Письма из Нью-Йорка. Мой друг Дэвид

 Наш автор фотограф Канат Бейсекеев – о лучшем друге и своей первой выставке в Нью-Йорке.

Письма из Нью-Йорка. Мой друг Дэвид 1

Когда я поступил в Нью-Йоркскую киноакадемию, в первое время чувствовал себя не очень уверенно. Мой английский был не очень хорош, а вокруг сокурсники – гении и пижоны, понаехавшие из разных уголков мира. Они живо дискутировали на самые сложные темы на изысканном английском, а я скромно отмалчивался. К тому же все они были откровенно буржуазны, дети обеспеченных родителей, привилегированный класс. Я чувствовал себя одиноким хотя бы потому, что не мог обедать вместе с ними в центровых ресторанах Манхэттена.

Так мы и познакомились – благодаря “чикен овер райс” – курице с рисом, что продается на каждом углу Нью-Йорка, пять долларов за порцию. Из всей нашей группы только я и еще один парень питались этим. Все шли в рестораны, а мы –  за угол на улицу. Он был канадец, его звали Дэвид. Так началась наша дружба.

Нью-Йорк – жесткий город, где все борются за место под солнцем. Это честная конкуренция, но в итоге город представляется мне местом, населенным талантливыми, гордыми одиночками, одержимыми своим делом.

Большинство разговоров в профессиональной дружеской среде – не про семейные ценности, детей или политику, но про работу.

Однажды холодной зимой мы с приятелями сидели и в очередной раз делились личным опытом поисков работы. Кто-то подавал на грант в галерею и не прошел, другой получил отрицательный ответ из журнала, третий от агентства. Я признался, что каждый день рассылаю по разным адресам не меньше десяти писем, и все остаются без ответа, а Дэвид пожаловался, что ассистирует почти за бесплатно.

Письма из Нью-Йорка. Мой друг Дэвид 2

Так мы сидели и горевали, а потом – посмотрели друг на друга и решили: если у нас нет работы, мы должны создать ее сами. Из этого разговора родился сайтserazard.com, где мы планируем собирать работы молодых неизвестных художников, а также – идея выставок собственных работ. Семь фотографов из разных стран, с разным видением и стилем собрались в одну команду. Пока еще не могучая кучка, но все же…

Сначала я не верил, что из этого что-то получится. У нас не было бюджета, не было спонсоров – только желание, талант и энтузиазм. А ведь надо арендовать зал, рассылать объявления, оформлять работы. Все это требует денег, которых у нас не было.

Но тем и хорош Нью-Йорк, что он требует и помогает, берет и дает.

Зал для выставки мы нашли, бесплатно отработав два месяца на студии. Получился выгодный бартер. На все деньги, что мы собрали краудфандингом, купили дерево, из которого своими руками сделали рамы. Объявления разместили в социальных сетях.

В итоге нашу выставку посетили больше 200 человек, что неплохо для начинающих, неизвестных фотографов. Это было неожиданно и приободрило нас.

Письма из Нью-Йорка. Мой друг Дэвид 3

Нью-Йорк – удивительный город, так же как его люди. Ведь вся эта затея с выставкой не могла состояться без амбиций Дэвида Чоя, а встретить Дэвида Чоя можно только в Нью-Йорке!

Бывший менеджер по продажам, зарабатывавший в своем канадском городке 80 000 долларов в год, жил, ни в чем себе не отказывая. Но Нью-Йорк звал, и он бросил все и приехал.

Как-то я спросил: вот как тебе живется налегке, без семьи, без дома? В Казахстане в 28 лет у тебя должна быть пусть не любимая, но стабильная работа, пусть маленькая, но регулярная зарплата, жена (не будем уточнять какая), дети – словом, размеренная предсказуемая жизнь. А у тебя есть деньги хотя бы на следующий рент?

Дэвид смотрит на жизнь под другим углом. Благодаря ему я тоже теперь вижу мир не таким плоским, как прежде. Даже решение приехать во второй раз в США я принял после его сообщения.

«Подними свою задницу из зоны комфорта, хоть немного. Хуже не будет”.

Почему я вообще пишу этот трибьют другу?

Как-то получилось, что он стал для меня олицетворением Нью-Йорка. Дэвид воплощает свободный творческий дух этого города, далекий от шаблонов, которые нам навязывают с детства. Жизнь по кальке, без дерзкой мечты, по заложенной программе. Жизнь безопасная, благопристойная и тихая, как болотная заводь – ни нырнуть глубоко, ни утонуть. Школа, институт, семья, унылая работа.

Я никогда не встречал в Казахстане таких людей, как Дэвид. Не потому что мы плохие, просто другие.

В чем же главное различие?

Я думаю, все дело в мечте, которая «там» у каждого своя, они искренне в нее верят, без страха быть не такими как все.

Письма из Нью-Йорка. Мой друг Дэвид 4

Дэвиду нет дела до того, каким его хотят видеть родственники или одноклассники, успешен ли он в их глазах. Важно лишь то, чего хочет он сам.

А я даже в Нью-Йорке не могу избавиться от засевших в самое нутро страхов. А вдруг не получится, а что люди скажут, уят болады…

«Осыганда шукир», – слышу я внутренний голос, подсказывающий сдаться, если что-то идет не так. Принять правила, жить как все. И утешать себя всю жизнь тем, что мы не одни такие. Знать, что тебя ждет завтра, через неделю и 10 лет. И тихо пропадать от тоски.

Но теперь, как бы ни повернулись завтра обстоятельства, у меня всегда будет выставка в Нью-Йорке – маленькая сбывшаяся мечта. И удивительный друг Дэвид, который смотрит на жизнь под другим углом…

Письма из Нью-Йорка. Мой друг Дэвид 5


Автор: Канат Бейсекеев, фотограф