсера, то ли режиссера. Поэтому поездку придется отложить, сетовал по телефону Карл. Я начала уже выдумывать всевозможные схемы и планы как бы все равно туда добраться. Еще бы, в двух часах от меня ДиКаприо, а мне дома сидеть? Вдруг удастся с ним пересечься в холле местной гостиницы и «случайно» заговорить, может даже взять свое первое интервью… Мою мечту быстро обрубил Карл, сказав, что по всей деревне стоит охрана, и вряд ли меня подпустят даже близко к съемочной группе.

Так я мысленно и попрощалась и с шансом встретиться с сестрой героя, и с возможностью «случайно» заговорить с голливудской звездой.

Прошло чуть меньше полугода с провала операции «ДиКаприо», и ровно год как я приехала в Малави. Я на выездной сессии от ПРООН, где мы в полу-формальной обстановке в течение трех дней занимались всякой рабочей всячиной… На второй день в программке поездки, под загадочным названием «Встреча со спикером», я увидела имя этого героя. Это было абсолютным сюрпризом, так как первоначальной в программке этой сессии не было. Его выступление до последнего держали в тайне, так как не было уверенности приедет он или нет. Не от того, что он зазвездился, а от неточности его расписания.

В итоге он пришел.

Передо мной стоял совершенно скромный молодой человек без каких-либо явных признаков славы. Он привычно и, наверное, в тысячный раз рассказал свою историю, которую я вам описала ранее. Меня она не очень поразила, но трогательной мне показалась его абсолютная честность. Ни один государственный орган, ни одно гос.предприятие, занимающиеся развитием технологий, не проявили заинтересованность в его изобретении. Одно только Министерство образования пошло ему на встречу и начало строительство школы в его деревне и расширение библиотеки, обе инициативы частично профинансированы его фондом. Сейчас он занимается новыми разработками, предназначенными для исполнения простых целей: дешевая и доступная электроэнергия и доступ к воде в таких деревнях, как в той, где вырос он. Работает он во взаимодействии с зарубежными институтами (в числе перечисленных партнеров не было ни одного малавийского учреждения или компании).

Обычный мальчик из малавийской деревни. Пытливый ум, доброе сердце, ясные цели и простые действия.

Пока он один на один пытается решить насущные и, по сути, государственные задачи с помощью науки, министерства Малави заняты решением этих же задач, только другим путем. В программе действий министерств вы не найдете таких слов как «строительство» и «разработка», зато чаще увидите такие слова как «наращивание потенциала» и «устойчивое развитие». За этими многозначными словами можно спрятать кучу поездок на всякие тренинги и конференции, презентации и съезды, размером с чиновничью зарплату. Тем временем, за 15 лет с момента обнаружения одного самородка, где-то в других деревнях возможно уже родились новые герои и героини, готовые сами прокладывать путь к развитию, но их истории пока еще не узнал пытливый журналист, или, может быть, на их пути еще не повстречались уставшие библиотекари.

Ах да, чуть не забыла! Мальчика того зовут William Kamkwamba (Вильям Камкуамба), а книга его называется «The Boy Who Harnessed The Wind» («Мальчик, который запряг ветер»).


Записала Айнура Абсеметова

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook
Загрузка...