Советский и российский кинорежиссер и сценарист. Член Российской академии кинематографических искусств «Ника», заслуженный деятель искусств РФ, лауреат премии Правительства РФ.

Борис Грачевский
Фото: lenta.ru

Борис Грачевский родился 18 марта 1949 года. В 1974 году совместно с драматургом Александром Хмеликом основал детский киножурнал «Ералаш». Cкончался 14 января 2021 года в Москве на 72 году жизни из-за осложнений после коронавирусной инфекции.

Я — еврей с любой стороны. Корни у меня витебские, клинцовские. Мама у меня Жарковская, а Грачевский я по папе. Так что куда ни плюнь — одни евреи.

Только любовь может заставить жить человека как можно дольше.  Поэтому, несмотря на страдания, «разбитые любовные лодки» надо идти вперед, и вновь терять голову от любви. Поделюсь собственным афоризмом: «Мы будем жить лучше – у нас просто нет другого выхода». 

Я – ленивый трудоголик. Начинал я свою кино-жизнь на киностудии Горького. Устроился туда на работу грузчиком. Потом меня заметил и забрал к себе на работу великий Александр Роу.

Жизнь – это счастье, и я всегда хотел быть счастливым и был им.

Я не попадал на телевидение, я попал в кино, а это большая разница. Телевидение – это «сегодня», а кино – это «вечно». В кино другая система взаимоотношений со зрителем.

Наукой доказано, что мужские клетки не стареют. 

Моя бывшая жена оказалась полной дурой, как только добралась до красной дорожки благодаря мне.

Машины времени пока не существует, но есть «Ералаш», а чтобы снова увидеть мир глазами ребенка, достаточно посмотреть несколько серий этого замечательного киножурнала».

Приобрести чувство юмора невозможно. Это все равно, что родиться евреем или китайцем.

Я знаю все анекдоты до одного. Их мне еще Леонид Утесов рассказывал. Да, вот такой я древний – знал Утесова. В своей жизни я не забыл ни одного анекдота – знаю их больше тысячи. С памятью у меня, слава Богу, все в порядке.

Я испытываю удовольствие от того, что люди, увидев меня, улыбаются. Потому что за моей скромной персоной стоит доброе, симпатичное дело. Я делаю его с сердцем. Это самое большое удовольствие — работать и любить то, что делаешь.

Искренне люблю всех детей, мне важно, чтобы они ушли в хорошем настроении и чему-то научившись. Иногда мы работаем на грани фола, хулиганим, но только чтобы подразнить.

«Ералаш» развивается, живет вместе со страной. Когда появились новые объекты (пейджеры, мобильные телефоны), я очень долго не допускал их в сюжеты. Это ведь увидят и дети, которые живут в селе, а у них и телевидение едва ловится. Я за них переживаю и не хочу, чтобы они завидовали ребенку, у которого мобильник стоит бешеных денег.

Юмор всегда должен меняться. Ничего сегодня нет смешного в тех шутках, которые были у Райкина, Хазанова. Все меняется: меняется жизнь, меняется мировоззрение.

Мы теряем поколение, оно американизируется, для них наш родной Чебурашка становится менее дорог, чем всякие жуткие твари.

Мне очень интересно жить, я страшно любопытен до жизни, мне все интересно».

У меня была грандиозная история на отдыхе в Шарм-эль-Шейхе. Я шел как-то вечером и пел себе под нос. Ко мне подбежал официант и стал упрашивать: «Ну спой еще, спой!» Я ответил, что не певец, попытался ему показать на пальцах, чем я занимаюсь. В этот момент появился другой официант и сказал: «Он не певец, он режиссер русского Микки-Мауса».

Я по-прежнему сочиняю афоризмы-идиотизмы. «Я как волшебная лампа Аладдина: если меня потереть в нужном месте, я могу творить чудеса». «Седина в бороду — ​анализы в окно». «Каждый человек должен оставить след на Земле, иначе останутся только морщины»».

Мой главный девиз — ходить по солнечной стороне жизни. Есть категория людей, которые пьют только хороший коньяк. Делают маленький глоток и на языке его оставляют, потому что коньяк велик своим послевкусием. И нужно ничего больше делать, просто посидеть с ним на языке. Я тоже стараюсь чувствовать это послевкусие жизни.

Я вообще неконфликтный человек, ненавижу всякие споры. Любой мир, самый простейший, лучше любой войны. Поэтому я мечтаю, чтобы у нас с Украиной был мир, чтобы везде на земле был мир. Я — пацифист в квадрате.

«Кроме народа, нас никто не любит» — эту фразу Людмилы Гурченко я могу сказать применительно к себе.

Хочу услышать свой голос, что-то сделать, оставить важное, нужное, полезное. Нельзя жить, не оставляя след. Я хочу что-то сказать, что-то объяснить, чем старше я становлюсь, тем больше мне хочется отдать то, что я знаю. Как говорили древние, «что оставил, то пропало, что отдал, то твое». Вот мне хочется понять, для чего я это все нажил, и как могу это отдать.

Я всегда цитирую Владимира Высоцкого: «Мне есть что спеть, представ перед Всевышним, мне есть чем оправдаться перед Ним». Мне, наверное, уже есть.

По материалам Экспресс газета, Лента.ру.