Пятиминутный путеводитель по офшорным утечкам

Что такое офшор, зачем офшор для бизнеса, политика, чиновника, какие виды офшоров есть, как часто бывают утечки, есть ли будущее у офшоров и куда прятать лишние деньги, если они есть.

Пятиминутный путеводитель по офшорным утечкам 1

Офшор – (офшорная юрисдикция) – финансовый центр, привлекающий иностранный капитал путём предоставления специальных налоговых и других льгот иностранным компаниям, зарегистрированным в стране расположения центра. Кроме того, условием налоговых льгот является обязательство офшорной компании не вести бизнес в стране регистрации. Обычно налоговой льготой является фиксированный годовой платеж компании за услуги госорганов без учета оборота капитала. То есть компании, получающие 100 долларов и 100 миллионов долларов, в глазах офшора практически равны и платят равный фиксированный взнос. Обычно офшорные компании освобождены от всех видов налогов, включая налога на прибыль, чем и привлекают не только частных лиц, но и транснациональные корпорации и государственные компании. Список офшоров довольно велик и делится на несколько видов. Тем более что у правоведов нет единого критерия, что можно считать офшором.

Технически в случае, если компания платит меньше налогов и позволяет сохранять адекватную анонимность, – это уже офшорная юрисдикция.

Пример неклассический

Когда в России подняли экспортную пошлину на нефть до $400-420 долларов за тонну, в Казахстане экспортная пошлина была еще $80. Однако при экспорте российской нефти в Казахстан не возникало момента уплаты российской экспортной пошлины. Поэтому российские компании экспортировали свою нефть в Казахстан и уже отсюда экспортировали сырье в Китай, выплачивая $80 пошлины в казахстанскую казну, тем самым экономя более $300 на одной тонне. В данной сделке Казахстан выступил офшорной юрисдикцией для российских компаний со всеми признаками: оптимизация обязательных платежей в бюджет, номинальный директор казахстанской фирмы, 100-процентная законность сделок.

Какие офшоры есть?

Пятиминутный путеводитель по офшорным утечкам 2

Существуют разные виды офшорных юрисдикций. Самые популярные и простые – это острова: Британские Виргинские острова (BVI), Каймановы острова, остров Мэн, Сейшельские острова, Багамы, Антигуа и Барбуда, Бермуды, Джерси, Маврикий, Тринидад и Тобаго и т.д. На BVI и на острове Мэн были зарегистрированы несколько представительств казахстанских компаний, связанных с сырьевыми сделками. Кроме этих, популярными офшорными зонами являются южноамериканские страны: Белиз, Панама, Доминика, Коста-Рика. А еще есть офшорные юрисдикции внутри какой-то страны – как в Лихтенштейне, Монако, Люксембурге, Андорре…

Есть и функциональные офшоры – как в примере с экспортом нефти из России через Казахстан. Похожая схема была у Германии и Швейцарии. Обычно швейцарские компании, извлекающие прибыль за пределами конфедерации, платят лишь один налог, федеральный – чуть менее 9 процентов.

Зачем и кому нужны офшоры

Офшоры нужны для:

— оптимизации налоговых платежей компании;

— сокрытия реального владельца компании или денег;

— юридической страховки от рейдерства;

— доступа к каким-то преимуществам, которые предоставляет та или иная офшорная юрисдикция.

Поэтому офшорные юрисдикции полезны для крупных корпораций, которые хотят упростить налоговые процедуры и снизить уровень налоговой нагрузки. Кроме того, офшоры интересны для лиц, чей бизнес не вполне легален в той или иной стране. В таком случае офшоры используются для вывода и легализации средств.

Как относятся к офшорам разные государства

Обычно к офшорам все страны относятся с пониманием и терпимостью. Порой против них начинаются крестовые походы – утечки информации о клиентах, возмущения общественности, – однако это быстро стихает. Если уличенные политики подают в отставку, то корпоративный сектор защищает свое право оптимизировать налоговые выплаты и всегда выигрывает. Традиционно такие налоговые убежища вызывают горячий интерес спецслужб. Разведки там ищут деньги террористов, неподконтрольных торговцев оружием и компании политиков – своих и иностранных. Так как разведки не занимаются уголовным преследованием и не публикуют свои изыскания в этой сфере, можно лишь предположить, что в большинстве офшорных зон так или иначе действуют источники разведок разных стран, которые ищут компрометирующие данные на тех, кого не могут контролировать. К слову сказать, официальные органы любых стран не приветствуют такой интерес своих спецслужб к офшорам, потому что, как показывает практика, рано или поздно разведка раскапывает компромат на своих же политиков, что чревато для внутриполитической борьбы за власть. Именно это и происходит сейчас в ряде стран, где правительства вынуждены открывать расследования по материалам утечки.

Как часто происходят сливы информации

Истории известно немало крупных утечек данных из офшорных зон. Нынешняя «Панамские бумаги» (Panama Papers) с ее 11,5 млн документов на более чем 200 тыс. фирм и людей – наиболее крупная. Получила данные немецкая компания Süddeutsche Zeitung, которая и поделилась с международными журналистскими ассоциациями – ICIJ и OCCRP. В списках клиентов – 29 миллиардеров из Forbes, 12 президентов стран, свыше 120 политиков высокого ранга. До этого скандала был Virgileaks – скандал с утечкой данных на фирмы, зарегистрированные на Британских Виргинах, на котором сделал себе имя ICIJ. Консорциум журналистов заполучил (скорее всего, от персонала) жесткиe диски по всем клиентам за много лет сингапурского Portcullis Trustnet с офисом на островах Кука и Commonwealth Trust на Британскиx Виргинскиx островаx. И опубликовал эти данные в июне 2013 года. В крупномасштабном журналистском расследовании приняло участие 58 изданий. Оно затронуло 120 тыс. офшорных фирм, 12 тыс. финансовых посредников-консультантов и примерно 130 тыс. частных лиц в 140 странах, в том числе Швейцарии и России.

На тот момент в списке не было первых лиц государств, поэтому скандал постепенно затих.

В период с 2008-го по 2011 год, немецкие спецслужбы буквально охотились за данными на граждан Германии, у которых были счета в Credit Suisse и UBS. Покупали диски с данными у бывших сотрудников банков за миллионы евро. Это не была в чистом виде утечка, скорее полноценная разведывательная операция, где сотрудники германской разведки БНД действовали под прикрытием налоговой службы своей страны. В 2008 году Эрве Фальчиани, сотрудник HSBC Geneva, смог выкрасть данные на 130 тысяч клиентов банка и продал их французской и греческой фемиде. В международной прессе было минимум информации, но в политических кругах Франции это вызвало некоторый резонанс. А до этого, в 2003 году, некий Генрих Кибер, сотрудник LGT Treuhand,  своровал данные клиентов. В том же году его садят в тюрьму за мошеннические схемы в бизнесе, в 2006 году освобождают, и он разворачивает бурную торговлю базой данной. В числе прочих база на немецких клиентов лихтенштейнского банка была продана германской разведке БНД. По результатам этой сделки был арестован глава Deutsche Post Клаус Цумвинкель. После его ареста немецкая налоговая служба объявила амнистию, и тысячи богатых граждан пошли доплачивать налоги, чтобы избежать уголовного преследования. Как мы видим, утечки происходят каждый год, а с распространением интернета – даже несколько раз в год.

Пятиминутный путеводитель по офшорным утечкам 3

Насколько это страшно для офшоров? 

Не очень. Ведь бизнес гонит в офшоры спрос на низкие налоги и секретность, которые официальные юрисдикции предоставить не могут. Даже полное раскрытие документов многих офшорных фирм не сможет указать на конечного владельца – при условии, что стратегию управления активами составлял профессионал. Сейчас в мире, особенно в Швейцарии и Сингапуре, активно развивается такая отрасль гибридных финансово-юридических услуг, как family office – семейный офис, когда специальная фирма берет на себя всю организационную работу по управлению семейным богатством. Она является номинальным управляющим, открывает компании в разных офшорных и обычных юрисдикциях, штат таких фирм состоит из высококлассных юристов и финансистов, которые тщательно следят за изменениями законодательств в целевых странах.

Куда приведет нынешняя панамская утечка?

Вероятно, к отставке политиков, от которых ничего не зависит. А крупные игроки просто сделают вывод о своих ошибках и выберут регистраторов с более высоком уровнем секретности и профессионализма.

Утечка Paradise Papers

6 ноября 2017 года Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ) обнародовал массив файлов, включающий в себя 13,4 миллиона регистрационных документов офшорных компаний. Документами руководила регистрационная компания Appleby, офшоры находились в первую очередь на Каймановых, Бермудских и Британских Виргинских островах.

Среди владельцев «райских» счетов есть очень узнаваемые международные и локальные политические фигуры. Из чиновников США засветились Министр торговли Уилбур Росс, через коммерческие интересы с компанией Navigator Holdings, и Госсекретарь администрации Трампа Рекс Тиллерсон, который ранее занимал позицию директора компании Marib Upstream Services Co на Бермудах. Антон Пригодский, экс-депутат Верховной Рады Украины, является единственным владельцем зарегистрированной в Мальте TUC Ltd.  и частичным владельцем Ala Int. Ltd., обе компании числятся в списке, опубликованном ICIJ. Самым большим сюрпризом для мира, пожалуй, стало открытие, что и Королева Елизавета II имеет активы в офшорных счетах на Каймановых островах. Однако, пресс-служба Ее Высочества заявила, что действия монарха абсолютно легальны и королева заплатила налоги со всех доходов.

Из казахстанских бизнесменов офшорами владеют: глава КазМунайГаза Сауат Мынбаев, один из учредителей Казкоммерцбанка Аскар Алшинбаев и Министр оборонной промышленности РК Бейбут Атамкулов. Мынбаев и Алшинбаев владеют акциями компании Meridian Capital Ltd., на Бермудских островах. А Атамкулов и его брат Ерлан являются директорами мальтийской компании Centraz Finance Ltd.


Составил директор Фонда Financial Freedom Расул Рысмамбетов