Письма из Бишкека. Отряд баб особого назначения

Наш автор Екатерина Иващенко рассказывает об уникальной силе в киргизской политике – отряде баб особого назначения.

Письма из Бишкека. Отряд баб особого назначения 1

Участник митинга вместо того, чтобы рассказать журналисту, почему он протестует, начинает отбирать его диктофон…

Именно так я познакомилась с профессиональной участницей ОБОН – отряда баб особого назначения. Вторая встреча тоже была не мирной: на этот раз агрессию вызвала моя попытка сфотографировать митинг. Разве не внимание прессы нужно протестующим? Только не этим.

Использование женской силы давно стало уникальной особенностью киргизских акций протеста. Громкоголосые, подчеркнуто пожилые «бабы» в платках впервые стали появляться на любой акции протеста в начале двухтысячных и тогда же с легкой руки одного политика, пострадавшего от дамских ручек, получили  название«Отряд баб особого назначения». Сокращенно – ОБОН.

ОБОН пережил две революции, способствовал падению не одного политика, помог смене собственников месторождений и заводов. Политическую жизнь в Кыргызстане без баб особого назначения и их истерической пассионарности уже трудно представить.

Их боятся все, но все любят использовать. Отряд баб особого назначения нанимают политики и бизнесмены и бросают в бой везде, где надо поднять шум и покричать. И это не только митинги. Одна женщина прискорбно преклонных лет пыталась подраться со мной прямо на судебном процессе: ей не понравилось, что я брала интервью не у той стороны, что нужно.

В этом и заключается преимущество ОБОН – с ним никто не хочет связываться. Манипуляция полом, возрастом и национальным характером. Трудно идти против старой женщины – матери и аже, – даже если она орет благим матом. Против такой силы тушуется даже милиция, которая не трогает «баб», тем более не берет под стражу, что бы они ни вытворяли.

Понять, что это перед тобой не кто иной, как ОБОН, можно не только по поведению. Через пару лет активной работы журналисты стали узнавать этих женщин в лицо. Приходишь на митинг, видишь уже ставшие родными лица и понимаешь, что митинг – проплаченный.

Противостоять отряду женщин, одним своим видом и возрастом олицетворяющих народность, материнство и трудную судьбу, практически невозможно, лишь один киргизский политик, депутат, рассказал мне, как устоял после нападения «обоновки»: «В начале я растерялся и не знал, что делать: драться – позор, убегать – тоже. В этот момент мне пришло в голову единственно правильное решение: я обнял ее и стал шептать на ухо: «Ну что ты делаешь? Ну что ты так шумишь? Успокойся…». После таких ласковых слов она обмякла и успокоилась».

Считать, что ОБОН – просто кучка крикливых баб, значит, сильно недооценивать его влияние на политические процессы, пусть и уличные. Это структурное подразделение, некая группа поддержки во главе с лидером. Законы рынка, когда спрос диктует предложение, привел к тому, что спустя пару лет после возникновения группы ОБОН начали появляться в каждой области. Это чтобы не везти, например, Чуйский ОБОН на юг страны.

За годы работы члены ОБОН стали настоящими  профессионалами своего дела, за свои услуги – создание массовки, поднятие шума, срыв митинга или пресс-конференции оппонента – они берут от пяти долларов за час. Чем более значимое событие и выше ставки в конфликте, тем выше цена. Одна «обоновка» с юга во время нашего невольно совместного стояния на улице оказалась бывшей учительницей. В первый раз она вышла на митинг по-честному, за идею: повышение зарплаты учителям. И вела себя, видимо, так страстно, что ее «заметили» и пригласили в ОБОН. Материальное положение бывшей учительницы с тех пор сильно улучшилось, она даже купила машину. В первое время приходилось гастролировать по стране, а сейчас все в пределах своей области. Работа не пыльная, оплачивается хорошо – с каким-то озорным цинизмом призналась мне женщина и неожиданно с криком двинулась вперед. Это приехал местный депутат, которого ей предстояло «затролить».

Но машина и другие нехитрые материальные ценности – самое безобидное приобретение трудолюбивой «обоновки». Недавно журналисты провели расследование, результат которого вызвал в обществе шок: некоторые из бывших и действующих лидеров ОБОН сегодня сидят в парламенте и других государственных учреждениях. Причем речь идет не о случайных поворотах судьбы, характерных для трудных времен, а именно о карьерном росте. Кто-то целенаправленно продвигал этих энергичных женщин. И, судя по некоторым баталиям в Жогорку Кенеш, продолжает дергать их за ниточки. Тот же ОБОН только на продвинутом уровне.