Поговорите с ними

Журналист Динара Бекболаева поговорила с психологом комитета ЧС, работа которой заключается в том, чтобы переубеждать потенциальных самоубийц в то время, когда они уже стоят на краю пропасти.

ПОГОВОРИТЕ С НИМИ

Это была поездка в районную глубинку по семейным делам. Уже на обратном пути, проезжая очередной аул, мы заметили, что на околице происходит что-то необычное. Там собралась большая толпа, которую можно было принять за похоронную процессию, но, присмотревшись внимательней, мы поняли, что стали свидетелями какого-то необычного народного обряда.

Мы остановились, стали расспрашивать, и нам объяснили, что по наказу старейшин делают жертвоприношение. Шайтан вселился в людей, и стали они убивать сами себя – неслыханное дело. Жертвенный верблюд призван был изгнать дьявола.

Понять аксакалов в общем-то можно, что еще как не нечистый дух мог вызвать волну самоубийств? Жизнелюбивые, напористые, предприимчивые и, как правило, религиозные южане стали пугающе часто сводить счеты с жизнью.

За полгода – 46 попыток самоубийства, 21 из которых завершились смертью – слишком много для одной области.

Психолог департамента комитета по чрезвычайным ситуациям области Клара Усенова в числе первых выезжает на место происшествий. «В 2015 году ездить пришлось больше, чем в прошлые годы», – говорит она. Но это не был одномоментный взрыв массового психоза: кривая линия на служебных схемах стабильно ползет вверх все последние годы. Мрачная статистика растет, а ответить на вопросы «Почему?» и «Что с этим делать?», кроме того чтобы резать жертвенного верблюда, никто особо не пытается.

Между тем причины, толкающие казахстанцев на отчаянный, самый запретный поступок в жизни, похожи. Наши люди не благополучные скандинавы или японцы, потерявшие в одночасье смысл жизни.

Наши люди сводят счеты с жизнью, когда она действительно припирает их к стенке.

Их депрессия не отвлеченно-экзистенциальная, чаще всего она имеет конкретные бытовые причины: потерял жилье, работу, нечем расплачиваться за банковский кредит… У подростков свои мотивы: несчастная любовь, травля одноклассников.

И все эти горемыки – и взрослые и дети – остаются один на один со своей бедой, какой бы серьезной или незначительной она ни казалась окружающим. Это общий знаменатель проблемы суицидов в Казахстане. Ни на уровне самоорганизации общества, ни на уровне государства у нас нет культуры взаимопомощи – не материальной в данном с случае, а психологической. Именно она нужна людям в трудную минуту и может уберечь от рокового шага.

Когда спасатели приезжают на место происшествия вовремя, Клара Усенова разговаривает с потенциальными самоубийцами. В этом заключается ее работа. И почти всегда ей удается отговорить их.

Прошлым сентябрем она несколько часов висела на окне четвертого этажа, разговаривая с молодой женщиной, собравшейся броситься вниз. Кредит в банке стал неподъемным после подорожания доллара. Психолог не обещала женщине помочь деньгами, просто разговаривала, проявляя соучастие, и этого оказалось достаточно.

Еще были трое мужчин, доведенных до отчаяния одинаковыми семейными проблемами, которые, в свою очередь, были вызваны одинаковыми денежными проблемами; уставшая от одиночества пожилая женщина, уставшая от одиночества юная дева…

Все они сегодня живы и здоровы. Их спасенные жизни Клара Усенова может смело записать в свою карму. Хотя ничего сверхординарного она не совершала и уж тем более не обещала что-то конкретное – ни денег, ни работы, ни мудрых жен, ни принцев на белом коне. Даже на краю карниза она просто беседовала с «пациентом», как беседовала бы с ним в кабинете на кушетке или в группе, подобной клубу анонимных алкоголиков (не пугайтесь ассоциаций). Прежде чем войти в помещение, где находится потенциальный самоубийца, она уточняет его или ее имя – то, каким пользуются близкие, – потом входит, если есть возможность – приобнимает, устанавливает контакт и только потом начинает разговаривать.

Не убеждать, не упрекать, не жалеть – просто разговаривать.

В это трудно поверить, но это все, что подчас нужно большинству попавших в безвыходную, как им кажется, ситуацию.

Мы не можем решить финансовые или личные проблемы друг друга. Жилье, кредиты, работа – вообще отдельная тема для разговора, хорошо бы, конечно, чтобы все граждане нашей страны процветали, но коли этого нет, можно сделать хотя бы минимум: не оставлять друг друга в одиночестве. Организовывать сообщества взаимопомощи, куда человек может спокойно прийти анонимно, не боясь огласки и риска быть осужденным.

Человек, которому так плохо, что жить не хочется, должен иметь возможность рассказать кому-то о своей беде. Не говоря уже о подростках, среди которых самый распространенный мотив – травля одноклассников. Которую, получается, не заметили и на которую ребенку некому было пожаловаться, потому что каждый сам по себе.

«Папа и мама, простите меня. Я вас люблю, и тяжело с вами расставаться, но Венера довела меня до такого состояния. Папа, прошу, накажи ее».

Это записка ученицы десятого класса школы Шымкента, Гульзаде было всего 16 лет. Клара Усенова не смогла помочь девочке: когда они со спасателями приехали, для разговоров было уже слишком поздно.


Динара Бекболаева 

 

Не забудьте подписаться на текущий номер
Динара Бекболаева