Сыграв принца датского на театральной сцене Нью-Йорка, он сразу же попал в «высшую Лигу» – получил роль X-wing-пилота По Дэмерона в эпизодах «Пробуждение силы» и «Последние джедаи» популярной саги «Звездные войны». Так Оскар Айзек стал одним из самых востребованных актеров современности.

21 августа 2017 года Великое Американское Затмение было доступно всем жителям Америки от Чарлстона, штат Южная Королина, до Восточного Побережья Линкольн-Сити, штат Орегон. Манхэттен же почти полностью пребывал во мраке. Все служащие повыбегали из своих офисов и обосновались на улицах в специальных очках (бумажных таких), дабы запечатлеть на телефоны это грандиозное природное явление. Лучше всего затмение было видно со здания Эмпайр-стэйт. Башня Трампа, что на Пятой авеню, немного уступала по зрелищности. Центральный Парк был оккупирован туристами, махавшими камерами, и детьми, мило любующимися на небо сквозь самодельные приборы, изготовленные из картонных коробочек из-под сухих завтраков. Премилейшие сцены, надо признать.

В Уильямсбурге, что в Бруклине, не остался в стороне от массового безумия и наш особенный гость – 38-летний гватемало-американец Оскар Айзек, один из самых талантливых разноплановых и «взмывающих» в небо актеров нашего времени. Он, так же как и все, захотел стать свидетелем «великого американского дива». Это была первая половина дня, когда он был свободен от репетиций Гамлета, популярной постановки Публичного театра на Манхэттене, и наслаждался выдавшейся свободной минуткой. Оскар приобрел специальные темные очки и наблюдал небесное событие с балкона своей однокомнатной квартиры, в которой он проживает со своей супругой – датским документалистом Эльвирой Линд, их французским терьером Моби (которого иногда еще называют Френчтон, хотя по признанию самого Айзека, тот будто бы совсем не любит этого имени) и совсем еще маленьким сыном Юджином.

Как признается сам Оскар, однажды он уже был свидетелем чего-то подобного. «Животные просто с ума сходили. Такое ощущение, что все собаки города в раз завыли свою песню. Но это лучше, чем их вой перед чем-то более разрушительным». И он рассказал историю, когда, находясь в Майами со своей матерью, дядей, братьями, сестрами и другими родственниками, стал свидетелем урагана «Эндрю», который бушевал так, что срывал крыши с домов. Их жилище не стало исключением. А все семейство пряталось под столом, укрываясь подушками. С улыбкой на лице он уверенно говорит, что затмение – более позитивный повод для вытья собак.

В жизни Айзека грядет потрясающее событие – в декабре стартует еще один эпизод «Звездных войн» – «Последние Джедаи». Этот фильм стал самой ожидаемой премьерой года. Предыдущий эпизод – «Пробуждение силы» – собрал в мировом прокате более двух миллиардов долларов, и вы только представьте, сколько поклонников с нетерпением ждут следующий. Персонаж Айзека в «Звездных войнах» – По Дэмерон – стал одним из самых любимых, несомненно благодаря невероятной харизме, обаянию и невероятному таланту актера, сумевшему превратить роль обычного пилота Сопротивления в самого отважного героя саги. Чего только стоят его искрометные фразы, уже ставшие крылатыми среди поклонников.

В «Пробуждении силы» Айзек щеголял в кожаной курточке, эффектно появляясь в течение всего фильма. «Обожаю стиль этого парня! – восклицает Айзек. – Думаю, Райан (Джонсон, режиссер восьмого эпизода саги. – Esquire) смог вдохнуть в эту историю новую жизнь. В новом эпизоде вас ждет больше экшена и больше боевых сцен. У Сопротивления появится больше сторонников и Лея даже доверит мне стать его предводителем. Передо мной встанет громадная задача – стать главной силой Сопротивления, чтобы не ударить в грязь лицом перед принцессой».

И, несмотря на то, что на некоторые вопросы мы так и не получили ответа: выживет ли его герой, что с ним будет и как сложится его судьба, нам таки стало известно, что в следующем году Оскар Айзек приступит к съемкам в девятом эпизоде Звездной саги.

Уже сегодня можно с уверенностью сказать, что По стал новой звездой легендарной картины, наравне с Финном (Джон Бойега), Рэйей (Дэйзи Ридли) и сферическим роботом ББ-8. Как оказалось, Абрамс (продюсер «Звездных войн». – Esquire) изначально готовил небольшую роль для По, так как не видел в нем ничего примечательного, но когда познакомился с Айзеком, его взгляд на этого персонажа кардинально изменился, внеся тем самым значительные поправки в сюжет картины.

«Я прекрасно знал о судьбе своего персонажа: он должен был отыграть свои сцены, а потом достойно уйти, уступив место другим героям», – вспоминает Оскар.

Это потрясающее умение всегда оставаться абсолютно спокойным и держать себя в руках – как нельзя кстати подходит этому герою. Другим его вряд ли можно представить. Именно благодаря этому качеству он получил в 2014 году роль в фильме братьев Джоэла и Итана Коэнов «Внутри Льюина Дэвиса» о фолк-певце, жившем в шестидесятых в Нью-Йорке, фильме, частично основанном на воспоминаниях самого музыканта. Братья Коэны сами позвонили агенту Айзека и попросили прислать запись его прослушиваний. «Я осознавал, что фильм основан на реальной истории Дэйва Ван Ронка, но я совсем не был похож на него, – делится Айзек. – Он был высоченным шведом под два метра и весом около 135 кг, и когда я шел на прослушивание, то думал, что я точно не тот, кто им нужен».

На кастинге Айзек заметил фото певца Рэя Ламонтанье и немного успокоился – этого персонажа он готов был сыграть. «В тот момент я почувствовал себя более уверенным, я так и сказал кастинг-директору – о, на эту роль вы меня пригласили? Здорово!» А режиссеры просто ахнули от моей реакции, подумав: «Надо же, пришел и сразу зарубил весь проект на корню!» Они так ему и сказали. Но, в конце концов, Оскара утвердили на эту роль, и сыграл он ее великолепно, как и ждали этого братья Коэны: забавно, грустно, живо и немного грубо. Фильм был номинирован на две премии «Оскар» и три премии «Золотой глобус», на одну из которых был выдвинут Айзек в номинации «Лучший актер в комедии или мюзикле» («Глобус» забрал Леонардо ДиКаприо за роль в фильме «Волк с Уолл-стрит»).

Свой «Золотой глобус» Айзек получил за роль в мини-телесериале Дэвида Саймона «Покажи мне героя», транслировавшемся на канале HBO. В этом году журнал Vanity Fair назвал Оскара Айзека «Лучшим актером своего поколения». И, мы уверены, не за горами то время, когда Оскар (первый после Хаммерстайна) станет обладателем одноименной награды. Кто знает, как лягут звезды…

Как известно, жизнь не всегда предлагает нам лакомые кусочки, а иногда она даже может повернуть совсем не в ту сторону. И Айзек – не исключение. Оскар Айзек Эрнандес Эстрада родился в Гватемале, куда его отец – пульмонолог – ненадолго переехал из Вашингтона после окончания медицинской школы. Именно здесь Оскар-старший и познакомился со своей будущей женой и матерью Оскара-младшего – Юджинией. Через пять месяцев после рождения сына семья переехала в Америку. На тот момент у Айзека уже были сестренка Николь и братишка Майкл. Поселившись в Балтиморе, затем в Новом Орлеане, а уж потом и в Майами, родители Оскара наконец нашли достойное пристанище для своих детей. Айзеку на тот момент было шесть лет.

Айзек не сразу смог привыкнуть к особенностям жизни в Майами. «Знаете, культура того города, в котором я вырос, сильно отличалась от той, в которой мне приходилось жить. В Майами так много внимания уделяют деньгам, внешнему виду, твоему поведению, что это достаточно быстро становится утомительным».

Но, несмотря на все это, Айзек в одиннадцать лет впервые вышел на сцену. Это произошло в Христианской средней школе, в которой обучался наш герой. В ней регулярно ставились спектакли, где дети показывали сценки из Библии, но не в классическом представлении, а с некой долей иронии. Например, дети могли показать настоящий боксерский бой между Иисусом и Дьяволом на небесах. Айзек успел засветиться в обеих ролях. «О, да! Я абсолютно разносторонняя личность», – смеется Айзек.

Ему действительно нравились представления в школе, там он мог полностью погрузиться в шоу и отвлечься от семейных проблем – в то время его родители находились в состоянии развода, после которого его мама сильно заболела. Подростки по-разному переживают стресс, и Айзек стал хулиганить, из школы, не приняв во внимание особенности ситуации, после одного неприятного инцидента, его исключили.

«На самом деле, не очень-то я и расстроился. Они жаждали моего исключения, и я со спокойным сердцем удалился».

После развода родителей Айзек вместе с матерью переехал в Палм-бич, штат Флорида, где он поступил в Государственную среднюю школу. «Это было великолепно! Мне там очень нравилось. Я мог каждый день ходить в школу, а потом сразу на пляж. Там я подружился со многими интересными ребятами. Там же познакомился с парнями из Бойтон-бич, которые проживали в трейлерах. Именно тогда мне пришла в голову идея основать группу, а моя мама вместе с младшим братом шпионили за мной, боясь, что я ввязался во что-то очень нехорошее. Но, клянусь, никогда в жизни я не пробовал наркотики!» – «Никогда?» – «Нет! Я выпил-то впервые, когда мне исполнилось двадцать четыре. Нет, я не был слишком религиозным, но мне нравилось быть парнем с четкой жизненной позицией. Я, что называется, был всегда как бы сторонним наблюдателем, в том числе и своей жизни. Мне нравилось держать все под контролем, и мне жутко не хотелось этого лишиться».

Когда Айзеку было четырнадцать лет, он принял участие в шоу талантов. Вместе со своей бандой они исполняли песню Нирваны «Изнасилуй меня». «Я помню, как репетировал эту песню перед родителями, буквально выкрикивая коронную фразу, – с заливистым смехом вспоминает Айзек. – Жаль, мы не выиграли первый приз. Зато осталось желание играть и творить».  Оскару особенно полюбился стиль ска-панков и сначала он играл в группе Paperfac, затем были The Worms, а уж потом появилась собственная группа The Blinking Underdogs. «Мы участвовали почти во всех фестивалях и просто кайфовали от своей музыки! Мы были в восторге друг от друга!» Кстати, на YouTube можно найти клип 2001 года The Blinking Underdogs, выступающих на конкурсе групп Spanky’s. Айзека нет-нет можно встретить в футболке с надписью «Нью-Йорк сити» с винтажной гитарой Flying Velectric.

Но по какой-то причине он все еще не знал, чем бы действительно хотел заниматься. Был момент, когда он хотел стать военным моряком. «Саксофонист в нашей группе вырос в семье военных, и мне в голову пришла потрясающая идея! Быть тем, кто будет рушить устоявшиеся законы, и дурачиться во всю. А потом возникла идея фотографировать военные действия». Отец был решительно против. Он имел свою точку зрения на этот счет, и был уверен, что сотни ребят гибнут, потому что в верхах принимают неправильные решения. «Но, несмотря на все это, я все-таки сдал экзамен в военную академию. А потом мы собрали необходимую сумму на запись альбома, и я принял решение уйти в запас, не отказавшись при этом от идеи снимать военные действия. Но у них не нашлось подходящей должности для меня, и мне предложили пойти в противотанковую роту. Я тогда сильно смеялся. Ведь это было вообще не то, чего я хотел!»

И даже тогда, когда Оскар начал делать маленькие шажки на театральной сцене, он все еще не понимал своего предназначения. Пока однажды не оказался в знаменитой Джульярдской школе искусств, где шли прослушивания на роль молодого Фиделя Кастро в бродвейской постановке Роджелио Мартинеза. На кастинге ему сказали, что он опоздал и ему ничего не светит, но он настоял на своем, ему выдали форму, и он прошел! Правда, постановка так и не увидела свет. «Мне очень трудно давалось обучение в школе искусств. Все учителя, будто сговорившись, оставляли меня на дополнительные занятия, уверенные, что я неудачник, и что у меня ничего не выйдет. И в какой-то момент меня это подстегнуло, и я понял, что если не сейчас, то уже никогда!» Учителям не удалось вытурить его из школы, он остался, стал показывать результаты и завязал отношения на расстоянии с девушкой из Флориды. «Мои двадцать были для меня похожими на ад, просто мазохизм какой-то. Я продолжал играть на сцене, мне давали хорошие роли, я даже играл с Джессикой Честейн». (С которой в 2014 году снялся в фильме «Самый тяжелый год». – Esquire).

После выпускного он сразу же заполучил агента и к нему начали приходить хорошие роли: в сериале «Закон и порядок», в пьесе Шекспира в Парковом Театре в Центральном парке, в 2006 году он получил роль Иосифа в библейском фильме «История Рождества» (первый фильм, удостоившийся показа в Ватикане. – Esquire).

Кстати, перед тем как поступить в Джульярдскую школу искусств он уже представлялся как Оскар Айзек. И, как показала практика, совсем не зря.

«В Майами во время прослушиваний всегда было как минимум два Оскара Эрнандеса, к тому же это имя для кастинг-директоров почему-то ассоциируется с гангстерскими разборками, не меньше. И я подумал, что выбор имени может сыграть определенную роль в моей карьере».

И оказался прав. Правда, пробуясь однажды на роль у Барри Сонненфельда («Люди в черном»), Оскар услышал реплику режиссера на его представление: «Нет, нет и еще раз нет! Никаких евреев! Я хочу кубинца на эту роль!».

Возможно, актеру латиноамериканского происхождения действительно сложновато пробиться в киноиндустрии, соглашаясь на различные второсортные кинокартины, но Айзек на своем примере доказывает, что индивидуальность и осознанность могут многое изменить в судьбе актера, превратив такой «недостаток» в дополнительные возможности. Так, он играл Робин Гуда у Ридли Скотта (2010), россиянина-охранника в фильме Мадонны «Мы. Верим в любовь» (2011), армянского студента-медика в фильме Терри Джорджа «Обещание» (2017) и того самого шведа в уже упомянутом ранее фильме.

В его актерской карьере были и такие роли, где этническая принадлежность была стерта напрочь, уступив первенство его безоговорочному таланту: Стандард Габриэль в фильме «Драйв» (кстати, еще один претендент в серии впечатляющих смертей), таинственный технократ Натан Бэйтман в научно-фантастическом фильме «Из машины», режиссером которого выступил Алекс Гарланд, с которым у Айзека есть еще один совместный проект – фильм «Аннигиляция», съемки которого проходили параллельно с «Последними Джедаями». И, конечно, блистательная роль в черной комедии Джорджа Клуни «Субурбикон», написанной по сценарию братьев Коэнов, в котором Айзек играет страхового следователя, изучающего «громкие» дела Джулианны Мур и Мэтта Дэймона. 

Айзек представляет собой тот вид актеров, который как нельзя лучше демонстрирует современное общество: он невероятно талантливый, многоплановый актер, обладает той привлекательностью, которая сводит с ума и женщин, и мужчин, но он не слащав и не брутален, он цепляет своим обаянием и харизмой, он абсолютно равнодушен к славе и держит под замком свою частную жизнь. Например, вы знали, что его отец повторно женился и у Айзека есть сводные брат и сестра?

Секрет в том, что когда он приступает к новой роли, будь то наследный принц или охранник, он полностью погружается в роль, сливаясь с ней, растворяясь и отдавая ей всего себя. И зритель это чувствует, ведь зрителя обмануть нельзя.

И то, что происходит на сцене театра, когда Айзек выходит в роли принца Датского, словами не передать. Все хвалебные эпитеты станут лишь прозрачной тенью того, что происходит на самом деле. Зрители обожают его исполнение! На его игру приходил посмотреть Аль Пачино!

Сегодня Гамлет занимает огромное место в жизни Айзека. И не только потому, что каждый раз ему приходится произносить 1500 строк наизусть. «Каждый день я открываю в нем что-то новое. Как вы знаете, в пьесе очень много ссылок из Библии, поэтому разное прочтение может подарить новый смысл. Даже в одной строке могут быть заключены сразу несколько мыслей, зависит, как вы на нее посмотрите в следующий раз. Для меня это очень эмоциональный опыт, и, находя каждый раз что-то новенькое, я обязательно благодарю Шекспира за новую идею, прочтенную в его строках».

Айзеку пришлось через себя самого пропустить все эмоции, с которыми столкнулся Гамлет: безвременно потеряв отца, он резонирует с состоянием, которое сейчас проживает сам Оскар – в феврале этого года после тяжелой болезни умерла его мама. И пьеса стала своеобразной отдушиной для Айзека, во всяком случае эмоциональной точно.

«Актерская игра – тот путь, на котором можно абсолютно и полностью выразить захлестнувшие вас эмоции, в любом другом месте это будет неуместно. Если только вы не собираетесь орать во всю глотку в своей комнате, запершись на ключ, – говорит он. – Эта пьеса – прекрасная демонстрация того, как человек может справиться с болью. Последние несколько месяцев для меня были настоящим адом, потрясение было настолько сильным, что только на сцене я мог выражать свои истинные эмоции. Я позволил боли полностью вылиться через моего героя, и игра излечила меня».

Через месяц после смерти матери Айзек и Линд связали себя узами брака, а еще через месяц на свет появился их сын Юджин, названный в честь своей покойной бабушки.

Я позволила себе спросить у Айзека, какие эмоции он испытывает, ощущая себя отцом. Смог ли он переключиться с осознания того, что он сын, на осознание того, что теперь он – отец. «Сын появился в очень драматичный для меня период жизни, поэтому и эмоций у меня было предостаточно. Я даже помню момент перед самой смертью моей мамы, когда я сказал ей, что она уходит в тот мир, из которого ко мне собирается явиться мой ребенок, и попросил ее передать ему там, на небесах, чтобы он обязательно слушался меня…» Айзек засмеялся, но смех тот был очень печальным и тоскливым.

«Моя мама была для меня единственным примером безусловной истинной любви. И мне до сих пор больно осознавать, что у меня больше этого никогда не будет. И я очень переживаю, смогу ли я научить сына такой любви, – говорит Айзек, у нас возникает очень долгая пауза. – Это как будто вы жили в раю, и вам пришлось спуститься на землю».

«Получается, роль Гамлета для вас не просто роль, а возможность пережить собственную боль?»

«Да, это действительно так. Я понял одну очень важную вещь: хочешь ты того или нет, но боль случается. И она может сломать тебя. Я не видел того, кто знал бы четкий ответ, как с нею можно справиться. Каждому приходится делать это самостоятельно. Для меня это вылилось в Гамлета на сцене. Что будет и как дальше, – я не знаю».

Этот ответ сильно повлиял на меня, я еще больше стала уважать человека, что сидит напротив: он абсолютно не стесняется проявления своих чувств и не пытается надеть на себя маску благопристойности. Он честно выражает свои мысли, а в его словах сосредоточено много боли и страданий, но он держится уверенно и сильно.

После недолгого молчания Айзек поделился со мной последними новостями: они вместе с Линд ездили в штат Мэн, где на фестивале документального кино была представлена работа его супруги. Затем были съемки в фильме «Операция «Финал», которые проходили в Буэнос-Айресе. О картине известно немного, но это драма и повествует она об израильском захвате Адольфа Эйхмана в 1960 году. Айзек выступил не только продюсером фильма, но и сыграл в нем роль израильского агента «Моссада» Питера Малкина. Роль Эйхмана досталась блистательному сэру Бену Кингсли.

Сегодня Оскар вовлечен в пиар-кампанию в поддержку премьеры «Последних джедаев» саги «Звездные войны».

Из ресторана, в котором проходило интервью, он вышел налегке, подошел к своему велосипеду, прикованному к ограждению, и неспешно поехал в сторону Бруклина. Он наверняка направится далее на Манхэттен, потому как вечером его ждут преданные поклонники, жаждущие лицезреть нового Гамлета, которого он блистательно отыграет в течение всех пяти актов, а когда он рухнет навзничь на сцену в предсмертной агонии, весь зал поднимется на ноги и станет рукоплескать, и гром оваций будет нескончаемо долгим. Расходясь по домам, зрители еще долго будут обсуждать потрясающую игру Айзека, даже не подозревая, что эмоции, отыгранные на сцене, это истинная боль души, разрывающая актера от невосполнимой утраты. По дороге домой после спектакля Оскар Айзек будет слушать одного из венесуэльских музыкантов: альбом Суфьяна Стивенса «Кэрри и Лоуэлл» или музыку Алехандро Герси, больше известного как Arca. Дома он обязательно зажжет свечу и взглянет на фотографию матери, которая висит в его гардеробной. И обязательно улыбнется.


Записала Миранда Коллиндж

Перевод Юлии Беляниной

Фотограф Дэвид  Слижпер

Помощники фотографа Ллойд Стиви, Слоан Луритс

Стилист Аллан Кеннеди

Hair-стилист Эми Коморовски