Письма из Нью-Йорка. Дивный русский мир

Казахстанец Сергей Астафьев навсегда уехавший жить в Нью-Йорк рассказывает читателям Esquire.kz о своей жизни в городе яблока. 

Приехать в Нью-Йорк на пару дней, как турист это одно, а вот если остаться здесь жить, то можно открыть для себя город совершенно, с другой стороны. Обычному туристу очень редко попадется на глаза сцена с местным русским мужичком с похмелья, который просит пропустить его без очереди в магазине, потому что ему «ну очень надо».  Обычно «Балтика 9» до кассы, закрытой не доходит. Подобная ситуация вызывает в голове диссонанс, вроде бы находишься на другом континенте, а мужичек с банкой пива, как в родной стране неизменен.

Нью-Йорк – это город контрастов, его нельзя сравнивать ни с каким другим, порой очень трудно понять и привыкнуть к нему, но полюбить возможно.  Правда для этого необходимо немного времени, терпения и желания.

После 22 двух лет жизни в Казахстане, я хорошо понимаю менталитет и привычки людей, приехавших из бывшего СССР.  На улице на раз можно вычислить наших, особенно казахстанцев, не заметить их просто невозможно. И их больше, чем может показаться на первый взгляд.

На днях мне нужно было отвезти посылку знакомой, которая остановилась в отеле на 59 авеню, я в тот момент был в даунтауне. День был практически свободный, и я решил доехать туда на велосипеде, дорога оказалась долгой, но увлекательной. Если начать приглядываться к мелочам в бешеном ритме Манхеттена, можно увидеть много интересного.  Проезжая по Бродвею мой взгляд остановился на молодом парне азиатской внешности, который сидя в красном Шевроле, приоткрыв дверь, щелкал семечки и разговаривал по телефону в весьма знакомой мне манере. «Да еще рано…жарайді, брат»

А недалеко от Таймс сквер мне встретилась большая казахская семья, которая искала дорогу к музею Мадам Тюсо.  Мы просто встретились взглядами с женщиной из этой компании, и она сразу подошла ко мне, схватила за руку и на русском языке начала спрашивать дорогу. Наверное, меня тоже выдали какие-то черты, или я просто слишком мило им улыбался.

Вообще казахских и русских женщин узнать легче всего, знаете, что их всегда выдает? Золото. Много золота, такое впечатление, что для поездки в Нью-Йорк они прошлись по всем своим родственникам, собрали у них все что было из драгоценностей, надели на себя и поехали покорять столицу мира.

Кстати, местные бабульки с русских районов тоже красят волосы в вишневый цвет, если вы приедете на Брайтон-бич, то сильно удивитесь, Советский Союз продолжает жить в их головах.

Порой меня это огорчает, в очередной раз убеждаюсь в том, что люди, приехавшие из стран бывшего СССР в большинстве своем, привозят его образ с собой и очень боятся потерять. Хотя сами они, конечно, думают иначе, а в телефонном разговоре обязательно вставят свой брайтонский английский, который лучше не слышать никогда.

Есть еще одна отличительная черта наших, которую я не так давно заметил, но уверен в ней на сто процентов. Это торопливость. Наши люди всегда торопятся, где бы они не были. Даже если это туристы, родина дает о себе знать. Особенно это проявляется в очередях магазинов.

Нью-Йорк – город всех культур и народов мира, и каждый пытается привнести сюда свою национальную индивидуальность. В Нью-Йорке в большей степени знакомишься с традициями и привычками этих народов, чем познаешь настоящую американскую культуру. Если вы хотите узнать аутентичную настоящую Америку, то в последнюю очередь вам следует ехать в Нью-Йорк, который действительно является столицей мира.

Здесь много районов, в которых компактно проживают разные диаспоры. Есть своя Маленькая Италия, есть большой Чайна таун, известный всем бывшим советским людям Брайтон бич. В таких районах часто можно встретить человека, который вообще не говорит по-английски, хотя живет в США уже не один десяток лет. Нет острой необходимости. Например, на Брайтоне создано целое микрогосударство, с русскими врачами, аптеками, магазинами из 90-х. Честно говоря, жуткое зрелище.

Наши есть везде. И где бы вы не были, встречи с соотечественниками неизбежны. Приехавших (или понаехавших) из стран бывшего СССР отличает консерватизм, который они не забывают уложить в чемодан вместе с нехитрой утварью. Что гораздо хуже, даже в США они продолжают практиковать бытовую ксенофобию, делая это так открыто и простодушно, что хочется воскликнуть O sankta simplicitas. Заглянув на сайт русских объявлений о сдаче жилья, вы увидите предложение примерно такого содержания: «Сдам комнату девушке славянской внешности, работающей, не курящей». Это при том, что в США действует закон о запрете дискриминации по расовому, половому и другим признакам в любых проявлениях. Что касается мужчин геев, состоящих в браке, то им снять жилье у выходцев из «совка» практически невозможно.

В каждом правиле есть исключения, и когда я приехал в Нью-Йорк, то как раз нашел его. Мы никого не знали в огромном городе, понятия не имели куда идти и как тут устроена жизнь, поэтому в первую очередь кинулись к русским объявлениям, где после долгих мытарств все же нашли русскоговорящую женщину по имени Диана, которая согласилась сдать комнату без всяких вопросов. Правда она родом из Болгарии и почти всю жизнь прожила в США.

Предубеждения «русского мира» в Нью-Йорке не так уж безобидны (мол, всегда можно обратиться к другим гражданам, с более широкими взглядами), потому что для большинства новичков, только приехавших и желающих снять жилье на длительный срок, цивилизованный рынок аренды закрыт. Ведь они еще не обладают американскими документами и хорошей кредитной историей. Так что приезжающие вынуждены прибегать к таким ресурсам как «русская реклама», это единственная возможность.

Впрочем, у Нью-Йорка очень много экзаменов для своих новых граждан, и только сдав их как минимум на удовлетворительно, можно с гордостью говорить о себе – я нью-йоркец. Но об этом в следующий раз.