Письма из Ташкента. Уроки латиницы

Наш автор Шухрат Хурамов размышляет об итогах 23-летней реформы шрифта узбекского языка и пользе ее уроков для казахов.

Письма из Ташкента. Уроки латиницы 12 Апреля 2017 23:59

Я внимательно слежу за тем, что происходит в Казахстане, и вижу, что уже несколько лет там с повестки дня не сходит тема перехода на латиницу. Как и по многим другим вопросам, казахстанское общество разделилось на две части — противников и сторонников смены алфавита, причем вопрос сильно политизирован, так что места для лингвистики в дискуссии, собственно, и не остается. Поддерживающие латиницу видят в ней независимость и перспективы государственного языка, их оппоненты апеллируют к духовному наследию, написанному на кириллице.

Нам, узбекам, есть что сказать братьям-казахам по этому поводу. Ведь мы пережили все вышесказанное в конце 80-х годов прошлого века, когда в Узбекистане такжеразгорелись споры по поводу национального языка и алфавита, и там также не было места для науки и прагматизма, одна лишь превратно толкуемая политика и идеология.

Политизированная часть узбекской интеллигенции требовала отказаться от русского языка и кириллицы как можно скорей и перевести узбекскую письменность на латиницу. Мнение общественности или что-то другое, но уже 2 сентября 1993 года был принят закон «О введении узбекского алфавита, основанного на латинской графике». Необходимость смены письменности в преамбуле документа объяснялась следующим образом:

«Настоящий Закон, основываясь на Конституции Республики Узбекистан, исходя из положительного опыта перехода узбекской письменности на латинскую графику в 1929-1940 годах, учитывая пожелания представителей широкой общественности, направлен на создание благоприятных условий, ускоряющих всесторонний прогресс республики и вхождение ее в систему мировой коммуникации».

Датой окончательного перехода страны на новую графическую систему определили 1 сентября 2005 года.

Узбекская письменность в течение двадцатого века четыре раза подверглась реформе. В 1929 году традиционный арабский алфавит заменили модифицированной латиницей, что отправило в небытие огромные пласты духовного и материального наследия, накопленного узбеками за тысячи лет. Арабский алфавит, служивший нашим предкам в течение 12 веков, объявили враждебным. Но и латиница долго не просуществовала: в 1940 году за основу узбекской письменности приняли кириллицу. Решение 1993 года о возвращении к латинской графике последнее, пока.

Этот закон был принят на волне эйфории и пантюркизма, завладевшего умами  узбекской интеллигенции в начале 90-х. Примером служила Турция, в то время еще активно поддерживавшая узбекскую элиту и претендовавшая на роль нового «старшего брата». Осенью 1991 года в Анкаре под председательством президента Турции Тюргута Озала состоялся съезд президентов постсоветских тюркоязычных государств, где в числе прочих обсуждался вопрос о переходе на латинскую графику. Особенно активно выступали тогда такие уважаемые писатели, как Пиримкул Кадыров и популярный поэт Эркин Вахидов. Им не терпелоськак можно быстрее дистанцироваться от кириллицы и русского языка. Русофобия стала частью идеологии молодой узбекской оппозиции, где доминировали представители творческой интеллигенции – и что бы ни говорили реформаторы, именно эти чувства подталкивали страну на такое важное, сложное и дорогое мероприятие. А говорили они, что латиница приобщит узбеков к мировому информационному и культурному пространству, повысит уровень образования и т.д. – в частности, эти аргументы приводил в парламенте страныписатель Кадыров.

И вот прошло 23 года, но приобщения к мировому информационному и культурному пространству не получилось – получилось все наоборот. Как в том анекдоте, латиница в Узбекистане так и не прижилась, а кириллица свое уже отжила.

Человеку со стороны, иностранцу трудно разобраться, какая письменность здесь считается государственной. На уличных надписях – рекламных объявлениях, плакатах, вывесках и дорожных указателях – наблюдается вавилонское смешение языков и алфавитов. Искусственно созданный новый латинизированный алфавит узбекского языка не вписался в культурное и информационное пространство страны. Латиницу удалось полностью внедрить пока только в школьную программу, учебники печатаются в официальной графике. Преобладает она и в написании названий улиц и транспортных маршрутов, надписях в метро, а вот на телевидении и кино применяют одновременно два алфавита: в одних фильмах и передачах заставки, титры и рекламные вставки снабжаются надписями на латинице, в других – на кириллице.

В зоне УзNETa используют оба алфавита. Веб-сайты государственных ведомств дублируют свое содержание не только на русском и английском языках, но сразу и на двух графиках. Информационные сайты также используют два варианта узбекской письменности. Культурная, информационная и научная среда  продолжает использовать кириллицу. Газеты, журналы, художественная и научно-справочная литература печатаются на кириллице по одной простой причине – боязни потерять читателя. Не удается перевести на новую графику даже делопроизводство, в правительственных и нормативно-правовых документах, в деловой переписке люди используют кириллицу.

Это создает неудобства, ведь подросло новое поколение узбеков, воспитанное на латинице. Вся узбекская научно-справочная и образовательная база – фундаментальные труды по всем отраслям наук, диссертации, монографии, огромное количество документальной и специализированной литературы, учебники для вузов – созданы на кириллице. С переходом на латиницу этот интеллектуальный багаж для нового поколения потерялся, а новые книги – ни на кириллице, ни на латинице – в Узбекистане в таком количестве давно не издаются. Вот и получился результат, когда нет приобщения ни к мировому информационному пространству, ни к накопленному за предыдущие полвека научному и культурному багажу. На таком фоне общее снижение уровня науки, культуры, знаний и элементарной грамотности населения в постсоветский период выглядит закономерностью. Иначе быть не могло.

Я думаю, казахстанским реформаторам казахской письменности стоит учесть ошибки соседей и не повторять их, слишком уж высокую цену – образованием нации – придется платить.


Не забудьте подписаться на текущий номер