Гульнара Бажкенова размышляет о чете Храпуновых, которые вели исключительно заурядную и банальную жизнь, до тех пор пока не стали фигурантами одного из самых громких уголовных дел Казахстана. 

мошенничество Храпуновы преступление Казахстан суд уголовное наказание

В моем любимом сериале «Во все тяжкие» герой – невзрачный, прозябавший на нелюбимой работе учитель химии, резко изменивший жизнь и ставший наркобароном после того как заболел раком, в финале признается жене: «Я ни о чем не жалею. Я жил, как хотел».

Когда-нибудь так же своим детям и внукам смогут сказать с полным на то основанием теперь уже осужденные Лейла и Виктор Храпуновы.

Их публичная жизнь до того, как они стали фигурантами уголовного дела, не отличалась ни яркими поступками, ни громкими скандалами, ни заметными высказываниями, ни хотя бы пикантными личными обстоятельствами.

Виктор Храпунов из разряда классического карьерного чиновника, добросовестно поднимавшегося по иерархической лестнице, переходя из кабинета в кабинет – из зама в первые секретари, из председателя в министры и так далее – в общем, дослужился. Эксперты не причисляли его ни к каким олигархическим группам, он не выглядел слишком амбициозным и даже, занимая высокие должности, не обладал реальным политическим влиянием, что характерно для русских, сделавших в Казахстане номенклатурную карьеру.

По личным субъективным впечатлениям, сложенным из множества пресс-конференций и других мероприятий с участием Храпунова, на которых мне довелось присутствовать, это был скованный и даже боязливый человек.

Лейла Храпунова, хоть и выглядела посмелее мужа, была обычной женой крупного казахстанского чиновника, которая открывала какие-то модные бутики и другие непонятные бизнесы, ходила по статусным вечеринкам и периодически появлялась в глянцевых журналах; если она и была известной, то больше как светский персонаж или, как у нас любят говорить, бизнесвумен.

Словом, это были непримечательные люди – острожные, неконфликтные, аполитичные. Если бы в Казахстане существовали полноценные таблоиды, то Храпуновы ни вместе, ни по отдельности никогда не попадали бы на скандальные страницы. Стерильный до зевоты образ резко изменился с началом десятых годов, после того как в Казахстане вдруг встал вопрос о земельных участках в природоохранных зонах, переданных в частные руки, и оказавшейся там же государственной недвижимости. Против супругов, к тому времени уже проживавших на берегу Женевского озера, возбудили уголовные дела.

И понеслось давно привычное и до боли знакомое.

Мало сомнений в том, что Храпуновы действительно делали то, о чем говорится в приговоре суда – об этом в Алматы, что называется, «знали все» и в годы его акимства. И сегодняшняя жизнь на берегу Женевского озера, над которым в октябре восходит радуга, в то время как в Астане уже холодно и пасмурно, тому лишнее подтверждение. Другой вопрос, почему в определенный момент истории государственная машина возбуждается именно против того или иного персонажа? Мы знаем, что наши законы действуют выборочно, и за любым громким делом тянется хвост из подковерных интриг. Понять закономерность невозможно, если не знать наверняка, как оно было на самом деле – кто к кому зашел, на кого настучал, с кем поругался, на чьи интересы наступил.

Может быть, дело Храпуновых связано с Мухтаром Аблязовым, который стал их сватом. А может быть, масштаб хищений и впрямь произвел такое впечатление, что делу дали ход.

Как бы то ни было, бывший аким Алматы с супругой сразу же объявили себя противниками диктаторского режима и развили в «Фейсбуке» активную оппозиционную деятельность. Что не удивительно само по себе, на политику ссылаются все попавшие под избирательно карающую длань казахстанского правосудия, но нельзя не обратить внимание, с каким видимым удовольствием это делают Храпуновы.

Как раскованно, творчески и иронично они, не давшие ни одного запоминающегося интервью в былые годы, ведут себя и комментируют перипетии своей внезапно ставшей интересной судьбы.

Люди явно сбросили с себя сковывающие обывательские условности. Выдохнули с облегчением, вдохнули полной грудью. Вчера перед нами был человек в футляре, а сегодня – свободная личность. Из далека купленной на ипотеку швейцарской виллы Храпуновы откровенно издеваются над попытками казахстанского правосудия наказать их. Поскольку понимают, что оно никогда их не достанет. Кажется, они никогда не чувствовали себя так свободно.

Межрайонный суд Алматы приговорил Виктора и Лейлу Храпуновых к 17 и 14 годам лишения свободы, но поймать и этапировать их до мест заключения из Швейцарии можно разве что надев на голову мешок и похитив, на что, кстати, раньше звучали жалобы от других политических беженцев, например, Рахата Алиева. Но если даже такие операции и предпринимались, то с треском проваливались.

В Соединенных Штатах почти все исковые требования Минюста к Храпуновым проиграны: «27 сентября 2018 года Федеральный Суд США в Калифорнии принял решение в пользу семьи Храпуновых и окончательно выкинул иск акимата Алматы», – торжествующе написал в «Фейсбуке» в прошлом неприметный чиновник. «Для более достоверного понимания ситуации» добавив, что из тринадцати обвинительных исков Минюста, поданных в Нью-Йорке, двенадцать исков «также были выкинуты из рассмотрения».

Его ликование можно понять.

Все это было предсказуемо, все это мы проходили не раз. С каждым годом беженцев с известными фамилиями и запутанной фабулой уголовных дел становится больше, и они все дороже обходятся стране. Судебно-политическая сага, начавшаяся в далеких девяностых с преследования, а затем и заочного приговора бывшему премьер-министру Кажегельдину, стала одним из характерных признаков казахстанского режима, который безуспешно преследует своих врагов по всему свету, но не извлекает никаких уроков из позорных поражений. Если суд против Аблязова в Лондоне, сожрав по разным оценкам до 60 миллионов долларов, и был выигран, и это единственный положительный эпизод в войне, которая скоро станет тридцатилетней, а там и до столетней недалеко, то никаких материальных и моральных дивидендов эта победа все равно не принесла.

Пиррова победа стоила Казахстану миллионов или в пересчете на отечественную валюту миллиардов, в то время как противник так и остался при своих.

Но не все измеряется и кончается деньгами. Казахстанцы не только платят за затяжную войну власти со своими врагами, но и наблюдают за тем, как вчера еще не последние люди страны, иные из которых награждены орденами и медалями, откровенно «стебутся» над ее законами. Посмеиваясь над очередным постом раскрывшейся и зажившей после сорока на полную катушку Лейлы Храпуновой, стоит отдавать себе отчет в том, над кем мы смеемся. Что бы ни стояло за каждым из уголовных дел, это не министр юстиции Бекетаев судится с Храпуновыми в суде Калифорнии и раз за разом проигрывает – это начинает и проигрывает государство Казахстан.

Проигрывает деньги, репутацию, имидж и, что самое важное и трудно поправимое, уважение сограждан.

Иначе при существующей судебно-правовой системе быть не может. Казахстан по определению не может выиграть за пределами межрайонных судов Алматы или Астаны. А если даже выиграет, потратив миллиарды, то никого и ничего не получит – стране с сомнительной репутацией живого человека не выдадут и собственность не вернут. Поэтому пора уже сложить мечи в ножны, распустить специализированный департамент Минюста, прекратить тратить народные деньги на зарубежные командировки «свободно говорящих на английском языке сотрудников» и кормить первоклассные западные юридические конторы. Все эти издержки не имеют смысла, пока. Если только не считать пользой чью-то ставшую более увлекательной и насыщенной жизнь.


Читайте другие статьи Гульнары Бажкеновой в рубрике «Бажкенова Weekly«