Письма из Африки. Чувства протеста

Казахстанский специалист и общественный деятель Айнура Абсеметова, уехавшая по линии ООН работать в Малави, в своем тридцать третьем письме рассказывает о том, почему люди выходят на демонстрации и как с этим связаны вампиры.

В электронный ящик пришло письмо от службы безопасности, предупреждающее о предстоящем протестном движении, которое пройдет в определенном районе и, скорее всего, заблокирует одну из центральных улиц, – демонстрационное шествие возмущенных граждан, требующих восстановить бесперебойную подачу электричества.
На работе за обедом я раз за разом слышу разговоры об этом протесте и о том, что каждый из коллег был бы рад присоединиться к молодцам с плакатами, да работа не отпускает. Устную солидарность с протестующими выказали практически все, ибо устали жить без света, вынужденно ложась спать в шесть вечера по причине зачастивших перебоев со электричеством на протяжении всего последнего месяца.

Я думала поддержать протестующих и даже начала искать единомышленников, но среди коллег и друзей желающих оказалось мало. «Нет времени на это», «Зачем ходить, уже же вышли общественники», «Да разве демонстрациями что либо изменишь?» – такими отговорками оправдывали свое нежелание идти на демонстрацию почти все, кому я предлагала проявить сознательность. Пришлось ехать самой. Шествие оказалось очень шумным, с плакатами на английском и речевками на чичеуа. Человек двадцать-тридцать в сопровождении людей в полицейской форме прошлись ровной колонной вдоль одной из главных улиц. Как мне объяснили позже, все санкционированные демонстрации и шествия должны сопровождаться представителями силовых структур во избежание беспорядков. Получить разрешение на проведение демонстрации здесь относительно просто. Минимум за два дня, но не дольше чем за две недели в отделение полиции подается заявка с указанием маршрута и цели демонстрации, а также количества участников. Плюс копия заявления подается в городскую администрацию (по-нашему акимат). Согласно Конституции страны и Полицейскому акту, принятому в 2009 году, граждане могут собираться в любом количестве и выражать свое мнение в любой форме, при условии, что они не причинят ущерб и не создадут угрозу жизни окружающим.

Это право соблюдается за редким исключением. Я слышала о том, что все-таки производились аресты после проведения протестных шествий. Девчонки-активистки из офиса рассказывали о том, как исчезали бесследно одни за другим особо активные граждане. Это никак не освещается прессой, поэтому из неподтвержденных данных рождаются слухи, сдобренные различными неимоверными деталями. И этих слухов достаточно, чтобы посеять в людях страх открыто выражать свое мнение. Одна из молодых активисток, девушка модельной внешности, рассказала, что после ряда ее публикаций в личном блоге с обвинением власти в коррупции и нарушении прав граждан она получила несколько угроз по телефону от неизвестных, которые обещали, что с ее близкими может произойти что-то очень нехорошее, а ее саму изуродуют. Неудивительно, что мою знакомую это сильно напугало. Свои посты она удалила и писать перестала. Это случилось в прошлом году.

Таких историй я слышу достаточно. Каждая из них заканчивается фразой «Малави – спящая страна. В ней трудно разбудить граждан к действию и активной защите своих прав. Никто не выйдет сейчас открыто противостоять».

Однако, несмотря на это, протестные движения в Малави есть. За время своего пребывания в стране я наблюдаю уже не первую крупную демонстрацию. Первая демонстрация студентов прошла в поддержку преподавателей, у которых более года задерживали зарплату. Вторую организовали медицинские работники опять же по поводу продолжительных задержек заработной платы. Демонстрация жителей, требующих вернуть свет в дома и больницы, уже третья на моем веку. Из-за отсутствия электричества и генераторов в больницах на операционных столах и в отделениях реанимации умирают люди. Особенно страдают недоношенные малыши, а также люди, чья жизнь зависит от аппаратов искусственного жизнеобеспечения. Принесли ли эти демонстрации изменения? Сложно сказать и еще сложнее отследить. Обычный, и такой знакомый всем, сценарий развития после проведенных протестных мероприятий – это обязательная реакция со стороны властей с твердым обещанием исправить ситуацию в кратчайшие сроки. Но я пока не слышала ни одной истории о том, чтобы преподаватели или медики получили повод гордиться своей зарплатой. Кажется, отсутствие реальных изменений топит ожидания, плодит разочарование и безволие.

Мой коллега по имени Клеменс, политолог как по образованию, так и по призванию считает, что многое в стране политизировано и, к сожалению, неуспех гражданских выступлений заключается в том, что они ничтожно малы. Протестующие и активные граждане «далеки от народа» и составляют лишь мизерный процент относительно 90% людей, живущих в настоящей нищете и безграмотности. Вот этот огромный пласт не читающих, живущих в ментальном плену у религиозных лидеров и на краю перманентной угрозы банального голода из-за прямой зависимости от урожая и дождей, является самой страшной силой, за власть над которой борются политики, пуская в ход все, даже детские страшилки про бладсакеров (вампиров). Один из депутатов официально заявил, что бладсакеры – это все иностранцы, которые приезжают, чтобы воровать кровь у простого народа и делать на этом деньги. Президент страны, Питер Мутарика, чтобы предотвратить массовые нападения на людей на юге, в своем официальном заявлении сказал, что лично изгнал всех бладсакеров и освободил страну от нечисти. Он также призвал всех религиозных лидеров «серьезно помолиться» за умы и души людей, чтобы избавить их от страха и нечистых помыслов. Я не могла поверить своим глазам и ушам, когда слышала и читала все эти речи в СМИ… На фоне таких страстей новости о протестах и демонстрациях меркнут и теряются.

В связи с событиями в Малави особенно рассмешили сообщения из Казахстана, в которых родные и друзья отправляли ссылки на российские СМИ, бурно сообщающие о том, что даже ООН бежал, ой, эвакуировался, не выдержав массовых нападений на иностранцев, обвиняемых в вампиризме. Ни одно уважаемое российское СМИ не осталось в стороне от возможности живописать ужасы на просторах Африки и перепечатать новость, не соизволив проверить информацию на достоверность. Я даже попробовала выступить с опровергающей информацией, однако, мои протесты остались без внимания. Жаль, что мировые средства массовой информации умалчивают о том, что демонстрации в самой отсталой стране мира не пресекаются полицейскими, а только сопровождаются. В этом вопросе Малави выглядит гораздо более цивилизованной страной, чем многие другие, где любой ценой предотвращаются попытки граждан мирно выступить за свои права, где не гнушаются арестовывать прохожих, детей и журналистов. Взять хотя бы Майские не случившиеся демонстрации прошлого года в Казахстане, где от ужаса до смеха был один шаг. Такое ощущение, что совсем скоро фишку с бладсакерами можно будет прокатить и в нашей стране.