Смерть на работе

 СМЕРТЬ НА РАБОТЕ

Основатель и владелец рекрутингового агентства Optimum Салтанат Абильтаева в сегодняшней колонке размышляет о сверхурочных рабочих часах – эффективны ли они настолько, чтобы рисковать ради них здоровьем и даже жизнью сотрудников?

Этот случай не вызвал большого общественного резонанса, в те дни страна следила за Универсиадой, и смерть одного из сотрудников дирекции не заметили, она потонула в более позитивном информационном потоке. Между тем человек умер прямо на рабочем месте, в разгар спортивного праздника, на комплексе трамплинов Сункар. Это могло быть трагическое совпадение, но стресс и переутомление тоже сделали свое дело. Можно представить, в каком режиме работали люди в преддверии и во время международного мероприятия, к которому было приковано столько внимания.

Три года назад смерть стажера в нью-йоркском банке после 72-часов непрерывной работы вызвала больше общественного и медийного внимания – об этом писали международные СМИ, комиссия по труду проводила расследование, а главное, смерть стажера заставила общество взглянуть на условия труда на Уолл-стрит. Молодой, не жаловавшийся на здоровье человек умер прямо в банке, на работе – это случайность или закономерность, которая однажды обязательно должна была произойти не с ним, так с кем-то другим? В итоге выяснилось, что стажеры Уолл-стрит – это такие современные бесправные пролетарии капитализма, что это обычное дело для начинающих сотрудников богатых финансовых корпораций работать на износ, на грани человеческих сил и возможностей. 72 часа трудового марафона – уже за гранью, и организм честолюбивого карьериста, видимо, очень сильно хотевшего попасть в Bank of America, не выдержал. Это только в фильмах труд и упорство обязательно приводят к успеху – в жизни в награду вместо штатного места в компании мечты можно получить место на кладбище. Грозное предупреждение трудоголикам.

В Казахстане широко распространено мнение о нашей якобы природной лени, однако если пройтись по офисам, то видишь, что регулярные переработки и сверхурочные являются скорее нормой, чем исключением. Только в отличие от Уолл-стрит среди штатных сотрудников, которым американским работодателям пришлось бы платить за каждый сверхурочный час. У нас же оплата за сверхурочные в принципе не практикуется, этого нет в корпоративной культуре и никакой закон о труде нам не указ, поэтому тех, кто в 6 часов вечера встает и уходит, начальники не любят, даже если все сделано и сделано хорошо. Значит, человек недостаточно любит свою работу, относится к ней формально, без души, тянет лямку за зарплату – примерно такие мнения я слышу. Ну, возможно, ровно в 6.00 и впрямь не стоит радостно вскакивать с рабочего места, но все же у меня есть один важный вопрос на сей счет: переработки эффективны? То есть даже если не касаться закона о труде и прав сотрудников, а рассматривать только с прагматичной стороны – имеет ли работа до одиннадцати часов ночи смысл? При очевидных минусах, какие плюсы в результате имеем?

Одиннадцать часов ночи – не полемическое преувеличение, в Астане в некоторых государственных учреждениях обычный режим работы продолжается до девяти, десяти вечера. Это любят ставить себе в заслугу, считать героизмом, который никто ценит, но давайте разберемся, откуда берется такой график. Мы часто выполняем какие-то консалтинговые услуги и во время собеседований разговариваем, в том числе с бывшими госслужащими. Типичная причина работы до полуночи – обыкновенная неорганизованность, хаотичность, проблемы с планированием. Причем проблема начинается с головы и по иерархии вниз. Младший сотрудник выполняет свою работу, начальник к вечеру приходит с совещания у своего начальника и требует все переделать к завтрашнему утру, либо дает срочное задание, которое надо сдать утром, и человек вынужден работать ночью, а утром идти на работу согласно служебному расписанию. Как думаете, с такой не первой свежести головой, как много ошибок он допустит? Потом сделанное еще не раз и не два требуют переделать, в свете новых открывшихся обстоятельств или потому что наверху передумали и все переиграли. В таких условиях вечного стресса и хронической усталости и речи нет про инициативу, новые идеи, тут живым бы остаться.

Давно заметила, что при сотрудничестве с государственными учреждениями развитых стран, США или Европы, назначенное время мероприятий крайне редко меняется. Встреча с господином таким-то назначена на 11 часов утра понедельника – значит, она состоится  в 11 часов утра понедельника, даже если вам об этом сообщили за полгода вперед. С нашими чиновниками все наоборот: почти никогда не обходится без переносов. И чем выше фигурант, тем чаще меняется время аудиенции или мероприятия: наши слуги народа живут в состоянии непредсказуемости, у них постоянно неожиданно возникают какие-то другие, более важные события, о которых, что удивительно, накануне было неизвестно. У меня в таких случаях всегда возникает очевидный вопрос: как же вы не знали об этом более важном еще вчера, почему оно вдруг вывалилось в расписании? Это вопрос обыкновенного планирования, точнее его отсутствия.

Казахстанские сверхурочные и переработки – следствие этого хаоса, а не трудоголизма. Если у вас в делах бардак, то вам и 24 часа не хватит. И хвастать тут нечем.

В частном бизнесе планирования чуть больше, но там тоже любят давать задание в 6 часов вечера, которое необходимо выполнить до утра, а еще работодатель бывает подвержен синдрому жадности. Чем дольше начальник видит сотрудника на рабочем месте, тем более эффективной кажется ему его работа. Казахстанском частному работодателю слишком трудно дается его бизнес, и порой он грешит тем, что хочет вытянуть все соки с тех, кому платит зарплату.

Но дело в том, что многочисленные исследования говорят об обратном: после определенного часа непрерывной работы человеческий мозг не способен фокусировать внимание, рождать идеи, появляется рассеянность и мыслительные способности падают. Соответственно, человек не способен качественно выполнять работу, подходить творчески к выполнению задач, вдохновляться.

Эффективный сотрудник тот, кто вовремя пойдет домой, отдохнет, выспится и утром бодрячком с энтузиазмом вернется на рабочее место. Это обоюдовыгодная формула: работать 7-8 часов с любовью к своему делу, а не 10-12 – с ненавистью раба. Разные исключения в виде творческих профессий с не нормированными графиками и ночными бдениями или людей с незаурядной работоспособностью опустим, это отдельная тема для разговора.

Дело не в количестве рабочих часов, а в том как организованы эти часы – если правильно и уважительно ко всем сторонам рабочего процесса, то выигрывают все, win-win, как говорят англичане. Это часть общественного договора, который стоит не только на соображениях гуманности, но и прагматизма. Сегодня первыми это поняли парни в толстовках и джинсах с силиконовой долины, чьи креативные офисы и необычно либеральная организация труда стали притчей во языцех. Передовые интернет компании нацелены на эффективность, на создание пространства для творчества, а не на скрупулезный подсчет трудодней. И не случайно, что именно они сегодня и стоят дороже всех на рынке, и являются самыми желанными местами для работы. В Google и Facebook не умирают за рабочим столом, а ходят в тренажер и закрываются в капсулах медитации в перерывах, которые определяют себе сами.

Только все это не значит, что там устроили синекуру, попав в которую можно ничего не делать, но получать зарплату. Эти парни в демократичных одеждах, кроме того, что прогрессисты и романтики остаются прагматиками, просто они знают, что для них более выгодно. Работа должна приносить твоим сотрудникам радость, удовлетворение и даже счастье, только тогда они смогут создавать великие легендарные продукты.

Традиционные консервативные компании пока с опаской относятся к ноу-хау вчерашних стартаперов вышедших из гаражей, но когда-нибудь офисы мечты станут обычным явлением, также как зеленая энергия или равенство полов и женская эмансипация.

И тогда не надо будет умирать на работе и за работу – родина все равно не оценит такие жертвы, а работодатель едва ли заметит, если только его не станет донимать пресса.


Автор: Салтанат Абильтаева

Не забудьте подписаться на текущий номер