Издание «Такие дела» представило словарь корректной лексики, в котором рекомендуется отказаться от таких слов как «бомж», «педофил» и «девственность». 

толерантный словарь гей педофил влагалище

Иллюстрация: «Такие дела»

По мнению редакции издания, известный обществу язык часто становится «языком вражды». Как в бытовом общении, так и в средствах массовой информации употребляются слова, которые могут оскорбить ту или иную группу. Словарь под названием «Мы так не говорим» объединил в себе различные тематические направления: секс, ЛГБТ+, психические расстройства и заболевания. Авторами проекта стали журналисты, лингвисты и специалисты в социальных областях.

«Мы ничего никому не навязываем — мы лишь предлагаем задуматься», – отметили в предисловии к словарю его составители, подчеркнув, что многие термины вызывают споры даже среди специалистов и активистов.

Так, например, словарь не рекомендует употреблять слово «приезжий», аргументируя это некорректностью и негативной окраской. Такой отрицательной корреляции, по мнению составителей, лишено слово «иностранец». «Сутенера» теперь лучше называть «третьим лицом» – организатором того, что, согласно словарю, теперь следует называть «секс-работа».

«Это такая же работа, как другие», – поясняют авторы проекта «Мы так не говорим».

Словарь, по задумке создателей, является приглашением к дискуссии на тему речевой толерантности. Так, после его публикации, в Москве состоялось публичное обсуждение, в котором приняли участие российские активисты, журналисты и авторы проекта.

«Люди не «меняют полы», а делают трансгендерный переход. Я принимаю все факты своей жизни, но очень хотелось бы найти такие средства в языке, которые, описывая эти факты, не имели бы негативной коннотации. Хорошо, что появляются новые термины, но плохо, что и они со временем обрастают негативной окраской», – поделилась мнением трансгендерная женщина и активистка Екатерина Мессорош.

Целый раздел словаря посвящен, так называемым, социально уязвимым группам. К таким составители отнесли, к примеру, представителей различных этнических групп, попросив уточнять абстрактную, по их мнению кавказскую национальность.

«Есть ситуации, когда тебе вообще все равно, как тебя называют. Меня можно называть и «хачем» – я нерусская. Мне все равно. Если человек называет меня «черножопой», это больше говорит о нем, чем обо мне. Я не уязвима в смысле слов, но я всегда думаю об уязвимых. Вокруг нас огромное количестве таких людей, и это не написано у них на лбу«, – объяснила свою позицию психолог, специалист по работе с жертвами насилия Зара Арутюнян.

В зоне уязвимости оказались и человеческие органы. Так, слово «влагалище» составители рекомендовали исключить из своего словарного запаса. По их мнению, в нем есть «какой-то детерминизм — это что-то, куда нужно обязательно что-то вложить». Более удачным вариантом авторам проекта показалось слово “вагина”.

Некоторые лингвистические советы касаются не только уважения, но и удобства в понимании. К примеру, говоря о презервативах, стоит сразу уточнять: о мужском или женском средстве контрацепции идет речь. А если вы рассказываете об оргазме, то для лучшего объяснения его природы стоит добавить, от какого рода стимуляции – вагинальной или клиторальной – он случился.

Полный список толерантных слов можно найти здесь.


Записала Дина Марганова